Александр Охрименко с искусственной рукой водит скутер

08:15 2015-10-26 15

Рейтинг 2/5, всего 1 голосов

Трем украинским бойцам установили протезы рук нового поколения — миопротезы. Чтобы сжать или подвигать пальцами, достаточно подумать об этом. Работают на электричестве. На ночь ставят на зарядку, как мобильный.
— До войны был участковым. В АТО служил в Нацгвардии. Ранило в январе под Дебальцево. Когда закончится война, хочу продолжать службу в МВД. Я правша. Повезло, что потерял часть левой руки, — боец батальона «Полтава» 24-летний Александр Поддубный с Полтавщины берет со стола чашку, ставит на место. В темных волосах седина. Шевелит пальцами, нажимает на клавиатуру компьютера. Когда пальцы распрямляются, слышен слабый звук электромотора.
— Рука процентов на 65 выполняет свои функции. Могу завязать шнурки, застегнуть и расстегнуть пуговицы. Когда ее не надеваю, чего-то уже не хватает.
30-летний Александр Охрименко из Переяслава-Хмельницкого Киевской области раньше делал ремонты. Под Волновахой подорвался на растяжке. Подбородок рассекает шрам. С протезом намерен и дальше работать на стройке.
— Мы как дети с рукой играемся: сжимаем, разжимаем, берем разные предметы, — говорит. — Сначала пот тек со лба от напряжения. Теперь привыкаю. Уже могу водить скутер.
Рядовому 40-летнему Андрею Шараенко из Белой Церкви в апреле под Горловкой правую руку оторвало вместе с локтем во время минометного обстрела. Служил в добровольческом батальоне «Кировоград».
— Теперь я уже левша. Учусь рукой работать. Мышцы очень ослабли после ранения. Поэтому сначала много тренировался, просил дополнительное время для занятий. Сам привязывал к культе резиновый эспандер и растягивал. Только тогда поставили протез. Думаю снова пойти в армию. Помогать ребятам: снаряды заряжать, еду готовить.
— На открытие руки работают внешние мышцы, а на закрытие — внутренние, — объясняет Алла Ромашко, директор по административной работе проекта «Жизнь без границ». — Когда вы хотите взять предмет, на них передается сигнал мозга. Так же работает миорука. Датчики улавливают сигнал и передают на кисть. Импульсы регулируют силу сжимания искусственных пальцев. Когда от руки осталась только кожа и кость — импульсам негде взяться. Поэтому нужно много работать, чтобы мышцы восстановили свою форму.
К протезам добавляется устройство управления, запрограммированное на 24 функции. Полноценно владеть им учатся в течение нескольких месяцев. Бойцов к протезированию готовят психологически.
— В ортопедическом центре нашим ребятам устроили встречу с молодым итальянцем Даниэле, — продолжает Алла Анатольевна. — Он тоже потерял руку несколько лет назад. После протезирования научился водить мотоцикл. Женился. 4-летний сын гордится отцом. Называет Терминатором. После этой встречи Саша Охрименко ожил. Тоже хочет семью и сына. Наша задача — не просто установить протез человеку, но и вернуть его к полноценной жизни.
«Умные протезы» бойцы получили в сентябре по государственной программе. Стоит миорука от 39 до 43 тыс. евро. Все трое получили ее бесплатно. Протезы установило итальянское ортопедическое предприятие «Корпора». Курс реабилитации и протезирования в центре «Падре Пио Онлус» длился 15 дней.
Сейчас в Харьковском институте ортопедии проходят передпротезную реабилитацию еще двое бойцов. Один из них, Олег Березовский, потерял кисти. Ему заменят обе руки.