Заклятые союзники

15:22 2016-07-08 36 бисмарк германий немец немецкий российский

Рейтинг 1/5, всего 3 голосов

Гогенцоллерны были не самой выдающейся династией Европы: мелкий пивденнонимецький род, который купил титул бранденбургского электора, подданного императора Священной Римской империи. Потом приобрел прусские владения, признав своими сюзеренами польских королей. Благодаря удачным матримониальним соглашениям и военным операциям королевство разрослось и в XVIII веке заняло свое место на европейской карте, потеснив такие старые монархии, как Франция, Великобритания и Австрия. И помогла ему в этом Россия — страна, которой тогда правили монархи немецкого происхождения и активно претендовала на европейскую гегемонию. Собственно, союз этих двух парвеню и определял в то время судьбы континента.

Запоздалый старт

Первый военный контакт между Российской империей и Прусским Райхом состоялся в ходе Семилетней войны и стал для немцев трагическим, но определяющим в отношении всей дальнейшей истории немецко-российских отношений. В начале войны русское войско все никак не могло начать боевые действия, ибо немцы прибегли к действенному отношении России метода обороны, который они еще не раз применят: и командующий царской армии Степан Апраксин, и канцлер Бєстужев регулярно получали немалые суммы за саботаж начале войны. И вот, когда место Апраксина занял Салтыков, русские двинулись в свой первый поход в Европу: весной 1757-го заняли Кенигсберг, а осенью 1760-го — Берлин. Первым российским руинником прусской столицы стал саксонец Ґоттлоб фон Тоттлебен. Сумма объявленной им контрибуции была огромная, но значительную часть ее заплатил некий Иоганн Ґотцовський — банкир, фабрикант и просто богатый человек. Немецкий капитал еще не раз спасет свое отечество. А тогда русские «только» разрушили дворцы в Шенхаузени и Шарлоттенбурге.

Читайте также: Тонкая игра. О немецкое лидерство

Боевой и арогантний Фридрих II — Soldatenkönig — потерпел целый ряд поражений, и не знать, как сложилась бы судьба его молодого Рейха, если бы российский трон не занял Петр III — немец и давний поклонник прусского короля. Молодой царь быстро все отыграл назад и весной 1762 года подписал с Фридрихом оборонительный договор. Так впервые начал вырисовываться тот альянс, который со временем стал стратегической осью европейской политики. В 2014-м жители немецкого Киля установили памятник своему земляку, российскому царю Пєтру III — такой себе символ «общей истории». Однако русские его игнорируют: слишком уж долго в них изображали этого самодержца идиотом. Началось это еще в царствование его преемницы Єкатєрини II, так же как еще с малограмотнои и туповатой немецкой княжны Софии Фридерики Авґусти Ангальт-Цербстськои можно было создать образ величественной матушки царицы-просветительницы? Петр III был обречен на черный пиар, и ни попытки Емельяна Пуґачова выдать себя за царя, ни попытки Павла И обелить образ отца (вплоть до торжественного перезахоронения в фамильном склепе рядом с другими Романовыми) не помогли ему. А русское дворянство за Єкатєрини II окончательно превратился в становой хребет империи, на слой помещиков-рабовладельцев, которая постоянно требовала новых земель и рабов. В ХІХ веке, когда в российских дворянских кругах заговорили о «православие, самодержавие, народность» и особую миссию русских, кто еще мог быть их союзником, кроме Гогенцоллернов, которые также отчаянно сражались за будущее?

Благосклонность Бисмарка к России основывалась не на общих ценностях, а лишь на практическом расчете: защититься от Франции и либеральных и социалистических идей

Создатель Первого Рейха Фридрих II упокоился еще в 1786 году, местом последнего земного пристанища короля-солдата стала скромная гарнизонная церквушка в замке Сан-Суси, которую впоследствии посетили едва ли не все европейские монархи. В 1809 году перед останками прусского короля приклонил колени новый правитель Старого континента Наполеон Бонапарт. Говорят, французский император бросил почтовые, который юрмився за ним: «Обнажите головы, господа! Если бы он сейчас жил, вы здесь не стояли!». В 1943 году, когда стали очевидными разрушительные последствия тотальных бомбежек союзниками немецких городов, в том числе и памятников истории и культуры, саркофаги Фридриха II и Вильгельма И переместили в бетонный бункер, и недаром: церковь в Сан-Суси была полностью разбомблена и сожжена. С приближением советской армии монаршие останки переправили на юг, в американскую зону, очевидно, также не зря. Там они и переждали эпоху разделенной Германии. Тогда и возникла байка, мол, Старый Фриц не покинет немцев на произвол судьбы. Как только он вернется на свое место — советский колосс рухнет. Вероятно, Старый Фриц что-то знал, потому что правительство объединенной Германии перезахоронил останки прусского короля в Сан-Суси 17 августа 1991 года…

«Союз орлов» против республики

Преемником Фридриха II стал Фридрих Вильгельм III — человек совсем не военный. Некогда славная прусская армия проиграла несколько сражений корсиканскому гению военного искусства и, по сути, перестала существовать. Немцы изрядно надеялись на силу русского оружия (точнее, на солдатскую массу). Прусская королева и красавица Луиза пыталась приворожить Александра, приглашала его на интимные встречи и разговоры, своими руками повесила ему на мундир прусский орден Черного Орла. В 1805 году российский царь, приехав в Потсдам, в гарнизонной церкви Сан-Суси поклялся в верности российско-прусскому союзу. Однако в 1807-м в Тильзити на известной встречи трех императоров Александр фигурировал как союзник Наполеона, а Фридриха Вильгельма III на переговорах часто дальше сеней не пускали. Но город еще долго хранило память о пребывании Луизы, и в 1907 году, на столетие подписания Тильзитського договора, тамошнюю въездные ворота на мосту через Неман украсили портретом королевы. А от 1945-го Восточная Пруссия исчезла с карт мира, превратившись в Калининградскую область, Тильзит стал Совєтськом, а ворота украсил герб СССР. Однако в ХХІ веке Россия, как и ранее, крайне нуждается немецких денег, поэтому от 2007 года изображение Луизы снова на мосту: теперь уже на пути к Европейскому Союзу, в Литву. Будете переходить Неман — обратите внимание.

Читайте также: Раздвоение личности

Наполеон, триумфально войдя в Берлин через Бранденбургские ворота (построенную, кстати, Фридрихом II в честь усмирения Саксонии), приказал снять квадригу, а в городе посбивать изображения прусских орлов. Французам особенно хотелось унизить выскочку-Пруссию, поэтому они отобрали у нее значительную часть территории и превратили в одного из членов Рейнского союза, что был зависим от французского императора. Никакой объединенной и сильной Германии: Французская империя или республика еще долго будет бояться ее, пока после Второй мировой войны не вылечит свои страхи с помощью создания Европейского Союза.

А во времена триумфа Наполеона Гогенцоллерны, лишенные столицы, перебрались в Кенигсберг, где жили бедненько и неприхотливо, спасение они ожидали и в дальнейшем от российского императора. И не только потому, что русской царицей была немка — баденська княжна Людовика, и не потому, что царь поклялся при саркофаге Старого Фрица, а потому, что не было в Европе страны, более заинтересованного в экспансии, чем Россия. Ведь недаром бабка Екатерина II назвала одного внука Александром (мол, Македонский), а второго Константином (с намеком на Византийскую империю). Правда, попробовать реализовать амбициозные планы и захватить Черноморские проливы выпало третьем из них, Николаю И, которому это стоило жизни.

Так мог быть еще более предан и благодарен, чем Пруссия, союзник российского самодержавия, когда за международным порядком после Венского конгресса 1815 года взялся надзирать русский царь — «жандарм Европы»? После закалки «российско-немецкой дружбы» во времена наполеоновских войн немцы хорошо понимали завещание Старого Фрица: «Из всех соседей Пруссии Российская империя наиболее опасна, учитывая ее силу и положение. Прусские короли, которые будут править после меня, имеют достаточно причин, чтобы соблюдать дружественных отношений с этими варварами».

Трудами Бисмарка и германского капитала

Итак, Наполеон положил конец Немецкому Рейху, созданном Старым Фрицем. И немцы не были бы немцами, если бы не попытались построить Второй. И теперь уже Франция никак не могла помешать им: ее войска были разгромлены, а император Наполеон III стал пленником Бисмарка. Немцы отомстили: подписание договора о создании Германской империи канцлер провел 18 января 1871 года в зеркальной зале Версальского дворца — той самой, где в 1919-м будут проходить переговоры о ликвидации Второго Рейха. Стоило уж так, чтобы создать себе мстительного врага, который не успокоится, пока не уничтожит Райх, провозглашенный в Версале? Как союзника в выяснении отношений и немцы, и французы рассматривали Россию — отсталую напивазийську империю, чья татарско-украинско-немецкая аристократия тратила в Европе большие деньги на развлечения, предметы роскоши и приверженность правительств. С тех пор ничего не изменилось в смысле отношений россиян и европейцев.

«Железный канцлер» и объединитель немцев неплохо представлял себе Россию и не имел относительно нее никаких иллюзий. От 1859 года он был послом Фридриха Вильгельма IV, при дворе Александра II, его резиденцией стал дворец графа Стенбока на берегу Невы. Раньше туристы проходили мимо этот дом, замечая лишь пришвартован рядом крейсер «Аврора», а сегодня там мемориальная табличка на русском и немецком языках со

упоминанием о пребывании Отто фон Бисмарка: Россия все еще нуждается в немецкой поддержки.

Читайте также: Меркель-Штайнмайер: дуэт или какофония

В Петербурге человеком, которая стала учителем Бисмарка в дипломатической мастерства и отношения с которым определили весь дальнейший ход российско-германских отношений, был сам Александр Ґорчаков, министр иностранных дел Российской империи. Сибарит Бисмарк хорошо вписался в светскую жизнь царской столицы. Научился говорить по-русски, увлекался местной культурой, посещал салоны и даже завел себе свой. Именно тогда для Бисмарка наметиласьидея «союза трех орлов» (австрийского, русского и немецкого) против Франции. Правда, между Россией и Австрией каждый раз сильнее звучали споры вокруг турецких владений на Балканах и Проливах.

Еще в середине XIX века при европейских дипломатических службах возникла идея разделения

России: 100-миллионная империя что дальше, то больше представляла угрозу своей экономической отсталостью и стремлением аннексий. Северные земли должны были отойти к Швеции, а на остальной европейской территории предстали бы Польша, Малороссия и Великороссия. Неизвестно, как завершились бы те прожекты, но конец им положил Бисмарк. Главного врага для дела объединения немцев он видел во Франции, поэтому нуждался в дружеской и сильной России в тылу. А потому во время Второго польского восстания Германия оказалась едва ли не единственной европейской страной, которая поддержала его подавления.

Кризис, который переживает ЕС сегодня, является скорее «трудностями роста», чем крахом, несмотря на все ожидания верхушки «нового российского дворянства», собранного из «силовиков» и уголовников

После завершения каденции в Петербурге Бисмарк стал послом во Франции. Но и здесь его не покинул «российский след»: отдыхая на модном курорте Биарриц, он влюбился в Єкатєрину Орлову, дочь князя Николая Трубецкого и жены графа Николая Орлова, российского посла в Бельгии. Ей было 22 года, а Бисмарку почти 50. До конца жизни «железный канцлер» сохранил память об этом поздняя любовь и до последних дней носил в кармане пиджака медальон с портретом очаровательной россиянки.

Приняв предложение короля Вильгельма И стать канцлером Отто фон Бисмарк сразу обозначил свою программу развития Рейха: объединение немецких земель, устранение соперничества Австрии, развитие армии и флота. Но без российского содействия он никогда не воплотил бы свои планы в жизнь: именно угроза со стороны России и удержала Австрию от союза с Францией и войны против Пруссии за объединение немецких земель. Бисмарк вернул долг: на пролобийований ним конференции в Лондоне Россия вновь получила право иметь военные базы и флот на Черном море, которого лишилась, проиграв Крымскую войну. Канцлер догадывался, чем может закончиться новое вооружение союзника, но не видел в том угрозы Германии. Он верил, что немецкие политики будут придерживаться завещания Фридриха II.

Однако конфликт между Германией и Россией был неизбежен: в империи Романовых панславизм из литературных дискуссий постепенно переходил в политическую практику. Поражение в Крымской войне немного немного приглушила разговоры об особой миссии России и ее богоизбранность, но с войнами против Турции в 1870-х они снова вышли на первый план. Патриарх российского экспансионизма Александр Ґорчаков попытался закрепить влияния империи в мирном договоре в Сан-Стефано, однако Берлинский конгресс 1878 года, организован и проведен Бисмарком, зафиксировал несколько иную расстановку сил на европейской арене. Это отодвинуло вероятный конфликт во времени, переместив поле столкновения на Балканы, Переднюю Азию и Ближний Восток, но не решило извечной российской проблеме: страна нуждалась в деньгах, помещичья аристократия не привыкла нуждаться. А в 1879 году немецкое правительство, который пытался защитить национальную экономику, ввел защитные пошлины против российского зерна и металлоизделий. Украинский хлеб, который шел из причерноморских степей на экспорт через Елисаветград, Балту, новой железной дороге до Одессы, теперь должен был искать новых покупателей.

Читайте также: Муки лидерства

Но Отто фон Бисмарк хорошо помнил завет Старого Фрица и вовсе не собирался ссориться с Россией. Он попытался оживить «союз трех орлов», а когда это не удалось, то предложил ей двустороннее соглашение. Канцлер более всего стремился избежать войны на два фронта. Только он ушел в отставку и Германия приняла концепцию двух фронтов, начало войн стал лишь вопросом времени.

В 2015-м торжественно отметили 200-летие со дня рождения Отто фон Бисмарка. Именем канцлера теперь пользуются для достижения политических целей. Социал-демократ Герхард Шредер, бывший канцлер ФРГ, а заодно и друг Путина, теперь занимается делами российского бизнеса в Германии. Он, председатель наблюдательного совета консорциума Nord Stream, является большим поклонником и популяризатором дела Бисмарка (так, как себе ее представляет). К сожалению, необразованность и поверхностность знаний приводят к примитивным и механических аналогий. Благосклонность Бисмарка к России основывалась не на общих ценностях, а лишь на практическом расчете: защититься от Франции и либеральных и социалистических идей. Смогла ли Россия помочь Германии — вопрос риторический, учитывая то, что в двух Мировых войнах эти страны оказались по разные стороны. И актуален ли для Германии противостояние с Францией сегодня?

Немецкая развалюха и немецкая сила

ХХ века в немецко-российских отношениях был самым кровавым. Переход России в конце ХІХ века до лагеря противника Германии Франции и каждый раз большие претензии на турецкие владения изменили ситуацию и вызвали взрыв Первой мировой войны. Противостояние на двух фронтах доконало империю Гогенцоллернов, и Второй Райх сменила Немецкая республика. В России падение Романовых привело к возникновению нового, тоталитарного режима, который свой бред мировым господством теперь одевал не в одеяния особой русской миссии, а в «зємшарную республику советов» (что совсем не помешало россиянам быстро перенастроиться в 1990-х и снова вернуться к концепции особой миссии «русского мира»). Став изгнанниками из клуба европейских государств, две парии европейской политики договорились между собой в Раппало и, по сути, заложили там тот модус двусторонних отношений, который и воспроизводили вплоть до объединения Германии в 1990 году: немцы, потерпев поражение в военном противостоянии, нуждаются торгового партнера, а победители-россияне — денег (просто потому, что они их всегда требуют). Так было в межвоенное время, когда Сталин за счет экономики Германии строил Красную армию. И в послевоенное время, когда Советский Союз, соблазняя возможным объединением немцев, тянул и тянул их кредиты, технологии, поставки товаров. Не забывайте, что Россия была одной из четырех держав-победительниц во Второй мировой войне, которые определяли, дать или не дать немцам разрешение на объединение. Поэтому, по большому счету, содержание переговоров Никиты Хрущева и Конрада Аденауэра, Лєонида Брежнева и Вилли Брандта, Михаила Ґорбачова и Гельмута Коля сводился к попыткам немцев объединиться и предложить россиянам взамен деньги.

Даже больше: и после объединения Германии и распада СССР содержание германо-российских отношений остается таким же. Правда, есть важный нюанс: в ХХІ веке уже не работают приемы ни ХХ, ни XIX. Шантажировать европейцев вооруженной агрессией против Украины, эмиграционными волнами с Ближнего Востока и угрозой размещения ракет в Калининградской области можно, но это не принесет России вожделенного результата — денег. Возникновение Европейского Союза превратило бывших врагов в союзников, которые разделяют общие ценности, валюту и военную доктрину. Кризис, который переживает Евросоюз сегодня, является скорее «трудностями роста», чем крахом, несмотря на все ожидания верхушки «нового российского дворянства», собранного из «силовиков», уголовников и кавказских бандитских формирований. Надежды Путина, что Россия снова может решать дела тайной дипломатией, спецоперациями и оружием, бесполезно. Через сто лет после появления труда Шпенґлера «Закат Европы» Европа, как и раньше, живая и даже неплохо выдерживает потрясения. Залогом сильной Европы стала сильная Германия.

Поэтому цель российского режима — уничтожение Европейского Союза, прежде всего богатейшей страны — Германии. В личном отношении Владимира Путина к Ангелы Меркель кроется нечто глубоко ущербне, как озлобленность бессильного прошлого против будущего. По возрасту лидеры Германии и России принадлежат к одному политическому поколению, однако в историческом времени страны разошлись навсегда. Сможет ли Россия догнать потерянное время? Пока будет оставаться империей, никогда.