Грузия: затишье после бури

12:00 2016-07-29 37 Грузия иванишвили много оно партия

Рейтинг 2/5, всего 3 голосов

8 октября в Грузии состоятся парламентские выборы. На предыдущих 2012 года партию от власти Михеила Саакашвили с преимуществом более 10% подвинула создана накануне «Грузинская мечта» (ГМ) миллиардера Бидзины Иванишвили. В последнее время его поддержка стремительно падает, хотя возвращать политику предшественников грузинские избиратели тоже не спешат. Опрос Международного республиканского института, проведенный в апреле 2016-го, показало, что на то время 20% респондентов проголосовали бы за «Грузинскую мечту», а 19% — за партию предыдущего правительства «Единое национальное движение» (ЕНД). В 2014 году, по разным оценкам, коалиционное правительство ГМ поддерживало около 50% избирателей, а за ЕНД свои голоса отдало бы примерно 22%.

Каков баланс сил в грузинском политикуме сегодня? Чем отличаются политик Саакашвили от политика Иванишвили? Как за годы их правления и их политсил изменились государство и общество? Об этом Тижню рассказал президент Кавказского института мира, демократии и развития Гиа Нодиа.

О феномене Саакашвили и феномен Иванишвили. Феномен Саакашвили — это радикальные трансформации. Он трансформационный, революционный политик. Михаил пришел на волне Революции роз, когда люди хотели чего-то нового, принципиально другого, одновременно были разочарованы неэффективностью предыдущей власти, ее неспособностью достичь каких-то результатов. Можно сказать, что Саакашвили создал современную грузинскую государственность, страну нового типа. С этой точки зрения он для Грузии является исторической фигурой. Но такие трансформации, очевидно, болезненные для многих. Кроме того, у него были свои ошибки, просчеты. Все это вместе в конечном итоге привело к его поражению в 2012-ом.

Бидзина Иванишвили пришел на волне усталости от Саакашвили и ненависти к нему. Плюс, будучи супербагатою человеком, вселил в земляков надежду на манну небесную, то есть решения всех социальных проблем. Этого, конечно, не произошло. Люди не чувствуют прогресса в экономике, а много кто видит скорее регресс. Утраченное чувство перспективы, того, что страна куда-то движется. Общество преимущественно разочаровано властью и считает, что она не имеет конкретных достижений, не способна решать их проблемы.

Читайте также: Вызовы разнообразия

Впрочем, это недовольство пока не достигло критического предела. Народ недоволен, но нельзя сказать, что возмущен. Идея возврата к правлению Саакашвили «Единого национального движения» тоже непопулярна. Одно из возможных объяснений: за Иванишвили стало спокойнее жить. Если предшественник постоянно будоражил общество, то Иванишвили успокаивает его. Возможное возвращение Михеила многие связывают с потенциальными потрясениями, но новой революции люди точно не хотят. Власть использует тот страх, и делает это с определенным успехом.

Если же говорить о внешней политике, то все правительства Грузии, начиная от позднего Шеварднадзе, декларировали приверженность европейского и евроатлантического курса. Но если для правительства Саакашвили это было главным стержнем, символом веры, основой ценностной ориентации, то нынешнее правительство продолжает курс скорее по инерции. Большинство населения поддерживает направление на Европу, поэтому властям надо делать соответствующие вещи, и она их делает. Но, если взглянуть на многих ведущих деятелей и активных сторонников «Грузинской мечты», их сложно назвать проевропейски настроенными людьми.

Проевропейские и пророссийские настроения в политике. В ГМ, в отличие от ЕНД, нет какой-то объединяющей позитивной идеи. Там есть лица, преданны европейскому выбору. Но немало и тех, кто ностальгирует по советскому прошлому. Объединяет их, с одной стороны, ненависть к ЕНД, а с другой — аура денег Иванишвили.

В общем есть много людей, которые просто не нашли себя в той Грузии, которая направлена на Европу. В ней они обречены на вторые роли, поэтому требуют чего-то другого. Хоть и понимают, что в Европе жизнь лучше, но эти нормы и институты для них чужие и непонятные. Однако им сложно артикулировать, в чем заключается альтернатива. Поэтому и говорят о национальных традициях или о православии, против которых якобы боролся Саакашвили. Таких лиц немало, в том числе и среди молодого поколения. Кто-то из них поддерживает ГМ, кто-то откровенно антизападные, пророссийские партии, которые появились сравнительно недавно. Есть и те, кто видит Грузию как государство европейского образца, но для них по разным причинам принципиально неприемлемы Саакашвили и ЕНД. Кто-то из них тоже входит в ГМ, но большинство называет себя «шуашистами» грузинском, или «серединщиками»: они могут поддерживать третьи силы вроде «Свободных демократов» или вообще не голосовать.

Чиайте также: История невозврата

О балансе сил в грузинской политике накануне выборов. В целом в стране наблюдается определенная апатия к политическому классу. Около половины избирателей говорят, что собираются идти на выборы, но не знают, за кого голосовать. То есть им никто не нравится. Учитывая же такой высокий процент тех, кто не определился, любые прогнозы крайне ненадежны. Но на этом этапе у нас нет других данных, кроме результатов опросов, которые дают примерно одинаковые цифры.

Для тех, кто таки определился с выбором, лидерами являются ГМ и ЕНД, которые имеют 18-22%. Первая из политсил имеет на 1-2% больше, но между ними примерный паритет. Далее идут две другие партии, лидеры в соревновании за то, чтобы стать третьей силой: новая организация «Движение — государство для народа», созданная оперным певцом Паатою Бурчуладзе, и «Свободные демократы» Ираклия Аласании. Они дистанцируются и от ГМ и ЕНД и ориентируются на «шуашистив». В целом эти силы за проевропейскую Грузию, по меньшей мере декларативно, однако в случае с Аласанией, учитывая политическую биографию, имеем больше оснований ему в этом доверять.

Дальше есть еще три партии, которые имеют шанс преодолеть 5% барьер и попасть в парламент, но могут и не достичь такого результата. Это ливопопулистськи лейбористы, а также две откровенно антизападные, пророссийские силы: «Альянс патриотов Грузии» Давида Тархана-Моурави и «Демократическое движение» Нино Бурджанадзе.

Поэтому, если оперировать имеющимся данным, ни одна партия не сможет получить более 50% мандатов в парламенте. Но ГМ все же рассчитывает на большинство благодаря административному ресурсу, который работает преимущественно в мажоритарных округах, а они могут дать почти половину всех мандатов. Вполне вероятно, что так и будет. Если же этого не произойдет, то после выборов нас ожидают сложные переговоры о создании коалиции. Думаю, план «Б» для Бидзины Иванишвили такой: если не удастся купить население, можно купить какие-то из партий, преодолевших барьер, чтобы создать с ними правящую коалицию. Хотя в ЕНД надеются, что ГМ не сможет выиграть выборов, а это, не исключено, создаст новую динамику, когда более легитимной станет оппозиционная коалиция во главе с ЕНД.

О политическую эволюцию грузинского общества. Саакашвили основном удалось преодолеть массовую коррупцию. Ее возвращения никто не желает. Но борьба с этим негативным явлением предусматривает ослабление личностных связей, основанных на обмене различными благами в ущерб закона. Когда только начинались реформы Саакашвили (сейчас я даю пример изменений в университетской системе), студенты выступили против министра образования, поскольку тот хотел искоренить «институт двоюродных братьев». Если все будет по закону и не надо блата, то зачем тогда родственники? Традиционная структура общества, в которой в Грузии привыкли, заключается в принципе «ты мне — я тебе, все мы друг другу друзья, поддерживаем и помогаем». Но это происходит за счет законности, государственности, формальных правил. Поэтому реформы Саакашвили часто воспринимались как культурное насилие над устоявшимися представлениями и традициями общества. Отчасти именно это создало впечатление о его авторитарности, хотя такие обвинения тоже имеют реальные основания.

Читайте также: Украина, Грузия и Молдова потребовали немедленного вывода российских войск

Про точку невозврата на пути к современному государству. В какой мере грузинское общество эту точку, возможно, прошло. Например, Саакашвили предполагал, что мы без него вернемся к коррупции, которая была во времена Шеварднадзе. И действительно, можно утверждать, что элементы непотизма вернулись. Назначения во многих регионах или государственных учреждениях нередко основываются на личностных, дружеских или родственных связях. Но массовой коррупции не видим. Какой бы жесткой была риторика в ГМ относительно предыдущей власти, суть реформ Саакашвили там фактически признают и пытаются его достижения сохранить. Партийцы знают: если, например, полиция снова начнет брать взятки, то гораздо больше людей будет требовать возврата Михеила. Поэтому пока что можно говорить о стабильности результатов реформ, проведенных в правление ЕНД.

О появление Иванишвили в политике. Он вернулся в Грузию в начале 2000-х, до Революции роз. И с тех пор не возвращался в Россию. Возможно, у него были проблемы с Путиным, когда тот начал давить на олигархов, поэтому подумал, что на родине жизнь будет спокойнее.

Иванишвили — очень закрытая, непубличная личность. Он никогда не показывался среди многолюдных собраний, но вел благотворительную деятельность, да и то в основном в двух направлениях: поддерживал интеллигенцию и церковь. Благодаря ему построили самый большой храм в Тбилиси. Его приход в политику был полной неожиданностью. Несмотря на большую замкнутость, в Иванишвили оказались достаточно серьезные интеллектуальные амбиции. Сейчас он почувствовал вкус к дебатам на публике, поэтому постоянно подчеркивает, что у него особенно развита «способность к анализу». Очевидно, на каком-то этапе, когда Саакашвили начал терять популярность, но фигура, способная его уравновесить, еще не появилась, Иванишвили решил, что сможет это сделать со своими миллиардами. Он был прав: обещал, что станет премьер-министром, и стал им, а за год (тоже обещал, хоть и несколько раньше) ушел в отставку.

Но для чего ему власть? Почему он ушел, только ее получив? В чем сущность его политического проекта? Это предмет для спекуляций. Иванишвили явно не нравится руководить текущей деятельностью правительства и быть ответственным за конкретные политические решения. Но хочет, в правительство был лояльным к нему. По разным оценкам, его состояние составляет около $7 млрд, а в Грузии нет больше никого, кто имел хотя бы миллиард. То почему не транслировать экономическую власть в политическую? Нужно найти формулу: кто бы ни был в правительстве, он должен быть твоим.

Читайте также: Саакашвили больше не сможет вести политическую деятельность в Грузии

Очевидно, в этом случае Иванишвили все рассчитал как бизнесмен: закупил Грузию как политическое предприятие и хочет сохранить условный 51% в ее руководстве. Премьер-министры, что были после него, — это просто менеджеры, поставленные во главе его новой компании. Делегируя им какие-то полномочия, он может вмешаться в любое, когда посчитает нужным. Это дает возможность Бидзине жить комфортно в стране, которая ему фактически принадлежит, поэтому он надеется сохранять такую ситуацию довольно длительное время.

Баланс влияния личности и институтов в грузинской политике и государстве. Нормативно зрелое общество должно зависеть от институтов. Но по сей день мы больше зависели от личностей, великих людей, как Ґамсахурдиа, Шеварднадзе, Саакашвили… Последний пытался создать институты и в известной мере имел в этом успех. Но пока он был при власти, считалось, что их стабильность основывается на его личностных качествах. Поэтому пока мы не достигли точки, когда страна больше зависит от институтов, чем от человека. Возможно, Иванишвили тоже думает, что содействует развитию институтов. Но он должен лично оставаться гарантией того, что процессы происходят правильно. Для него точка отсчета — 2030 год: постоянно повторяет, что именно к этому времени все будет так, как положено… Отсюда напрашивается вывод: как минимум до тех пор он надеется сохранить контрольный пакет акций в «предприятии Грузия». Но тогда ему исполнится всего лишь 74 года, при этом Иванишвили ведет очень здоровый образ жизни. Поэтому можем только гадать, чего ему захочется в перспективе.

О будущем Грузии в следующие 5-10 лет. Многое зависит от результатов выборов в октябре, поэтому предсказывать сложно. Даже если Иванишвили сейчас и удержит власть, вряд ли у него сохранится стабильное существование: недовольство в обществе никуда не денется. Но, если будет другое правительство, которое не будет подчиняться ему, покоя тоже не стоит ожидать. Поэтому ближайшие 5-10 лет сложно поддаются прогнозированию. Однако они могут определить многое в долгосрочном развитии страны. Надо помнить о нестабильности вокруг нас: в Турции, Армении, Азербайджане с нефтью, в России, Украине, Европе… Когда и внутри, и снаружи все такое неопределенное, сложно представить Грузию островком стабильности.

——————————————

«Грузинская мечта — Демократическая Грузия» — политсила, основанная миллиардером Бидзиной Иванишвили, которая стоит во главе правящей коалиции и имеет больше всего мандатов в парламенте. Политической партией она стала в апреле 2012 года, а с 2011-го действовала как общественное движение (на то время Иванишвили имел французское гражданство, поэтому не мог создавать партий в Грузии). На выборах 2012-го шла в альянсе с шестью политсилами, которые декларировали различные, но преимущественно консервативные или центристские идеологии. Хотя сам Иванишвили на момент предвыборного старта провозглашал обещания больше социальной направленности, в частности о восстановлении сельского хозяйства страны, вовлечение в этот сектор государственных инвестиций, о реформе налогообложения для малообеспеченных, базовую медицинскую страховку для каждого. А также декларировал продолжение евроатлантического и европейского курса и параллельно важность нормализации отношений с Россией и намерение сделать Грузию «предсказуемым партнером» для международного сообщества. Сегодня правительственная коалиция имеет в парламенте 87 мандатов из 150. Впрочем, в 2014-м из нее вышла «Наша Грузия — Свободные демократы» бывшего министра обороны Иракли Аласания (партия перешла в оппозицию). А уже в этом году, ближе к выборам, коалицию покинули еще две участницы, объявив о намерении баллотироваться в октябре не в альянсе с ГМ, как в 2012-м, а отдельно.

«Единое национальное движение» — правоцентристская партия, основанная Михаилом Саакашвили в 2001 году. Декларирует приверженность к реформам, интеграцию с НАТО и Европейским Союзом; ранее декларировала восстановление контроля Тбилиси над самопровозглашенными сепаратистскими образованиями Абхазии и Южной Осетии. Дважды (на выборах 2004-го и 2008-го) получала большинство в парламенте. Сейчас вызов для партии заключается в том, что без Саакашвили она не может достичь очевидного лидерства. Кроме того, в последнее время в информационном пространстве стали появляться свидетельства о внутрипартийном расколе. Например, в декабре 2015 года (и что странно, до того на малоизвестном украинском сайте) появилась якобы запись разговора между ведущими представителями политсилы, из которого можно предположить, что идет борьба за влияние внутри нее между Саакашвили и другими ведущими членами политсилы. Ранее, в 2012-2013 годах, из партии начали активно выходить парламентарии.

«Свободные демократы» — партия декларирует либеральный, проевропейский курс, а также популярные экономические приоритеты: свободную рыночную экономику, обеспечения устойчивого экономического роста, борьбу с бедностью, создание рабочих мест, социальную защиту. Основана в 2009 году Иракли Аласанией как оппозиционная к правительству, сформированному партией Саакашвили (по его президентства Аласания был послом Грузии в ООН, главой «правительства Абхазии в изгнании», помощником президента Грузии в грузино-абхазских переговорах). В 2012 году «Свободные демократы» шли на выборы в коалиции с «Грузинской мечтой». Но 2014 года партия покинула коалицию после того, как ее лидера Аласанию (кстати, на то время одного из самых популярных политиков страны) был уволен с должности министра обороны. В знак протеста в отставку также ушли министры иностранных дел и европейской и евроатлантической интеграции (оба из «Свободных демократов»). Это стало первым серьезным политическим кризисом коалиции ГМ.

«Демократическое движение — Единая Грузия» — правоцентристская партия во главе с Нино Бурджанадзе, основанная в 2008 году. На выборах 2012-го выступала в оппозиции к правительству Саакашвили. В нынешнем парламенте политсила не присутствует, но собирается баллотироваться на октябрьских выборах.

——————————————

Гиа Нодиа — президент Кавказского института мира, демократии и развития (CIPDD), декан Международной школы кавказских исследований в Государственном университете им. Ильи Чавчавадзе. В 1976 году окончил факультет философии Тбилисского государственного университета. 1982-го в нем же получил звание кандидата философских наук. В 1980-1995 годах — научный сотрудник, ученый секретарь, глава отдела политической философии Института философии Академии наук Грузии. В 2001-2005-м — профессор и декан факультета политологии Университета им. Ильи Чавчавадзе. В феврале — декабре 2008‑го — министр образования и науки Грузии. Член редакционного совета международных научных изданий Journal of Democracy и Comparative Strategy. Продуктивно пишет о вопросах демократизации, развития институтов, национализма в посткоммунистических странах, а также о конкретных проблемах политического развития в Грузии и кавказском регионе в целом.


Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
07:22 2017-05-24 7

В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
20:17 2017-05-23 16

В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
18:23 2017-05-23 18

«Исламское государство» взяло ответственность за теракт в Манчестере
16:19 2017-05-23 15

Офицер из Новосибирска погиб в Сирии
07:22 2017-05-23 20

Названы темы неожиданных майских переговоров Путина и Макрона
20:15 2017-05-22 9

В Сирии погиб еще один путинский «ихтамнет»
16:15 2017-05-22 25

Все сирийские повстанцы покинули город Хомс
08:17 2017-05-22 12

«Мумия»: финальный удлиненный трейлер выдал «козыри» фильма
22:20 2017-05-21 14

Вася Обломов высмеял российское телевидение в новом клипе
21:22 2017-05-21 30