The Economist: Горький послевкусие

14:22 2016-07-22 42 процентный реформа рост турецкий Турция

Рейтинг 3.5/5, всего 4 голосов

В прошлом году, пытаясь угнаться за спросом на экскурсионные туры Стамбулом, Сонер Туфан решил переехать в новый, более просторный офис. «Вот были времена», — вздыхает его партнер по бизнесу Али Емра. Им принадлежит одно из самых рейтинговых экскурсионных бюро Стамбула. Впрочем, после ряда терактов в Турции количество заявок на туры уменьшилось с 20-30 в день до 3-4. Теперь расширения они считают ошибкой. По их словам, многие экскурсоводы оказались вообще без работы.

Спад туризма в Турции уже заметно по опустевшим улицам и безлюдным отелями, но экономическая статистика пока молчит. Банки реструктурировали займы для промышленности; показатели проблемных кредитов начнут расти лишь со следующего года, говорит главный экономист DenizBank Озлем Дериджи. Как все это скажется на платежном балансе страны (2015-го половину дефицита в торговле товарами покрыли доходы от туризма) станет понятно в конце лета. Главный экономист Garanti Bank жа нихан Зия-Эрдем не исключает, что замедление экономики может съесть целый процентный пункт в нынешних темпах роста.

Это плохая новость для президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана. Экономика уже растет медленнее, чем во времена его премьерства. Тогда годовая динамика составляла 7-8% (см. «На углеводную диету»). Относительно немалый 4,5-процентный скачок в I квартале этого года (по сравнению с аналогичным периодом предыдущего) обеспечило преимущественно поднятие минимальной заработной платы на 30% с 1 января, что способствовало увеличению потребительских расходов. МВФ ожидает дальнейшего замедления темпов роста Турции — до 3,5% в 2018-ом.

Читайте также: Новые-старые друзья Эрдогана

Впрочем, Турция уже имеет значительный дефицит платежного баланса, который не так легко уменьшить. Дешевая нефть и снижение спроса на импорт других товаров в результате падения турецкой лиры способствовали тому, что 2015 году он не превысил 4,5% ВВП. Но экономист консалтинговой компании Oxford Economics Нафез Зук ожидает, что из-за спада туристической индустрии этого года дефицит составит 5%, а в 2017-м — 5,4%.

Это плохой сигнал, ведь свидетельствует о том, что способность Турции рассчитываться за импорт и далее зависит от ненадежных иностранных кредиторов и инвесторов. Внешние долги государства резко возросли: с 38% ВВП в 2008-м до 55% ВВП в конце 2015-го. Более 90% их в иностранной валюте. Дальнейшее обесценивание лиры, не исключено, приведет к диспропорции между долгами компаний перед кредиторами и способностью их погашать. А если иностранцы запаникуют, финансирование бизнеса может прекратиться.

Впрочем, не похоже, чтобы турецкая экономика стояла на пороге кризиса. Большинство компаний берут долгосрочные валютные займы, отмечает Зук. А многие из них (в частности, в области энергетики и недвижимости) цену на свои продукты выставляют в долларах. Это в определенной степени защищает их от дальнейшего обесценивания турецкой валюты. Кроме того, за Brexit и общее замедление мировой экономики вновь отложено роста процентных ставок в зажиточном мире, которое оттянуло бы капитал с развивающихся рынков.

Эрдоган, вместо того чтобы улучшать инвестиционный климат в целом, щедро раздает субсидии и налоговые льготы

И все же Турция могла бы сделать немало, чтобы стимулировать рост своей экономики. Например, отменить правила увольнения с работы, которые не поощряют работодателей нанимать новый персонал, улучшить качество образования и вывести огромную часть экономики из тени. За I квартал инвестиции уже упали. Чтобы восстановить их, нужно больше политической и экономической стабильности, считает главный экономист крупнейшего турецкого бизнес-лобби TUSIAD Зюмрют Імамоглу. Кроме того, по ее мнению, увеличение объема сбережений — сейчас мизерного — могло бы уменьшить зависимость Турции от непостоянных иностранных инвесторов. Без таких реформ на определенном этапе роста неизбежно остановится.

Однако речи Эрдогана свидетельствуют о том, что его интересуют скорее быстрые спасательные мероприятия, чем серьезные, но непростые реформы. Он публично критикует центральный банк (теоретически независимый) по завышению процентных ставок и обвиняет загадочное «процентное лобби» в том, что оно душит инвестиции. На удивление экономистов, президент даже заявил, что низкие процентные ставки замедлят инфляцию (это в корне противоречит общепринятому мнению).

К сожалению, критика Эрдогана, похоже, таки действует на центробанк. В июне годовая инфляция в Турции выросла до 7,6%, что значительно превышает официальный целевой показатель 5%. Впрочем, за последние несколько месяцев регулятор смягчил денежно-кредитную политику под предлогом упрощения режима процентных ставок (действительно слишком сложного). Но, как отмечает Джевдет Акчай, главный экономист другого турецкого банка Yapi Kredi, инфляция стала меньше реагировать на кредитно-денежную политику. А поэтому снизить ее снова без резкого повышения ставок и соответственно без вреда для экономики будет гораздо труднее.

Читайте также: Оттеснить русских

А Эрдоган, вместо того чтобы улучшать инвестиционный климат в целом, щедро раздает субсидии и налоговые льготы. 28 июня правительство объявило о пакете содействия инвестиционной деятельности. Он предусматривает, в частности, освобождение инвестиций от налога на недвижимость, снижение гербового сбора на контракты, а еще субсидии на исследовательскую и проектно-конструкторскую деятельность. Пока что бюджет Турции демонстрирует первичный профицит (то есть до выплат на обслуживание кредитов), но это в основном благодаря разовым поступлениям, в частности от аукциона по продаже частот для вещания. Тем временем законопроект о совершенствовании налогообложения в парламенте пылится.

Вице-премьер Мехмет Шимшек признает, что в последние годы реформам мешал избирательный цикл. Но заявляет, что в дальнейшем правительство будет принимать основательный мероприятий. По его словам, зависла налоговая реформа таки должен превратиться в закон, как и новая политика управления частными пенсионными накоплениями, направленная на увеличение сбережений граждан. «Если мы успешно проведем реформы, Турция сможет вернуть высокие темпы роста», — говорит Шимшек. Альтернатива осталась неозвученной, а заключается она в том, что без реформ Турция просто еле держаться на плаву.

© 2011 The Economist Newspaper Limited. All rights reserved

Перевод осуществлен с оригинала «украинской неделей», оригинал статьи опубликован на www.economist.com