Линас Линкявичюс: «Нет причин пересматривать санкции в отношении Крыма»

13:11 2016-03-03 59 беженец все много поэтому санкция

Рейтинг 3/5, всего 5 голосов

Как вы оцениваете последнюю встречу министров обороны стран НАТО? Какие ожидания относительно расширения Альянса на восток?

— Эта встреча была одной из самых удачных после Уэльса. Мы довольны всеми решениями, ведь последовательно идем в намеченном направлении там. Это сейчас очень усилит наши внутренние возможности во время подготовки саммита в Варшаве и увеличит присутствие на восточном фланге, что для нас актуально. Думаю, что мы идем хорошим путем. И надеюсь, до Варшавы как раз выполним взятые на себя обязательства по полной операционной взаимодействия штабов, которые созданы недавно в восточных странах, и достигнем полной операционной готовности сил, особенно быстрого реагирования. Так что все идет по плану, и мы этим довольны.

Что касается расширения на восток, то это не так легко дается и здесь каких-то революций я не ожидаю. Но для нас очень важно и этим путем идти последовательно. Мы должны использовать нынешнюю ситуацию и имеющиеся рычаги в достаточной степени. Относительно Грузии, есть качественные улучшения процесса, но именно расширение — решение политическое, и здесь все компоненты должны совпасть. По крайней мере мы должны быть готовыми, а я чувствую, что до этого еще не созрели. Но все равно есть рычаги и формы, которые улучшат подготовку к эвентуального членства. Что же касается других стран, то пока нет каких-либо изменений в официальной позиции и ничего комментировать.

Насколько безопасно чувствует себя сейчас Литва, учитывая политический раскол в Европе в вопросе беженцев? Есть ли пути его преодоления?

— Увидим, жизнь покажет. Ведь это довольно болезненная проблема, здесь много намешано и есть немало вопросов. Это большое испытание для Евросоюза в смысле сплоченности, наверное, больше всего за последнее время. Мы чуть как бы сбоку от той военной дороги беженцев и поэтому обсуждаем этот вопрос более теоретически. Стараемся найти такую конструктивную, не радикальную позицию. Речь Не идет ни о «никого не примем», ни о «все приезжайте». Такого нет. Мы принимаем некоторые обязательства по понятным нам критериям, которые были выдвинуты, исходя из общего валового продукта страны, численности населения, экономических возможностей и тому подобное. Теоретически определили определенную цифру на два года и стараемся подготовиться к этому, параллельно готовя общественное мнение и дискутируя. Но пока что, на сегодня то небольшая тайна, у нас находится четыре беженцы, поэтому об этом даже смешно говорить. Тем более что мы намерены выполнять свои обязательства достаточно серьезно, поскольку это еще и признак солидарности с теми, кому сейчас трудно все решать.

Читайте также: «Женевский формат»: перспектива или иллюзия?

Также я уверен, что мы наконец должны воплощать в жизнь те решения, которые приняли. Так, например, два главных моменты, к сожалению, пока не реализованы. Первый — укрепление внешних границ Шенгена. Мы об этом много говорим, но мало сделали. Второй — должны заработать горячие точки, центры управления беженцами. Их должно быть более десятка. Из них пока что действует только три, да и то неэффективно. И это также причина того, что мы не можем двигаться дальше. Если не упорядочить процесс на входе в Шенгенскую зону, не разобраться в этих потоках, кто действительно в соответствии с Женевской конвенцией беженцев, бегущих от войны, и кому мы должны предоставить прикрытие и гарантии, а кто является экономическими мигрантами, которых мы не можем всех принять. Ведь логика проста. Уровень жизни в Северной Африке отличается от уровня жизни в развитых странах Евросоюза в 40 раз. Поэтому, исходя из этого, можно вполне понять и не надо обижаться на людей, которые необязательно убегают от войны, а лишь ищут лучшую жизнь и работу. Но они также должны понять, что не должны решать в

таким образом свои проблемы. Это, к сожалению, также не было четко сказано.

Как эти проблемы влияют на единство в украинском вопросе? Не дают ли они дополнительных козырей друзьям России?

— Я не вижу каких-то непосредственных больших влияний. Но беженцы используются в той дискуссии как оружие в руках агрессора. Это правда. То, что Россия сейчас делает в Сирии, еще увеличивает поток беженцев, что также является определенной оружием против стабильности и единства. Все мы надеемся, что удастся воплотить в жизнь договоренности о перемирии и мы его наконец увидим. Но очень много таких усилий уже было раньше, поэтому соответственно и сомнений сейчас относительно этого также немало. Мы подчеркиваем, что конфликты в Украине и Сирии различны. Так оно и есть. Но оба они завязаны на одном, скажем так, деятели. Поэтому не совсем логично разделять и думать, что в одном конфликте будут одни ценности и нормы поведения, а во втором другие. Лично я в этом очень сомневаюсь.

Часто можно услышать, что европейцы устали от украинских проблем. Так ли это? Какие настроения в отношении Украины сегодня царят среди европейских политиков?

— Как на меня, речь идет не столько об усталости от конфликта, как о том, что не менее плохо, когда к нему привыкаешь. Он, мол, есть, но что поделаешь, надо жить дальше. Это мы уже слышали много раз, последний раз после войны на Южном Кавказе 2008 года, когда были достаточно резкие заявления по поводу аннексии части Грузии, против милитаризации и тому подобное. Но потом все вернулось в, скажем так, прагматичное русло. Я это называю невыученными уроками. Собственно, их прекрасно изучил агрессор, поняв, что за минимальной цены так можно делать. Можно нарушать суверенитет соседних государств и выходить из кризиса с, скажем так, минимальными политическими потерями. Другая сторона уроки не усвоила. Она подумала, что кризис позади и больше ее не будет. А мы тогда говорили, что будет. И, кстати, вспоминали Крым. Не говорили, правда, о Донецк, ибо такое даже в голову не приходило. Поэтому если и дальше так вчинятимемо, то, конечно, придется вспомнить коллегам, что не стоит удивляться, если в случае чего что-то будет происходить в Приднестровье. Но, к сожалению, так уже есть, ошибки повторяются, и не знаю, сколько надо звонков будильника, чтобы проснуться. Иногда очень много. А про настроения в отношении Украины, которые царят среди европейских политиков, читайте в газетах. Они не скрываются. Ведь лидеры некоторых государств часто высказываются по поводу санкций, о том, насколько они вредны и все такое. Поэтому, если мы не будем последовательными, думаю, трудно надеяться на какой-то успех. И наша задача — объективно, без эмоций, с помощью фактов не только иллюстрировать ситуацию, но и принимать решения. И есть все предпосылки, чтобы эти решения были приняты. А насколько они будут

приемлемыми, будет зависеть от политической воли.

Читайте также: Утраченный имидж

Как настроена сейчас Европа о продлении санкций против России и насколько вероятно их непродлении?

— В середине марта мы будем пересматривать индивидуальные санкции против России, которые были введены из-за нарушения суверенитета и территориальной целостности Украины. Эти причины не устранены, и по логике ограничения должны были бы быть продолжены. Как получится, увидим во время дискуссии, потому что здесь нужен консенсус. И если кто-то против, то такого не будет. Мы слышим и читаем в газетах различные выступления о целесообразности санкций. Я не вижу логики в таких аргументаціях, но они все же есть, поэтому сейчас что-то прогнозировать было бы не совсем

реально. Хотя по логике и в соответствии с правовым подходом мы должны просто продлить санкции.

Что касается экономических ограничений, которые должны пересматривать летом, то они напрямую завязаны на минских договоренностях, которые на сегодня, и это все констатируют, не выполняются. Поэтому опять-таки если причина останется, то и санкции должны быть продолжены. По крайней мере в этом наша позиция ясна, а как будет, посмотрим. Пока что мы постоянно видим 50, 60, 70 обстрелов ежедневно. Называть это перемирием довольно сложно. Несмотря на все это, сейчас не та ситуация, когда можно принимать какие-то другие решения относительно санкций.

Есть еще санкции в отношении Крыма, вообще нет причин пересматривать. Тем более что здесь было бы ошибкой думать, будто это вопрос забыто и не обсуждается. Мы постоянно об этом говорим и хотим, чтобы факт непризнания аннексии Крыма имел конкретные политические, финансовые и дипломатические последствия. Это очень важно. А некоторые моменты, такие как права человека или ущемление прав татарского населения, вообще всегда были приоритетными для Литвы. И мы говорили об этом во всех возможных международных организациях,

в том числе и в ООН.

Читайте также: Ян Томбинский: «ЕС поддержит Украину, если она будет проводником собственных реформ»

Есть ли альтернатива Минске, если он не работает?

— Пока что нет. Но я хотел бы обратить ваше внимание на тенденцию вспоминать только о Минск-2. Это большая ошибка, ведь мы должны принимать во внимание весь пакет договоренностей. И минские соглашения по сентябрь 2014 года очень важны. Они больше касались ситуации с безопасностью. Когда говорят, что мы должны принимать какие-то решения, связанные с политическими реформами, а уже потом дойдет до деэскалации, в этом нет никакого здравого смысла. Но такая тенденция сейчас в комментариях прослеживается, и на это стоит обратить внимание.

Какие вы видите перспективы программы Восточного партнерства? Есть ли они вообще?

— У нас есть такая лакмусовая бумажка — безвизовый режим, по которому мы политическое решение вроде приняли, но должны еще довести до логического завершения. Надеюсь увидеть какие-то результаты тех усилий. Это касается и Украины. А вот что касается Молдовы, то там надо определиться с правительством, должна стабилизироваться ситуация, ведь мы знаем, какой она есть на сегодня. Пока что трудно что-то говорить. Хотя до недавнего времени Молдова все-таки была лидером во многих процессах, и здесь следует немного подождать. У каждого есть определенные трудности, но не все безнадежно. Не надо заранее говорить, что все обречено на провал. Это не так. Необходимо работать, и результат будет.


Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
07:22 2017-05-24 7

В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
20:17 2017-05-23 19

В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
18:23 2017-05-23 18

«Исламское государство» взяло ответственность за теракт в Манчестере
16:19 2017-05-23 16

Офицер из Новосибирска погиб в Сирии
07:22 2017-05-23 20

Названы темы неожиданных майских переговоров Путина и Макрона
20:15 2017-05-22 9

В Сирии погиб еще один путинский «ихтамнет»
16:15 2017-05-22 28

Все сирийские повстанцы покинули город Хомс
08:17 2017-05-22 12

«Мумия»: финальный удлиненный трейлер выдал «козыри» фильма
22:20 2017-05-21 14

Вася Обломов высмеял российское телевидение в новом клипе
21:22 2017-05-21 30