Франция. Обновление символов

15:11 2016-07-21 62 все много ницца Свобода теракт

Рейтинг 3/5, всего 6 голосов

14 июля для многих французов является началом отпуска. Так продолжается уже не первый десяток лет: активную политическую и экономическую жизнь в стране практически замирает на месяц, от Дня взятия Бастилии до 15 августа, католического праздника Успения Пресвятой Богородицы. Традиционно французы в этот период отдыхают, путешествуют, замедляют привычный ритм жизни. Спокойное Евро‑2016 якобы также

сулило желанную тишину.

Для многих, кто вышел в национальный праздник посмотреть салют в Ницце, это был первый день отпуска. Жители города, иностранные туристы, дети, подростки, пожилые люди… среди погибших в террористическом акте, еще не все идентифицированы, лица разного возраста, происхождения, веры… Есть один украинец. Почти треть жертв теракта, умерших и раненых, мусульманской веры. Действовал Мухаммед Булель в интересах «Исламского государства»? Как ни парадоксально, это, пожалуй, не самый важный вопрос, что требует ответа.

Водитель смертоносного грузовика, который совершил теракт на Английской набережной в Ницце, посмертно признан психически неуравновешенным. Следствие установило, что он любил погулять и выпить, имел «беспорядочная сексуальная жизнь», радикальным исламом, согласно исследованию компьютера, которым он пользовался, заинтересовался лишь за две недели до совершения массового убийства мирных жителей, которых никогда до этого вечера не знал и не видел.

Чиатйте также: Первая реакция на теракт в Ницце: отчаяние и растерянность

«Мухаммед Булель начал отпускать бороду дней за десять до трагических событий, — пояснил на пресс-конференции прокурор Ниццы. — Он посещал сайты исламских радикалов, но все же ничего не указывает на его прямую связь с руководителями и координаторами «ІДІЛ». К поиску и подтверждение или отрицание этого было приложено много прокурорских усилий и времени. По-человечески это понять можно: чтобы бороться с врагом, его надо знать в лицо. Идентифицировать. Геолокалозувати. А потом победить или уничтожить.

Впрочем, новая глобальная война, что теплится и взрывается терактами в Париже и Ницце, Брюсселе и Стамбуле, а также в других уголках мира, использует совершенно другие механизмы. Ее оружие — запугивание, дезориентация во времени и пространстве. Чем розмитоший смысл коллективных убийств и невизначеноша персональная мотивация террористов, тем эффективнее террористический акт достигает своей цели: вытеснение свободы с европейского общественного пространства и замена ее на страх, покорность, панику.

Именно это наблюдаем вокруг теракта в Ницце. Неадекватное лицо, поссорилась с целой семьей. К мечети радикалов активно не посещал, с женой, матерью троих совместных детей, развелся, одевался по-европейски, имел мелкие неурядицы с полицией, но в списках потенциальных террористов не фигурировал… Итак, убийство им 84 человек и ранение нескольких десятков — это досадное исключение или все же печальная соответствие логике запущенного конфликта между теми, кто любит свободу и борется за нее, и теми, кто ее ненавидит?

Воспитанные на светлых лозунгах пацифизма поколения французов не хотят верить, что необъявленная война, которая уже идет, никому и нигде не оставляет полностью безопасной территории

Ницца, Charlie Hebdo, «Батаклан»… За полтора года Франция пережила три мощные террористические атаки. Или страна научилась предотвращать попытки терактов? И вообще, реально идентифицировать и останавливать таких, как Мухаммед Булель, одиноких волков, что, похоже, вдохновляются примерами других терактов и действуют не обязательно в согласии с координаторами «Исламского государства»?

«Трудно говорить только о недосмотре, о нехватке материальных средств для соблюдения безопасности, — говорит знакомый полицейский, который, в частности, работал с последствиями парижского теракта на «Стад де Франс» в ноябре прошлого года. — Причины терактов не только социальные и политические. Хотя, бесспорно, бедность, безысходность, царящая в нищих кварталах, высокий уровень безработицы и неонтегрованость до французского общества определенной категории выходцев из иммигрантских кругов сказываются. Действительно, полиции не помешает иметь лучшее оборудование, больше полномочий в ограничении действий всех тех, кто попал в списки опасных радикалов… на Днях министр внутренних дел обратился к молодежи с призывом записываться в операционный резерв полиции и жандармерии. Все это хорошо, но недостаточно. Есть другая, мировоззренческая проблема. Официальный пацифизм, что исчерпал себя. Глобальная война, которая уже идет полным ходом, но которую не признают политики».

Читайте также: Мир об атаке в Ницце: террор не победит нас

«Франция слишком долго жила в мире и покое и излишне расслабилась, — говорит Катрин, преподаватель парижского колледжа. — Привычка к комфорту вытеснил инстинкт самосохранения. Французы сами себя убаюкали утверждениями, будто свобода, равенство, братство установленные на их земле навсегда, что за них больше никогда не придется бороться. Слово «патриот» приобрело негативной коннотации, национальный флаг долгое время ассоциировался лишь с одиозным «Национальным фронтом» и выходить с ним на улице, даже в День взятия Бастилии, считалось неуместным… Страна жила словно в ванне с хвойным экстрактом вплоть до расстрела в еженедельнике Charlie Hebdo. Сейчас ситуация понемногу меняется. Но потеряно много времени».

Трудно сказать, те, кто вышел посмотреть салют в Ницце на Английской набережной, коллективно осознавали первоначальный смысл праздника 14 июля: противостояние тирании свободы, право на гражданское несогласие, на человеческое достоинство. За долгие комфортные и безопасные годы смысл исторической даты не то чтобы совсем выветрился, но отступил на второй или третий план. Салют, отпуск, море, отдых… И вдруг

гибель десятков невинных людей, кровь, слезы, горе и вопрос: почему и за что?

«Не стоит считать, что «ІДІЛ» мстит французам за закон о запрете интегральной паранджи, или за карикатуры в Charlie Hebdo, или за участие в военных операциях в Сирии, — говорит Франсуа, преподаватель философии одного из парижских лицеев. — Это все поводы, а не причины. Джихадизм бьет вслепую, ситуативно, там, где позволяют обстоятельства. В определенном смысле его можно считать обновленной версией нацизма, с использованием религиозных мотивов. Но джихадизм никогда не был религией. Он всегда был прежде всего политикой».

Воспитанные на светлых лозунгах пацифизма поколения французов не хотят верить, что необъявленная война, которая уже идет, никому и нигде не оставляет полностью безопасной территории. Не вмешиваться в драку и тихо пересидеть в засаде, «потому что я презираю насилие», «я никогда не поддерживаю тех, кто берет оружие и убивает людей», становится почти нереальным проектом жизни. Можно до умопомрачения убеждать себя, что «мне не страшно», это не остановит тех, кто живет другими ориентирами, кто избрал насилие, пренебрежение к жизни, запугивание и подчинение всего, до чего получилось дотянуться, за религию и жизненную программу.

Читайте также: Париж. Территория неуверенности

На прошлой неделе Мухаммед Булель стал крупнейшим одиноким убийцей после норвежца Брейвика. Он пополнил армию фанатиков — индивидуалов или сплоченных боевиков «ІДІЛ», что вписали свое имя в историю чужой невинной кровью. Сколько ему подобных готовит сегодня новые теракты? Что о них знают спецслужбы и могут решить проблему тотальная слежка за каждым, полный доступ к их электронной почты и телефонных разговоров? Наконец, расширены полномочия силовиков и является тем самым уменьшением территории свободы, которого добиваются сторонники тоталитарных обществ. Итак, террор завоевывает позиции?

Французская пресса уделила очень много внимания попытке понять, почему «Исламское государство» медлила с признанием теракта в Ницце целых 36 часов? Действительно ли Мухаммед Булель был тайным бойцом джихадистского фронта, или, наоборот, «ИД» решила взять на себя это преступление с целью пиара?

Возможно, мы так и не узнаем правды об этом. Но важно другое: какие выводы сделают Франция и другие западные общества из сложившейся ситуации, а также какие методы изберут в противостоянии

глобализированном беде.

Никто не думал, что в этом году символы Французской революции терпят кровавого обновления. Говорят, что никто не может дважды войти в ту же реку. Но история решила сделать для французов исключение. Адепты тирании, деспотизма, вооруженные враги свободы никуда не исчезли. Следствие доказало, что организатор теракта в Ницце четко продумал и спланировал свои действия. Один или с сообщниками он совершил покушение на идеалы, казавшиеся забронзоволими. А получилось, что все не так. Идеалы свободы, равенства, братства воплощены теперь и в лицах тех, кто погиб 14 июля на Английской набережной. Абсолютной безопасности нет. Есть насущная потребность в адекватной реакции на системную опасность.


Представители РФ и сирийской оппозиции проводят встречу в Астане
Представители РФ и сирийской оппозиции проводят встречу в Астане
21:55 2017-01-22 2

Немецкий телеканал ARD представил новый фильм о допинге в России
Немецкий телеканал ARD представил новый фильм о допинге в России
21:30 2017-01-22 4

Конгресс США намерен запретить Трампу снимать санкции без одобрения сенаторов
Конгресс США намерен запретить Трампу снимать санкции без одобрения сенаторов
21:05 2017-01-22 5

«Тройка» по переговорам: смогут ли Россия, Иран и Турция дать мир Сирии?
21:00 2017-01-22 4

Возбуждено дело по факту убийства девушки из автомата под Красноярском
19:20 2017-01-22 10

Глава Минсельхоза РФ Ткачев встретился со своим коллегой из Германии
18:20 2017-01-22 9

Минтруд поддержал идею ограничить дорогие покупки в России за наличные
17:15 2017-01-22 8

Певица Пелагея родила дочь
16:55 2017-01-22 10

Глава Крыма вошел в Высший совет «Единой России»
16:50 2017-01-22 13

Вертолет совершил аварийную посадку на МКАД в Москве
16:10 2017-01-22 14