Что теперь?

14:22 2016-03-25 57 номинация оно партия республиканец съезд

Рейтинг 3.5/5, всего 5 голосов

Праймериз, состоявшихся 15 марта, должны были расставить акценты в гонке за право возглавить Белый дом. Они не разочаровали, но и оптимизма не добавили. Для Республиканской партии, следовательно, наступил тот момент, когда водитель понимает, что столкновения уже не избежать, а тормозить поздно. Оппоненты республиканцев, пытаясь предотвратить катастрофу, выбрали для номинации от Демократической партии Хиллари Клинтон, поэтому сейчас она может сосредоточиться на избирательной кампании. Тем временем Дональд Трамп, очевидно, или с боями продиратиметься к номинации в течение месяцев, оставшихся до партийного съезда, где республиканцы определят своего кандидата, или выиграет номинацию с большим отрывом.

Для партии Линкольна это катастрофа. Многие американцы настолько не сносят Трампа, его номинация может нанести политсиле неизмеримо больший вред, чем поражение на президентских выборах: она может ударить по шансам республиканцев выигрывать на выборах в Палату представителей и Сената. Поэтому республиканский истеблишмент (или то, что от него осталось) лихорадочно ищет способы остановить человека, которая словно загипнотизировала партию. Спектр возможных действий: от проведения так называемого открытого съезда, на котором делегаты смогут проголосовать за другие кандидатуры, чем на праймериз, к поддержке некоего третьего консервативного выдвиженца. Однако хороших вариантов у республиканцев, к сожалению, нет.

Под горячую руку

Если Трамп соберет голоса 1237 делегатов, необходимые для получения абсолютного большинства на номонацойному съезде партии, он победит честно и открыто. Это будет очень печально, но умеренные консерваторы вряд ли смогут чем-то помочь.

Трудности начнутся, если съезд будет открытым. На бумаге его процедура имеет простой вид: во время первого голосования почти все делегаты должны придерживаться выбора, сделанного во время праймериз или кокусов в их штате. Если этот тур не выявит победителя, они могут на свое усмотрение решать, какому кандидату отдать предпочтение.

На практике это гарантия ожесточенных боев. Трамп, понимая, что его преимущество может быть звояна ветром, когда делегаты отдадут голоса кому-то другому во втором туре открытого съезда, недавно предупредил о возможных беспорядках, если номинация достанется не ему. И те его слова, которые звучат как нечто среднее между прогнозом и угрозой, не последняя причина, почему он не заслуживает на президентское кресло.

Читайте также: бороться за Украину

Но этот претендент имеет прав в другом: если избрание кандидата от республиканцев будет происходить с оттенком несправедливости или манипуляций, то номинация вообще может быть поставлена под сомнение. На открытом съезде все зависит от действий каждого отдельного делегата: он не только определяется с номинантом, но и голосует за изменения процедуры избрания (поэтому может пристраивать их на пользу собственного выбора). Итак, кто избирает делегатов? В разных штатах разные правила, но в целом это делает тот самый истеблишмент, против которого ныне отдает свои голоса электорат. И будто на зло в 1960-х партии еще теснее привязали избрания номинантов на съездах к результатам праймериз. А теперь если республиканцы вдруг номинируют не Трампа или второго в рейтинге Теда Круза (взгляды этого политика настолько поляризуют общество, что его не сносят даже коллеги по Сенату), то, как следствие, столкнутся с негодованием. И заслуженно.

Досадная правда для республиканцев (а следовательно учитывая двухпартийную систему для всей Америки) в том, что отсутствие достойных кандидатур от них свидетельствует о глубокий внутренний раскол. Коалиция бизнесменов, евангелистов-проповедников, ястребов из Министерства обороны и избирателей из среды простых рабочих развалилась. Гнев, которым питается кампания Трампа, не является уникально американским явлением: от Франции к Германии и США на лозунги популистов покупаются 20-25% электората. Но в Европе эта энергия конвертируется в депутатские мандаты и кое-где участие в правительственных коалициях на правах парламентской политсилы. В США в этом случае она попала в узкую воронку номинации от партии на должность президента.

Поэтому ставки в Америке выше, а выбор все тяжелее. Традиционная часть Республиканской партии не имеет чем ответить на запросы возмущенных сторонников Трампа. Это свидетельствует, что ее проблема не в одном человеке, а значительно масштабнее. И партийцам придется еще немало поработать, чтобы понять, какая именно политсила им нужна.

© 2011 The Economist Newspaper Limited. All rights reserved

Перевод осуществлен с оригинала «украинской неделей», оригинал статьи опубликован на www.economist.com