Парижский не-Майдан

22:00 2016-04-19 38 городок Майдан палаточный площадь украинский

Рейтинг 1/5, всего 3 голосов

“Вы должны были бы запатентовать свой политический изобретение и собирать деньги с последователей,” — шутит французский коллега. Речь идет о “палаточные революции” — мирные протесты, которые по форме часто напоминают украинский Майдан. Но у каждого протестного движения — свои вдохновители, раздражители и цели.

“Мы — за полную свободу слова, за то, чтобы каждый мог здесь высказать свое мнение!” — патетически произнес с трибуны молодой парень с черной банданой на голове. Он сделал эффектную паузу и добавил: “Но конечно, ни Марин Ле Пен, ни ее последователей и других фашистов мы здесь терпеть на станем”. Бурные аплодисменты.

“Да, мы левые, признаем и подписываемся,” — среагировал на мою скептическую улыбку мужчина с анархистским флагом в руках. Не имею никакой симпатии к Марин Ле Пен. Но, согласно результатам последних выборов и социологических опросов, каждый пятый поддерживает или готов поддержать Нацфронт. Полная свобода слова — это равные условия для всех. Даже для тех, кто категорически не нравится.

Читайте также: Банановая Исландия

На площади Республики ночью — до двух тысяч человек, не больше. Вместе с постоянными обитателями палаточного городка и интересными, которые пришли послушать, понаблюдать, разобраться. Как и во время Майдана, видим автомобиль медицинской помощи, которая дежурит на площади круглосуточно. Симпатичная, улыбающаяся девушка раздает книги бесплатно. “Берите, не сомневайтесь, книги — это мудрость, которой так не хватает миру!” — она призывает прохожих своим радостным, звонким голосом. Люди останавливаются, разглядывают переплета. У ног девушки коробка с надписью: “На борьбу с неграмотность”. В коробке — только медные монеты.

Рядом палатка экологов. “Что ты сделал, чтобы защитить природу от худшего хищника — человека?” — спрашивает с плаката женщина с подозрительным прищуром глаз. Чем-то она неуловимо напоминает “Родину-мать” 40-х годов. Возле палатки — несколько мужчин, без особого успеха, раздают листовки об изменениях климата и опасность глобального потепления.

Несколько студенток политологии держат палатку под лозунгом “Будь вимоглимим со своим депутатом”. Девушки роз”клиники доктора ионовой, где узнать, кто твой депутат, как грамотно обратиться к нему, что можно и нужно требовать у народных избранников… Круг них крутится пару парней с пивными банками в руках. Похоже, недостаточная политическая грамотность их беспокоит меньше, чем собственное одиночество, что контрастирует с пьянящими ароматами весеннего вечера.

Читайте также: Свой за своего

“Мир полон несправедливости, пропасть между бедными и богатыми постоянно увеличивается! — произносит с трибуны седовласый мужчина с длинными волосами, собранными в “хвистик”. — Наш оппонент — Америка, наша угроза — глобализированная экономика, наша аудитория — те, кто живет на сущие копейки, никогда не ездит отдыхать, кто не имеет стабильной работы и чувствует себя затерянным в этом бездушном, жестоком жизни”…

Движение “Ночь стоя” начался пару недель назад. От украинского Майдана, кроме очевидно левого политического окраса, французских протестующих отличает полная беспомощность в отношении хулиганов и пьяниц, которых, к сожалению, не хватает в окрестностях палаточного лагеря. Только в субботу-воскресенье 16-17 апреля было задержано 21 лицо: за драки, разбитые витрины и стекла, искалеченные машины обычных парижан, которые имели неосторожность оставить их неподалеку от площади Республики.

Читайте также: Почему польская молодежь радикализируется

Первые требования протестующих касались закона о труде, который упрощает увольнение наемных работников с работы. Справедливости ради стоит заметить, что избавиться от нежелательного работника с бессрочным контрактом — невероятно дорогое дело. Мелкие частные предприятия имеют с этим огромный проблемы, ибо освобождение требует больших затрат да еще и грозит дорогостоящими судебными процессами. “Труд — для всех!” “Жилье — для всех!” “Имеем в носу полицию!”, — транспоратнив с такими утопическими и провокационными надписями не хватает.

Как и на Майдане, в палаточном городке круглосуточно дежурят волонтеры-медики. Как и на Майдане, участникам раздают еду — правда, не даром, а за символическое евро. Пиво и более крепкие напитки, на счастье, надо покупать по рыночной цене. Но это не останавливает жаждущих.

Совсем другой зато общий дух парижского протеста: нет драйва, общей цели, нет той критической массы гнева и мощной энергетики, которую излучал Киев два с половиной года назад. Чувствуется, что большинству участников живется не комфортно и не уютно, но в воздухе разлито не так дух борьбы, как беспомощности, растерянности. “Это скорее — “Сон стоя”, — пошутил французский коллега, характеризуя общее настроение акции. “Бунт неприяканих”, — прокомментировал один из парижских еженедельников.

Париж — город революционного прошлого, может, и мечтает возродить свое славное бунтарство. Но нынешняя инициатива выглядит, пока что, слишком ограниченной в поддержке. Это еще не Майдан и даже не репетиция Майдана. Где-то очень отдаленная имитация, если мерить украинскими масштабами.