Меркель-Штайнмайер: дуэт или какофония

13:22 2016-07-01 56 германий Меркель много немецкий оно

Рейтинг 3/5, всего 5 голосов

«Госпожа Меркель, это звучит больше как дуэт, а не дуэль», — заметил ведущий предвыборных дебатов 2009 года, где в поединке сошлись на то время канцлер Ангела Меркель и тогдашний вице-канцлер Франк-Вальтер Штайнмайер. На вопрос ведущих, почему, по ее мнению, Штайнмайер будет хуже канцлером, чем Меркель, последняя начала рассказывать, каких успехов удалось достичь правительству, сформированному Большой коалицией, в состав которой входит и ХДС/ХСС Меркель, и СДП Штайнмайера), и насколько важно, чтобы партии нашли общий язык. Зато Штайнмайер, несмотря на в целом благожелательный тон, нашел чем упрекнуть Меркель (например, тем, что тогда в стране не была утверждена минимальная зарплата). На то время Штаймайєр и Меркель уже работали вместе в правительстве пять лет. Впрочем, довольно длительная совместная работа не стерла отпечатка прошлого жизненного опыта этих двух ключевых для Германии политических фигур: сын плотника из Западной Германии против дочери лютеранского пастора из Восточной; кадровый бюрократ против ученого-политика, близкий соратник русофила Шредера, один из руководителей Социал-демократической партии, склоняется перед Ostpolitik Вилли Брандта, против протеже Гельмута Коля. Эти самые разногласия делали сотрудничество политиков более кристалозованою, но вместе с тем Штайнмайер, как и во время дебатов, выступал с собственной позицией во многих внешнеполитических вопросах, в частности в тех, что касались России.

«Блин… Штайнмайер критикует учения, в которых участвует его страна», — через семь лет после тех дебатов снова удивляются журналисты после того, как немецкий министр назвал учения НАТО «Анаконда-2016» «скрещиванием сабель» с Россией. Впрочем, позиция Штайнмайера, которая отличается от позиции главы правительства, тогда точно не была редкостью. Еще во времена, когда Штайнмайер впервые работал в правительстве Меркель, он имел отличные с канцлером позиции: ратовал за вывод немецких войск из Афганистана. А теперь, как и много других представителей его партии, выступает за постепенное снятие санкций с России.

«Да, в правительстве есть недоразумение. Оно было всегда. А сейчас становится публичнее, поскольку приближаются выборы. Впрочем, в немецком обществе оно не резонирует, и это хорошо», — говорит старший научный сотрудник исследовательского центра

«Трансатлантическая академия» Ульрих Шпек.

СДП — партия всегда была балансом для правоцентристской ХДС/ХСС, — сейчас переживает кризисный период. По последним данным, ее поддержка упала до 22%. Такого в истории социал-демократов не было с 2009 года. К внутрипартийных проблем прибавилось еще и то, что политика Ангелы Меркель выдвинула свою правоцентристскую ХДС/ХСС ближе к центру и таким образом отобрала у СДП голоса. Например, правительство Меркель ввел универсальную минимальную зарплату, что всегда было требованием социал-демократов. Во время упомянутых выше предвыборных дебатов Штайнмайер именно этим пунктом упрекал Меркель. Несмотря на то что движущей силой в принятии решения была министр труда, представитель СДП Андреа Налес, достижения ассоциироваться с правительством христианской демократки Меркель. По мнению Ульриха Шпека, пространство, Меркель оставила свободным с

правой стороны политического спектра, заполонили сторонники «Альтернативы для Германии». Они уже вызвали фурор на местных выборах в трех немецких землях: Саксония-Ангальт, Рейнланд-Пфальц и Баден-Вюртемберг. По результатам опросов, на парламентских выборах 2017 года они могут набрать 13%. Еще одна маргинальная политсила, которая, не исключено, снова пройдет в парламент, — преемники восточногерманской Партии демократического социализма «Левые» с 9%. По мнению Шпека, проблема СДП в том, что она не смогла привлечь их в число своих избирателей. Хотя обе политсилы является прежде всего антизападными. «Антизаходность предполагает, что вы смотрите на Россию как на контрбаланс», — говорит Шпек. Рост поддержки упомянутых партий — это все же больше общеевропейский феномен популизма, который в немецком обществе по сравнению со многими другими европейскими менее ощутим. Хотя более миллиона мигрантов, что в течение последнего года прибыли в Германию, вносит свои коррективы в настроения общества, о чем свидетельствуют данные последнего исследования, проведенного Университетом Лейпцига.

«Немецкое общество все еще стабильнее и консолодованоше сравнению с многими другими в Европе, хотя, конечно, кризис беженцев стала для него вызовом», — говорит исследовательница Немецкого института международных и безопасности дел Лиана Фикс. Об этом свидетельствует и то, насколько активно часть сознательного населения помогала прибывшим в страну беженцам, и то, что поддержка маргинальных партий хоть и выросла, но не критично. Однако страх перед иностранцами в немецком обществе все же относительно большой, о чем свидетельствуют результаты исследования «Расслабленный центр», проведенного Университетом Лейпцига. Так, 32,1% респондентов считают, что иностранцы прибывают в Германию только ради того, чтобы получить социальный статус, который имеют немцы (38,5% — жители Восточной Германии, 30,4% — Западной). Кроме того, как показал опрос, почти 11% граждан имеют антисемитские взгляды (10,9% немцев считают, что влияние евреев все еще очень большой), 8,4% утверждают, что у национал-социализма были и плюсы. Из исследования также видно, что определенное размежевание во взглядах и до сих пор есть среди граждан Восточной и Западной Германии. «Жители Восточной Германии в целом более скептичны в вопросе беженцев и мигрантов и чаще голосуют за популистов правого толка, как «Альтернатива для Германии», слева-«Левые», — заключает Фикс.

Эти данные вместе с внешнеполитическими вызовами приходится учитывать и канцлерцо, и министру иностранных дел. Лишь с минимальными поправками: Меркель выбирает ценности, а Штайнмайер — партийное рацио.

Для многих было удивительно, что Ангела Меркель стала фактически ближайшим соратником Греции в вопросе беженцев. Еще год назад она казалась черствой полотиканкою, когда требовала и заставила Грецию к режиму жесткой экономии. Уже через год ей удалось продвинуть сделку, которая помогает Греции избежать гуманитарного коллапса. Государства ЕС склонялись к тому, чтобы закрыть границы с этой страной и оставить ее один на один с мигрантами, которые прибывали к ней. Меркель договорилась с президентом Турции Эрдоганом, чтобы беженцы, которые попадают в Греции, снова переправлялись в его страну. Ценой такой сделки должен стать безвизовый режим для Турции. Она выдается сделкой с дьяволом, но спасает Европу от гуманитарного коллапса.

Одним из ключевых пунктов, в котором Меркель и Штайнмайер сегодня звучат не в унисон, остаются санкции против России. Позиция Штайнмайера как представителя СДП и близкого соратника Ґергарда Шредера в этом вопросе вполне очевидна: поэтапной отмене ограничений и диалог с РФ. Впрочем, во внешнеполитическом векторе она не является окончательной, ведь последнее решение всегда за канцлером. Кроме того, новая Ostpolitik Штайнмайера и вице-канцлера Зоґмара Ґаброеля не находит полноценной поддержки не только среди населения (по данным опросов, две трети немцев против снятия санкций с России), но и внутри партии, где уже формируется очаг противников этого курса. Кроме того, чтобы снова стать мощной силой и сформировать левую коалицию, социал-демократам нужна поддержка и «Левых» и «Зеленых». Последние в вопросе санкций и отношений с Россией категоричны: никакой отмены, пока не будут выполнены достигнутые договоренности.

Новым внешнеполитическим вызовом, который, однако, только укрепит позиции Меркель в этом дуэте и, вероятнее всего, заставит его работать более слаженно, результаты референдума в Великобритании за выход из ЕС. «Думаю, после «брексоту» Меркель снова будет руководить, ведь немцы хотят стабильного руководства. Да, у нее есть определенные проблемы, те же мигранты, но в ближайшие месяцы мы будем говорить преимущественно о «брексот», — считает Ульрих Шпек.

По его мнению, ключевые последствия «брексоту» для Германии будут в экономике. «Остается открытым вопрос, британцы будут иметь доступ к единому рынку. Это то, чего они хотят, и это в интересах Германии. Но в ЕС есть много голосов, как, например, Франция, да и в Брюсселе против такой модели. Они боятся, что если мы позволим это, то будут другие прецеденты. Геерт Вильдерс в Нидерландах, Марин Ле Пен во Франции уже призывают к референдумам в своих странах», — говорит Шпек.

Стоит отметить, что согласно результатам опроса Infratest dimap Штайнмайер был самой популярной политической фигурой в Германии в марте этого года. Тогда рейтинг Меркель резко упал, но уже начал восстанавливаться. И решение Великобритании, скорее всего, будет способствовать их укреплению. Несмотря на частую какофонию, политический дуэт Меркель и Штайнмайера кажется идеальным срезом нынешнего немецкого общества и состояния политики. И, вполне вероятно, он будет работать и дальше, ведь немцы стремятся к стабильности, которую

олицетворяет этот дуэт.


Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
07:22 2017-05-24 7

В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
20:17 2017-05-23 16

В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
18:23 2017-05-23 18

«Исламское государство» взяло ответственность за теракт в Манчестере
16:19 2017-05-23 15

Офицер из Новосибирска погиб в Сирии
07:22 2017-05-23 20

Названы темы неожиданных майских переговоров Путина и Макрона
20:15 2017-05-22 9

В Сирии погиб еще один путинский «ихтамнет»
16:15 2017-05-22 25

Все сирийские повстанцы покинули город Хомс
08:17 2017-05-22 12

«Мумия»: финальный удлиненный трейлер выдал «козыри» фильма
22:20 2017-05-21 14

Вася Обломов высмеял российское телевидение в новом клипе
21:22 2017-05-21 30