«За Украины» частными компаниями — будущее газонефтяного комплекса

06:45 2015-10-16 20

Рейтинг 1/5, всего 2 голосов

2 октября состоялась сессия Полтавского областного совета. Ее едва не сорвали общественные активисты. Выступили против вынесения на повестку дня вопроса о выдаче 22 согласований на пользование месторождениями нефти и газа в области. Объясняли это тем, что только одна из ряда компаний, «Укргазвидобування», является государственной.
Депутатов обвиняли в дерибане естественных недр и желании в конце каденции нажиться, раздав богатые углеводородами и газом земли фирмам, о которых мало, кто знает.
О том, в чем же настоящая суть конфликта, какие компании претендуют на месторождения и почему не стоит верить заявлениям некоторых популистов, рассказывает Александр Залужный, депутат двух созывов Полтавского областного совета, председатель комиссии по вопросам топливно-энергетического комплекса и рационального использования недр.
Полтавщина известна своими запасами газа и нефти. Но население области отапливает жилища дорогим российским газом. Расскажите, какова реальная картина в этой отрасли?
—  В Украине залежи углеводородов, нефти и газа есть в Ивано-Франковской, Львовской, Полтавской и Харьковской областях. Также немного в Донецкой и Луганской области, еще меньше — в Сумской и Черниговской областях. Наибольшие же запасы углеводородов, газа и газового конденсата сконцентрированы именно на территории Харьковщины и Полтавщины. На Харьковщине больше газа, а у нас — газоконденсата. Количество углеводородов приблизительно одинаково.
В нашей области право на пользование нефтегазоносными недрами имеют 32 предприятия. Из них 23 — частные, 4 — смешанной формы собственности и 5 — государственной. Наибольшие — ПАО «Укргазвидобування», ПАО «Укрнафта», ЧАО «Нафтогазвидобування», ЧАО «Природные ресурсы», СП «Полтавская газонефтяная компания».
За прошлый год часть Полтавской области в общем объеме добычи природного газа составляла более 40 процентов, нефти — 9,2 процента, газового конденсата — почти 68 процентов. За первое полугодие в этом году добыча газа увеличилась на 38 миллионов кубометров и достигла уровня первого полугодия 2014-го. Но несмотря на это, приходится констатировать — за несколько последних десятилетий нефтегазодобывающая отрасль находится в стадии стагнации.
Почему? Ведь это всегда была очень рентабельная сфера.
—  В советские времена Украина добывала до 65 миллиардов кубометров газа. Он поступал и в страны Европы, и в европейскую часть России. Общеизвестный факт, что первый газопровод был проложен с Западной Украины в Москву. Столицу России в 1960-70-х отапливали именно украинским газом. В этой отрасли было привлечено до 30 процентов трудоспособного населения.
Сегодня мы добываем 15 миллиардов кубов газа в год. И первоочередное задание государства — до 2020 года выйти на добычу 20 миллиардов и закрыть вопрос хотя бы бытового газа.
То есть в Украине уменьшились запасы природного газа?
—  Проблема не в уменьшении запасов, а в том, что последние 20-25 лет не финансируется разведывательно-поисковая работа. А это такая отрасль, которая постоянно требует поиска и открытия новых залежей, поскольку старые исчерпываются.
По статистике, ежегодно добыча газа падает на 3-5 процентов. Комплексные разведывательные работы стоят очень дорого и у государства таких денег нет. Поэтому Украина покупает газ или у страны-агрессора, или платит за реверс из Европы. В такой ситуации не стоит ожидать, что цена на газ для населения уменьшится, потому что тарифы крепко привязаны к курсу доллара. Газ закупаем за валюту, поэтому и продавать его гражданам и предприятиям вынуждены по цене, соответствующей курсу доллара. Пока не будем добывать достаточно для собственных потребностей — будем платить за газ высокую цену.
Активисты считают, что газодобывающие компании продают газ населению по завышенной цене, тогда как его себестоимость не превышает 50 долларов за тысячу кубометров. Также говорят, что топливо экспортируется за границу по 300-400 долларов. Близки ли они к истине?
-  Сегодня ни один кубометр украинского газа не экспортируется за границу. Единственная магистраль, через которую подается реверсный газ — труба из России в Европу.
Торговать газом в обход государства не может никакая компания — ни национальная, ни частная. В Украине есть единая газотранспортная система, куда все предприятия, которые добывают газ, его закачивают и потом реализуют.
Государство устанавливает и жестко контролирует цену на газ. Есть предельный уровень, выше которого предприятие не может продавать. Ниже — пожалуйста.
Мы также не можем разделить газ на полтавский и не полтавский и установить одну цену на наш газ, вторую — на миргородский, а третью — на харьковский. Такой подход не имел бы ничего общего с рыночными отношениями.
Однако есть аспект, с которым я согласен, — регионы, где добывают полезные ископаемые, должны иметь приоритет. Он — не в цене на газ, а в реализации программ, которые нивелировали бы экологическую и социальную нагрузки, которые несут эти территории.
Эту тему затрагивают многие кандидаты в органы местной и центральной власти. Обещают сделать так, чтобы проживающая на территории добычи громада имела пользу от пользования недрами. Но время проходит, а до сих пор нет хотя бы каких-то отчислений со стороны газовых и нефтедобывающих компаний. Есть ли надежда, что ситуация изменится?
—  Газовые и нефтедобывающие предприятия обложены налогом, который достигает 70 процентов. Фактически две трети прибыли они отдают в бюджет страны. Поэтому такие государственные предприятия как «Укргазвидобування» и «Укрнафта» считают, что дополнительно тратиться на социальную сферу они не обязаны.
Верховная Рада собирается пересмотреть рентные ставки и выделить из них 5 процентов, которые будут направлены в бюджет местных громад. Если эта инициатива пройдет, громады смогут получать средства на социальное развитие.
Почему раньше этого нельзя было сделать?
—  Как и НДС, и налог на прибыль, рента — один из основных источников финансирования государства. Это «священная корова», которую нельзя трогать. В нашей области за прошлый год рентные платежи по одному Лохвицкому району доходили до 4 миллиардов гривен.
Вернемся к событиям сессии. Наибольшее возмущение общественности вызвала ситуация с частной компанией «Ангро Инвест», которая претендовала на восемь участков для поисково-исследовательских работ. Были заявления, что нельзя давать разрешение предприятию, о котором ничего неизвестно.
- ООО «Ангро Инвест» основано в марте 2015 года. Зарегистрировано в Миргороде, там работает его главный офис. «Ангро Инвест» — это часть группы компаний, которые более 10 лет ведут геологоразведку в Украине и за рубежом. Предприятие владеет уникальной технологией — «тепловая томография земной поверхности». Специалисты «Ангро Инвест» изучали шельф Черного моря, месторождения Днепровско-Донецкой впадин и Карпатского прогиба, проводили работы по картированию углеводородов в России, Узбекистане, Аргентине, Бразилии.
В настоящее время компания хочет работать на Полтавщине и готова вложить около 450 миллионов гривен в геологическую разведку, бурение и освоение перспективных нефтегазоносных площадей в регионе. Это — новые рабочие места, возрождение ряда сервисных структур, которые были во времена, когда нефтегазовый комплекс области переживал подъем.
О серьезности компании и ее намерений свидетельствует и то, что «Ангро Инвест» заручилась поддержкой известной инвестиционной компании из Гонконга Eternity (Аsia) Limited. Репутация этой компании подтверждена торгово-промышленной палатой Украины. Поэтому говорить о «Ангро Инвест» как о компании-однодневке — неправильно.
Речь о восьми участках. Это четыре процента территории области?
—  Привлечь коллективы специалистов, современные технологии, мощные предприятия выгоднее, когда имеешь большие площади. Тогда единица средств на единицу изученной площади уменьшается — это экономический принцип. Из этих восьми участков предприятие может выбирать два-три, если они покажут рентабельность.
Почему вы уверены, что частные компании захотят развивать инфраструктуру и делиться с громадами своими прибылями?
—  Когда мы на заседаниях комиссии и на сессиях областного совета согласовываем разрешения, мы выдвигаем два условия. Первое: предприятие должно быть зарегистрировано в нашей области, платить здесь налоги и проводить расчеты через полтавские банки. И второе — заключать социальные соглашения. Компании подписывают меморандум с областным советом и ОГА о том, что в период деятельности будут участвовать в социально—экономическом развитии территории. Мы контролируем соблюдение условий меморандума.
«Ангро Инвест» в период развития обещает платить 9 тысяч гривен за квадратный километр площади, где идут разведывательные работы. В бюджеты громад могут поступить десятки миллионов гривен. Мы попросили компанию заключить с местными громадами соглашения на 2015 год. И они уже практически на 100 процентов профинансировали свои социальные обязательства. В местные бюджеты перечислено 1,4 миллиона гривен. Это — деньги на ремонт больниц и школ, топливо для школьного автобуса и другие неотложные потребности людей.
Если компания, получив в разработку участки, переедет или перестанет выполнять взятые на себя обязательства перед громадой?
—  Согласование и разрешение на разработку выдают на юридическое лицо по определенному юридическому адресу. В случае переезда или изменения адреса компании — разрешение аннулируется. То же касается и систематических нарушений условий соглашения.
На сессии звучали обвинения, что частные компании могут не продавать газ государству и при желании законсервировать добычу.
—  Это абсурд. Когда предприятие получает спецразрешение на разработку, оно утверждает планы деятельности — когда и что будет делать. Если компания не будет соблюдать эти планы, на нее налагаются огромные штрафы, а государство может подать в суд и аннулировать лицензии.
Относительно продажи. Газ — товар, который нельзя положить в чемодан и кому-то продать. Весь газ, который добывается на территории Украины, направляется в единую газотранспортную систему.
Однако частные компании в вопросе продажи газа находятся в более сложных условиях, чем государственные. Например, Украина обязывает наши коммунальные предприятия покупать газ только у «Нафтогаза». Ему нужно продать газ, купленный в России, чтобы выполнить договорные условия и рассчитаться за топливо. Но с 1 октября 2015 года вступил в силу закон «О рынке природного газа». Поэтому есть надежда, что государственные и частные предприятия очутятся в приблизительно равных условиях.
По моему мнению, именно такие предприятия, как «Ангро Инвест» или НВП «Нафтогазсервис», с достаточно мощными финансовыми ресурсами — могут вывести добычу газа в Украине на новый уровень.
Выделять миллионы гривен на ту же разведку, не имея никаких гарантий, что средства вернутся — государству нерационально. Можно же в одну скважину вложить 10 миллионов государственных гривен, а она не принесет дохода. Потому что как бы далеко не зашла геология и геофизика, знать наверняка, что есть на глубине 5-6 километров, не может никто. Поэтому надо давать зеленый свет компаниям, которые будут проводить фундаментальные исследования за собственные средства.