Непопулярная и неустанная

09:55 2016-05-03 99 иза Клинтон много оно сандерс

Рейтинг 1/5, всего 9 голосов

Среди миллионов слов, сказанных Хиллари Клинтон за время кампании за номинацию на президентских выборах, особенно выделяется одна фраза. «Для меня это нелегко», — сказала лидер гонки от Демократической партии на мартовских теледебатах во Флориде. «Я по натуре не политик, если вы еще не заметили, в отличие от моего мужа или президента Обамы». Если бы она ответила на поставленный вопрос («Почему вам не доверяют две трети американцев?») откровеннее, то могла бы вспомнить многочисленные скандалы, сопровождающие Клинтон в публичном жизни три десятка лет. Расследование ФБР о небрежном обращении с секретной информацией — лишь последний из них. Впрочем, и этот ответ, хоть и несколько неискренняя, была по-своему точной и исчерпывающей.

Хиллари не завораживает электорат в турне страной, как это делали Барак Обама и Билл Клинтон. Она умная и опытная, но у нее ледяное самообладание: складывается впечатление, будто каждая ее фраза была тщательно срежиссирована. Она полностью владеет темой политики: в многочасовых дебатах с соперником Берни Сандерсом, которого Хиллари уверенно победила на праймериз в Нью-Йорке 19 апреля, ее редко можно было застать врасплох. Но шарм непосредственности, который Клинтон демонстрирует в частном общении, на публике проявляется редко. «Она так старательно пытается быть настоящей, что кажется фальшивой», — сказал 21-летний студент, который голосовал на праймериз в Огайо в прошлом месяце. Его друзья закивали головами: все они были «за Берни!».

Слабые ораторские способности Клинтон усиливают впечатление о ней как о человеке неискреннюю. Если Обама вдохновлял избирателей обещаниями лучшего мира, то она доказывает правоту своих аргументов, как адвокат в суде. Иногда это звучит вызывающе. А бывает, особенно когда потом меняет позицию, и совершенно лицемерно. Ее прошлогоднее решение выступить против Транстихоокеанського партнерства (ТТП) казалось бы не таким циничным, если бы она еще раньше не предсказала этому проекту судьбу «золотого стандарта» торговли.

Все упомянутое выше вредило Клинтон еще до того, как значительная часть демократического электората отвернулась от политической элиты через финансовый кризис и его последствия. Поэтому такие настроения не стали бы неожиданностью для 68-летней бывшей первой леди, сенатора и госсекретаря с «любими друзями» на Уолл-стрит (в 2013‑м по три выступления в банке Goldman Sachs ей заплатили $675 тыс.) в случае номинации. Значительно больше хлопот, чем можно было предположить, ей наносит 74-летний Сандерс, «совесть партии» от штата Вермонт.

Когда во время чотирихвилинного выступления перед горсткой журналистов он объявил о намерении баллотироваться в президенты, то на серьезного претендента не походил. А тогда сенатор в мятом пиджаке, который 25 лет был единственным самопровозглашенным социалистом в Конгрессе, взял и победил в 17 штатах. За последние месяцы его кампания собрала больше средств, чем кампания Клинтон: $44 млн за март. Преимущественно это небольшие пожертвования от миллионов поклонников. Большинство из них — белая молодежь (как опрошенные выше студенты из Огайо, один из которых прогнозирует, что выиграет Сандерс, потому что «я не знаю никого, кто голосовал бы не за него»), или образованные левые. За Сандерса голосуют даже женщины до 35 лет, а это свидетельствует о том, что перспектива избрать первую женщину-президента особо не привлекает рожденных после 1970-х.

Подавленные и растерянные

Лидерство в номинационных гонке Клинтон обеспечивает старшее поколение белых американцев, а также испаноязычные и чернокожие избиратели разного возраста. Среди последних ее поддержка подобная по количественным показателям, но энтузиазма заметно меньше. За несколько дней до праймериз в одном из самых черных американских городов Оранжбурзи, Южная Каролина, найти избирателей, увлеченных кандидатом, за которую они вскоре проголосуют с преимуществом в 72 пункта, было непросто. Владелица местной парикмахерской Шэрон Марлон вспоминает, как в 2008 году нельзя было шагу ступить, не зацепившись за постеры «за Обаму» во дворах местных. «А где постеры с Хиллари? Я не видела ни одного!» Такая апатия не обещает ничего хорошего Клинтон на всеобщих выборах. А демократам нужна высокая явка в день голосования, если они хотят победы своего кандидата в третий раз подряд (что вообще случается редко).

Клинтон как кандидат отнюдь не идеальна. Ее репутация подмочена скандалами; ей не доверяют, не все ее воспринимают. Она посредственно ведет кампании, а послужной список Хиллари не очень соответствует духу партии. Но все это может в конечном итоге оказаться второстепенным. Клинтон с большой вероятностью выиграет номинацию от Демократической партии. После победы на праймериз в Нью-Йорке она получила на 237 голосов избранных делегатов больше, чем ее соперник. Кроме того, далеко впереди кандидатка и по количеству суперделегатов — представителей верхушки Демократической партии, также могут голосовать на партийном номинацийному съезде в июле (см. «Не так близко, как кажется»). Чтобы догнать Клинтон, Сандерсу придется получить голоса примерно 60% оставшихся делегатов, а это маловероятно. Демократы распределяют своих делегатов пропорционально количеству голосов, набранных кандидатом в соответствующем штате, а Клинтон имеет преимущество во всех крупных штатах, где еще должны состояться праймериз, в частности в Пенсильвании и Калифорнии.

Читайте также: бороться за Украину

Уже в ноябре как кандидат от своей партии Клинтон сойдется в решающем поединке за президентство, скорее всего, с Дональдом Трампом или Тедом Крузом. Оба стабильно проигрывают ей в индивидуальных рейтингах (см. «Лучше она, чем они»). По данным Predictwise — сайта, на котором осуществляется мониторинг общественного мнения, букмекерских рынков и букмекеров — шансы Хиллари на президентство превышают 70%. Следовательно на пути к Белому дому ее, наверное, могло бы остановить только официальное обвинение в использовании частного электронного почтового сервера на посту государственного секретаря.

Ее соперники-республиканцы заявляют, что с нетерпением его ждут. По словам Трампа, Клинтон светит «до 20 лет заключения». Круз в свойственной ему єхидний манере говорит, что вместо Белого дома «имеет на примете для нее несколько иное государственное учреждение». В течение следующих нескольких недель Хиллари и кого-то из ее помощников должны вызвать на беседу в ФБР. Там должны установить, неосторожное обращение с секретной информацией было «сознательным», случилось в результате «грубой халатности». Если против Клинтон предъявят официальное обвинение, теоретически она должна будет выбыть из президентской гонки (и тогда лидерам демократов придется как-то сдерживать Сандерса — примерно как их коллеги-республиканцы сейчас пытаются обезвредить Трампа).

Республиканцы и раньше навешивали на Клинтон различные выдуманные злодеяния. Собственно, и дело об электронную почту возникло на основании одного из таких обвинений: без каких-либо доказательств много кто думал, что она не смогла защитить американского посла в Ливии и трех его сотрудников, убитых джихадистами 2012 года. Когда Конгресс расследовал этот искусственно раздутый скандал, всплыла информация о электронную почту: как оказалось, Клинтон, пренебрегая устоявшимися протоколами, посылала и получала электронные сообщения через частный сервер, защищенный стандартными системами безопасности (2100 тех писем содержали закрытую информацию).

Со стороны Клинтон, похоже, то было проявлением наивности и произвола. Ее критики говорят, что она меняет правила под себя. Друзья признают, что эта черта присуща и Хиллари и Биллу, но объясняют такое поведение реакцией на травлю со стороны республиканцев. «Они делают то, чего делать не стоит, именно чтобы остановить своих врагов», — говорит Леон Панетта, бывший глава ЦРУ и глава Администрации Билла Клинтона. Однако, не обращая внимания на критиков из республиканского лагеря, Клинтон слишком долго отказывалась признать свою неправоту. Таким образом она заслужила репутации горделивой человека и затянула скандал. А еще общество стало меньше ей доверять, хотя за время пребывания на посту госсекретаря доверие к ней была чрезвычайно высокой (см. «Меняющиеся избирательные симпатии»).

Республиканцы проводят параллели между делом об электронной почте Клинтон и генерала Дэвида Петреуса, который признал себя виновным в неправильном обращении с секретной информацией в прошлом году. Несмотря на известные факты, такие сравнения абсурдны. Петреус сознательно передавал информацию с наивысшим грифом секретности автору своей биографии, которая была и его любовницей. Что же касается Клинтон, то пока нет оснований предполагать, будто она знала, что в ее электронной корреспонденции содержится засекреченная информация. Упомянутые выше 2100 электронных писем были засекречены уже постфактум, часто вопреки рекомендациям Государственного департамента. Большинство из них были под не очень строгим грифом «конфиденциальная информация». Проанализировав несколько десятков федеральных расследований в подобных делах, издание Politico пришло к выводу, что вероятность выдвижения Клинтон официального обвинения «крайне мала».

Бронированный кулак

Если Клинтон возвратится в белый дом, что, несмотря на все неурядицы, вполне вероятно, то в основном по трем причинам. Первая — Сандерс скорее помог ему, чем навредил: демократы сплочены больше, чем кажется на первый взгляд, а вот республиканцы как раз расколоты.

Впрочем, революция Сандерса заставила Клинтон вести кампанию более агрессивно. Следуя удачную стратегию Обамы, она опирается на неформальную волонтерскую структуру. Кто-то боялся, что, в отличие от последнего, Хиллари не вызовет азарта, необходимого для успешности такого подхода. Однако пыл таки появился, особенно среди афроамериканцев — эта группа стала намного активнее, наверное, после того, как сыграла решающую роль в выборах 2008 и 2012 годов. Пусть плакатов «за Хиллари» на дворах в Оранжбурзи было и мало, зато активисты его кампании объехали все баптистские церкви города и постарались, чтобы их турне не было напрасным.

В противостоянии с мастером дебатов Сандерсом Клинтон пришлось отшлифовать основные месседжи, особенно по таким вопросам, как зарплаты и торговля. Они, скорее всего, и тают решающими на национальных выборах. Бесспорно, больше всего Клинтон напугала неожиданное поражение в Мичигане 8 марта: там Сандерсу удалось выставить ее сторонницей свободной торговли, за которую в Америке исчезнут рабочие места. После того призрак подобного результата забрезжила в остальной штатов «ржавого пояса». А если бы Клинтон пережила это, то протекционист Трамп мог бы выиграть благодаря подобным аргументам в ноябре. Следовательно четы Клинтонов быстренько метнулось штатами Огайо, Иллинойс и Миссури (за неделю до праймериз) и разрекламировало более компромиссный подход Хиллари к торговле.

Она, несомненно, поддерживает свободную торговлю. Клинтон с энтузиазмом отстаивала соглашение о Североамериканской зоне свободной торговли (НАФТА) — соответствующий закон подписал ее муж — и голосовала за несколько двусторонних торговых соглашений в Сенате. Однако когда Хиллари были нужны голоса профсоюзов, то проявляла меньше энтузиазма: в 2008 году вслед за Обамой раскритиковала НЕФТЬ; в Сенате голосовала против ее аналогу со странами Центральной Америки. Выступая в Огайо, пообещала «решительно остановить действие любой торговой сделки, которая вредит Америке и американским рабочим». Сработало. Она победила во всех трех штатах, одержав, в частности, и голоса большинства тех избирателей из Огайо, которые считают, что международная торговля уничтожала рабочие места в стране.

Читайте также: Слон в комнате

Близость поражения сама по себе оказалась полезной. Опрос, который недавно провел Институт Ґеллапа, свидетельствует, что сторонники Клинтон активизируются. «Я была за Берни, но мою позицию резко изменило высказывания Хиллари об уровне зарплаты для женщин», — рассказала накануне праймериз 5 апреля Дейна, инспектор завода Harley-Davidson в штате Висконсин. Там Клинтон проиграла. В общем перед праймериз в Нью-Йорке она потерпела поражение в семи из восьми предыдущих штатов. Но ее стратеги отнеслись к этому довольно спокойно, ведь в тех штатах мало крупных городов и значительная часть избирателей белые, а следовательно, электорат Демократической партии представлен минимально.

Тот факт, что Клинтон целом удалось избежать перекосов в левый бок вслед за Сандерсом, свидетельствует о ее недооцененную силу. Ведь такой маневр неизбежно навредил бы ей на национальных выборах. Многие эксперты утверждают обратное, но они склонны выдавать желаемое за действительное. Политологи с правого фланга ждут не дождутся подтверждения своих давних подозрений в том, что Клинтон — латентная ливачка. На левом (где реалисты всегда считали, что максимум, на что можно надеяться, — это чуть подтолкнуть Клинтон в левый бок) хотят увидеть осуществление своих надежд. «Движение Сандерса заставил ее пересмотреть приоритеты и изменить позиции», — говорит конгрессмен, один из немногих сторонников Берне на Капитолийском холме Рауль Ґрихалва из штата Аризона. Но подтверждений таких предположений мало.

Главный камень преткновения сейчас — метание Клинтон в вопросе ТТП, из которого ей сложно будет найти однозначный выход. Впрочем, если Сенат ратифицирует соглашение 2016-го (это вполне возможно), дилемма исчезнет. А об исключении возможности подобных сделок в будущем, в частности о трансатлантическую зону свободной торговли, она ничего не говорила. В то же время более левацкие позиции Клинтон (как уменьшение кредитной нагрузки на студентов и расширение социального страхования) на самом деле не такие радикальные, как она их подает. А в целом Хиллари не предлагает ничего, что могло бы вызвать панический перетекания избирателей к другому лагерю в ноябре.

Например, вопрос налогов. Чтобы профинансировать обещанную в своей программе политику, Сандерс увеличил бы налог на доходы и ввел два новых на зарплатный фонд. Следовательно, предельная ставка налога для самых богатых американцев включительно с федеральными и местными налогами выросла бы в среднем по штату до 73%. Налоговый план Клинтон предусматривает увеличение предельной ставки на 10% для тех, чьи доходы превышают $5 млн в год, то есть до 43,6%, и минимальную ставку федерального налога на доходы 30% для тех, кто зарабатывает более $1 млн. Поэтому налоговые предложения Клинтон не дают оснований думать, что она очень отклонится от прагматичного, левоцентристского курса Обамы и своего мужа.

Общественность, похоже, понимает это лучше экспертов. На политической шкале от левых до правых, составленном аналитической компанией Crowdpac по результатам опроса миллионов доноров политсил, за год позиции Клинтон почти не изменились. Она сохраняет практически такой же рейтинг среди либеральных избирателей, как и Обама. Это, пожалуй, разочаровало сторонников Сандерса. Но даже так, две трети из них уже заявляют, что будут голосовать в ноябре за Хиллари, и их количество, несомненно, возрастет, когда летом демократы назовут единого кандидата. «Если она победит, надеемся, что наши поклонники ее поддержат», — заявила 13 апреля жена Сандерса Джейн. «Здесь и близко нет такого противостояния, которое было между Бараком Обамой и Хиллари Клинтон».

Это второй фактор в пользу Клинтон. Несмотря на все свои различия, демократы в принципе сплоченные. Большинство из них уважают Обаму, который спокойно поддерживает Клинтон, недолюбливают республиканцев и хотят к власти. В интернет-опросе 400 тыс. избирателей — сторонников демократов, которое провел конгрессмен от Флориды Алан Грейсон, почти никто не сказал, что поддерживает одного кандидата за то, что другой не нравится.

Читайте также: На коммерческих началах

Третий фактор — республиканцы готовятся к внутрипартийной «гражданской войны». Экзит-поллы в Висконсине свидетельствуют, что более трети избирателей из республиканского лагеря не хочет голосовать за Трампа на общенациональных выборах. Поэтому не удивительно, что партийные руководители пытаются его остановить. Но даже если у них получится, треть сторонников Трампа все равно не собирается голосовать ни за одного другого республиканского кандидата. Более объединяющим персонажем мог бы стать Круз, но и он принадлежит к радикальных правых, и подавляющая часть партийной верхушки его просто не переносит.

Не ищи нового

Кое-кто из умеренных республиканцев уже заявляет, что готов переступить через себя и проголосовать за Клинтон, чтобы только не за Трампа или Круза. Морской пехотинец в отставке на участке в Милуоки, который только что проголосовал за Джона Касича (третьего в списках кандидатов от республиканцев, который значительно отстает от первых двух), сказал, что на всеобщих выборах отдаст предпочтение Клинтон, если придется выбирать между ним и Трампом или Крузом. Что важнее, если до национального голосования пройдет один из этих двух, то могут мобилизоваться апатичные избиратели демократов. Например, испаноязычные американцы из демократического электората голосуют не пассивно. Но 8 из 10 среди них не любят Трампа, а 7 из 10 на дух не переносят, и этот факт не останется незамеченным.

Давно распространено мнение, что даже в случае победы Клинтон на президентских выборах в Конгресс, в котором большинство принадлежит республиканцам, не даст ей воспользоваться мандатом на полную. Но сейчас кое-кто из республиканцев опасается, что с таким кандидатом, как Трамп, они могут не только остаться без большинства в Сенате, но и потерять преимущество в 30 мест в Палате представителей. Такая перспектива, хоть и отдаленная, заставляет некоторых демократов задуматься: чего могла бы достичь Клинтон, если бы Конгресс вставлял ей палки в колеса меньше, чем в последнее время Обаме.

А Хилари, в свою очередь, может и не замахуватиметься на больше, чем обещает в своей кампании. Ведь даже если результат президентской гонки окажется благоприятным для демократов, на нее все равно ждет обструкция от республиканцев в Сенате. Кроме того, ее деятельность в верхней палате и на посту государственного секретаря свидетельствует о прагматизм и стремление к улучшениям шаг за шагом, а не радикальные решения и жесты на публику. «Она абсолютно против ситуаций, когда не может ничего добиться, — говорит Панетта. — Она знает свои пределы, но знает и то, как давать пространство другим». Ее сдержанность отчасти объясняется высокой ценой, которую Билл Клинтон и Барак Обама еще ранее заплатили за свои грандиозные инициативы, в частности, уменьшения дефицита бюджета и реформу системы здравоохранения. Оба через два года потеряли контроль над Конгрессом. Можно надеяться, что Хиллари розтягуватиме свой политический капитал на долгое время.

Как ни парадоксально, но в год революции популистов именно она, архетипная креатура истеблишмента, кажется достойнейшим претендентом на победу. Если выиграет, Клинтон намекнула в недавнем интервью изданию Business Insider, то вскоре начнет нравиться американцам гораздо больше, чем сейчас: «Ибо когда я имею некий статус — первой леди, сенатора или государственного секретаря, и выполняю работу, то становлюсь действительно популярной». Похоже, у нас будет возможность в этом убедиться.

© 2011 The Economist Newspaper Limited. All rights reserved

Перевод осуществлен с оригинала «украинской неделей», оригинал статьи опубликован на www.economist.com


Названы темы неожиданных майских переговоров Путина и Макрона
Названы темы неожиданных майских переговоров Путина и Макрона
20:15 2017-05-22 7

В Сирии погиб еще один путинский «ихтамнет»
В Сирии погиб еще один путинский «ихтамнет»
16:15 2017-05-22 20

Все сирийские повстанцы покинули город Хомс
Все сирийские повстанцы покинули город Хомс
08:17 2017-05-22 12

«Мумия»: финальный удлиненный трейлер выдал «козыри» фильма
22:20 2017-05-21 13

Вася Обломов высмеял российское телевидение в новом клипе
21:22 2017-05-21 28

«Нести херню»: новый клип Васи Обломова покорил интернет
13:22 2017-05-21 19

Омск засветился в новом клипе Васи Обломова
07:22 2017-05-21 16

Финальный трейлер фильма «Мумия» вышел на YouTube
21:22 2017-05-20 27

«Нести х*рню»: Обломов в новом клипе высмеял российских пропагандистов
14:15 2017-05-20 25

Вышел финальный семиминутный трейлер фильма «Мумия»
13:22 2017-05-20 46