The Economist: Только в гости

13:11 2016-07-17 38 военный НАТО оно российский Россия

Рейтинг 3/5, всего 3 голосов

Российский президент Владимир Путин сейчас редко посещает Европейский Союз. А когда это и случается, то непонятно, пытается ли он мириться или запугивать. Во время визита 1 июля в Финляндию, которая имеет с Россией 1340 км границы, кремлевский лидер сделал и то, и то: его заверения прозвучали как угроза. Именно тогда, когда НАТО проводило военные учения в Балтии и готовилось к саммиту в Варшаве, глава РФ сказал своему финскому коллеге Саули Нийнисте, что считает его страну «приоритетным» партнером, говорил о «дружбе» и советовал не вступать в Альянс, даже вслед за Британией выйти из Европейского Союза.

Из уст российского лидера-ревизиониста слово «дружба» прозвучало в Финляндии злобно. После неуспешных попыток Сталина вторгнуться в это государство в 1939, 1940 и 1944 годах Советский Союз в 1948-м навязал «договор о дружбе», который ограничивал суверенитет северо-западного соседа. Вышли из него аж в 1992-ом. Но Финляндия, хотя впоследствии и присоединилась к ЕС, не вступала в НАТО, о чем многие граждане страны теперь жалеют. Военные интервенции Путина в Грузию 2008-го и в Украину 2014-го положили конец порядку, который установился после холодной войны. Теперь кремлевский руководитель хочет убедить Финляндию, что безопасность на ее границах зависит от России.

И это не пустая риторика. В конце прошлого года Москва открыла свои контрольные пункты на общей границе примерно 2 тыс. просителей убежища различных национальностей, заставив финнов упустить последних к себе, чтобы они не застряли на нейтральной полосе. Учитывая то, как РФ тщательно контролирует свои пропускные пункты, Хельсинки сделало вывод, что она посылает сигнал: мы способны асимметрично ответить на любое ваше движение в направлении НАТО. По словам Тейи Тииликайнен, директора Финского института внешней политики, это «походило на элемент гибридной войны» — российской стратегии достижения военных целей невоенными методами. Кроме того, Финляндия подвергалась кибератакам России.

Читайте также: Навязывание дружбы силой

Не угрожающая заявление Путина во время его визита была о том, что Кремль не имеет «никаких войск, расположенных ближе чем за 1500 км от финляндского границы» (это был настоящий ляпсус: боевые части РФ не сосредоточены на его длинном участке, однако ее новая Арктическая бригада развернута всего за несколько километров от финляндской Лапландии). Если вдруг Хельсинки вздумает вступить в Нато, предостерег Путин, то Москва приведет свои подразделения назад. «Наверное, НАТО с удовольствием будет воевать с Россией до последнего финского солдата», — не удержался он от остроумия.

Стокгольм также хранил военный нейтралитет и воздерживался от вступления в НАТО, хотя у него были тайные американские гарантии защиты во время холодной войны. Но ныне угрожающая вне России вынуждает Финляндию и Швецию углубить военное сотрудничество и в обеих странах начались дебаты о вступлении в Нато. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров подбросил хвороста в огонь во время визита в Хельсинки в июне, заявив, что Россия «никогда не нападет на государство — члена НАТО», и это вряд ли успокоило страны вне североатлантическим сообществом.

Финляндия не думает, что Кремль на нее нападет: не в последнюю очередь благодаря ее военной мощи. Но боится случайной эскалации или резкого роста напряженности в странах Балтии. НАТО усиливает там свое присутствие; особенно Альянс беспокоит так называемый Сувалкивський перешеек — стокилометровый отрезок польско-литовской границы от Белоруссии до Калининградской области России. Пока его охраняет польский противотанковый артиллерийский дивизион, вооруженный устаревшей техникой еще советских времен. Прорыв россиян в Калининград отрезал бы сухопутный доступ из Западной Европы к Балтийскому региону.

«Сегодня государства Балтии практически невозможно защитить», — говорит Франсуа Хейсбург, председатель Международного института стратегических исследований. Если Россия захватит перешеек, единственный маршрут поставки к ним будет пролегать через Швецию и Финляндию.

Хельсинки знает, что вступление в НАТО будет расценено в Москве как «красная линия» и может спровоцировать асимметричный ответ. Президент Нийнисте пообещал провести референдум о членстве в Альянсе, если правительство будет склоняться к такому шагу. Сейчас общественная мысль, скорее всего, будет «против». Но все может измениться, если к организации вступит ближайший союзник Финляндии — Швеция.

Читайте также: Западные СМИ о саммите НАТО: неоднозначные отношения между Берлином и Москвой

А тем временем финляндская политика — это обсуждение членства в Альянсе, улучшение связей и углубления двусторонних военных контактов с Америкой и одновременно попытки поддерживать особые отношения с Россией (Нийнисте первый среди европейских лидеров полетел в Сочи встретиться с Путиным после оккупации Россией Крыма — шаг, который вызвал всеобщее удивление в Европе). Финляндия рассматривает возможность вступления в НАТО как инструмент сдерживания. Но, как сказал высокопоставленный финляндский дипломат Юкка Саловаара, «если ситуация ухудшится быстро, времени подавать заявку на вступление не будет».

Финляндия небезосновательно гордится тем, что дает совет проблемном восточному соседу, одновременно превратившись в зажиточную западную страну, которая имеет одну из сильнейших территориальных армий Европы. Но то, что работало против Советского Союза, может не сработать против России, которая доказала непредсказуемость и асимметричную действие до уровня искусства. Существует риск, что Москва может истолковать неоднозначную позицию Хельсинки как признак нерешительности и слабости, а не силы.

Именно когда в 2008 году НАТО не смогло предложить Грузии План действий по членству, но оставил дверь открытой, Россия и нанесла удар. Вскоре после того в Финляндии стал популярен такой анекдот: Путин приземляется в аэропорту Хельсинки и идет на паспортный контроль. «Имя?» — спрашивает пограничник. « Владимир Владимирович Путин», — отвечает российский президент. «Occupation?» — интересуется тот дальше. «No, just visiting». После Украины, как говорит политический эксперт Ристо Пенттиля, с этой шутки больше не смеются.

© 2011 The Economist Newspaper Limited. All rights reserved

Перевод осуществлен с оригинала «украинской неделей», оригинал статьи опубликован на www.economist.com