«После смерти сына мы стали изгоями в Беларуси»

07:10 2015-10-20 31

Рейтинг 3/5, всего 3 голосов

Когда отец Миши в очередной раз увидел испоганенную могилу сына, ему стало очень плохо с сердцем. Долго плакал. А потом сказал, что поедет на Майдан, обольет себя бензином и подожжет. Может, так на его протест кто-то отреагирует, плачет 59-летняя Нина Жизневская, мать героя Небесной сотни Михаила Жизневского. Приехала из Беларуси на «Марш героев» 14 октября в столицу. Хочет встретиться с Петром Порошенко. В прошлом году в феврале президент обещал посмертно наградить ее сына орденом Героя Украины. До сих пор этого не сделал.
С Ниной Жизневской встречаемся 15 октября напротив стадиона «Динамо» в Киеве. Она стоит посреди дороги на месте, где 22 января 2014 года застрелили Михаила. Из брусчатки выложен постамент. На нем фотография Михаила Жизневского, перевязанная желтыми и синими лентами. Рядом лежит венок, стоит обрезанная 5-литровая пластиковая бутылка с красными хризантемами. Нина Васильевна опирается на палку. После инфаркта, который перенесла позапрошлой весной, ей трудно ходить.
Памятник Мише на его могиле в селе Стяг Праци возле Гомеля поставили летом этого года, рассказывает Нина Васильевна. Переходим через дорогу. Садимся в машину ее друзей, которые привезли женщину. Сделали его большим и красивым. Часть денег передали волонтеры. Остальное одалживали, и до сих пор отдаем долги. Памятник сразу же застраховали, потому что ожидали провокаций.
1 октября звонит мне один гомельский журналист: «Нина Васильевна, написали заявление в милицию, потому что на памятнике большими буквами нацарапали «Предатель». Сразу же поехали на могилу с мужем. Оба расплакались. Надпись растянулась на половину памятника. Вызвали милицию и написали заявление. Милиционеры сказали: «Кладбище тихое, спокойное. Где тут кого-то искать?». Они не собираюсь расследовать это дело. И так знают, кто это делает. Я тоже догадываюсь, но не могу назвать имя, потому что у меня нет доказательств.
По щекам Нины Васильевны текут слезы. Женщина перебирает в руках носовик.
Звание Героя помогло бы изменить отношение белорусов к Мише. Порошенко обещал сделать это еще в ноябре. Зимой, в день чествования памяти героев Небесной сотни, прорвалась к нему сквозь охрану. Он попросил записать мой телефон, обещал позвонить и устроить это дело. Но до сих пор этого не дождалась. Теперь хочу еще раз с ним встретиться.
Нина Васильевна вытирает слезы и прячет платочек в светлую рваную сумочку.
После смерти сына мы стали изгоями в Беларуси, говорит она. В Гомеле не могу спокойно выйти на улицу. В прошлом году дочь Наташу отчислили из Гомельского университета имени Франциска Скорины. Преподавательница, бывшая комсомолка, Наташе сказала: «Твой брат бандит и нацист. Он за деньги стоял на Майдане». Отказалась принимать дипломную работу, потому что ей вроде бы не нравится заглавие. После вмешательства журналистов Наташу таки восстановили. А та преподавательница вышла на пенсию.
Нина Васильевна на минуту замолкает. Трет рукой возле сердца.
В прошлом году в марте на 40 день после смерти Миши стало плохо с сердцем, продолжает. Диагностировали обширный инфаркт. Сделали операцию, шунтирование. В каждом сосуде стоят трубочки. Возобновилось всего 25 процентов сердца. Остальное не возобновится никогда. Врачи говорят: «Не знаем, сколько вам еще осталось. Живете лишь благодаря своему оптимизму». Перед смертью хочу, чтобы Мишу признали Героем. Тогда буду знать, что его могила под защитой Украины. Очень боюсь, что умру и не успею этого сделать.
«Влюбился в девушку из Донецка. Она погибла»
Михаил Жизневский родился в белорусском Гомеле. 17-летним переехал в Украину. Поселился в городе Белая Церковь на Киевщине.
Влюбился в девушку из Донецка, рассказывает Нина Васильевна. Она переехала ближе к столице, он следом за ней. Некоторое время жили вместе. Лет через пять спросила у него о той девушке. Ответил, что погибла. О подробностях не расспрашивала. Подумала: придет время, сам все расскажет. Но рассказать так и не успел.
Миша в детстве был похожим на девочку. Игрался куклами, любил варить варенье. Каждое лето консервировал овощи и грибы. Говорил: ты только смотри, чтобы правильно все делал. Очень любил жареную картошку с молоком. Часто говорил: мамка, нажарь мне бульбы, а я пока за молоком побегу.
Миша часто снится. Последний раз во сне мне говорил: скажи Алеше это его хороший знакомый, тоже был на Майдане чтобы на смерть стоял за Украину. Миша очень любил Украину. Считал ее своей родиной.