Страх сказать «да»

12:22 2016-02-26 57 ассоциация много Нидерланды референдум страна

Рейтинг 4/5, всего 5 голосов

Теперь политсила ведет активную кампанию в поддержку решения парламента ратифицировать ассоциацию. На днях в Украину приезжали ее лидер Александер Пехтольд и депутат Кеес Вергувен: встречались с нашими политиками, экспертами, активистами. Неделю спросил гостей о том, что избиратели в Нидерландах знают об Украине, чем руководствуются противники Соглашения об ассоциации и есть шанс изменить баланс голосов в нашу пользу.

Как воспринимается Украина в Нидерландах сегодня?

Александер Пехтольд: После лета, когда произошла трагедия с самолетом MH17, много голландцев увидели, что есть Украина: ранее ее воспринимали просто как одну из бывших советских республик. Было значительно меньше информации об отношениях между двумя государствами. Например, мало кто знал, что Украина больше Франции. Поскольку в Нидерландах о ней знают мало, то восприятие нейтральное. Кстати, когда ваш президент выразил соболезнования по поводу MH17 — пришел до нашего посольства, приклонил колено и помянул жертв, — это в Нидерландах заметили. Такое ощущается.

Конечно, есть свои опасения, но они касаются не конкретно Украины, а скорее восточноевропейских стран в целом и коррупции. С началом кампании (относительно апрельского референдума о ратификации Соглашения об ассоциации Украины с ЕС. — Ред.) в Нидерландах акцентируют именно на этом моменте: в лагере противников решения говорят о другой менталитет, который нам не нужен. Черно-белый выбор между Москвой и Киевом.

Мы в своей партии, в лагере сторонников, стараемся дать больше аргументов.

А какой видится Россия?

А. П.: Все больше людей в Нидерландах начинают понимать, какую роль играет Кремль на международном уровне: в Сирии, в государствах вроде Украины. Кроме того, больше осведомленности, например, в вопросах энергетики. Мы знаем: не перейдем на возобновляемую энергетику — будем заложниками Путина или арабской нефти.

Читайте также: Роберт Ондрейчак: «Вышеградская четверка поддержит Украину в интеграции в НАТО, если ваша страна решит ступить на этот путь»

Что после короткого визита в Украину будете рассказывать о ней дома?

А. П.: Для меня это такой себе полевой сбор информации. Мы общались здесь с многими политиками, премьером, президентом. С представителями общественных организаций, людьми на Майдане. И многое узнали об их отношение к ассоциации, к которой относится референдум. Для них это не вопрос членства в ЕС или денег. Они говорят, что хотят иметь европейские ценности и стандарты.

Кеес Вергувен: Общение в эти дни, особенно с молодыми общественными активистами, парламентариями, показало, что эти люди хотят перемен. Они говорят, что это необратимый процесс, и хотят двигаться не назад, в советские времена, а вперед, к западным ценностям. И действительно за них борются. Меня это очень поразило. Думаю, во время кампании в Нидерландах важно показать желание украинцев наконец положить конец коррупции, изменить старые институты и обрести новый уровень свободы.

В июле 2015 года в Нидерландах вступил в силу новый закон о референдумах. И те, кто настроен скептически или против ЕС, искали возможности организовать волеизъявление

А. П.: А еще, похоже, мы слишком сосредотачиваемся на коррупции. Хотя есть и положительные вещи, которые можно отметить. К тому же такой возможности открыто говорить о коррупции и противодействии ей, как в Украине, не хватает во многих других государствах, где и слова на эту тему политикам в глаза не скажешь, потому что это будет считаться дурным тоном.

Как украинцы могут убедительно сказать или показать вашим соотечественникам, что ассоциации или свободной торговли с ними не стоит бояться? Какие аргументы нужны вам, чтобы сделать эту кампанию в Нидерландах успешнее?

К. В.: Украинцы могут говорить, что ассоциация — это образ, в который ЕС поможет им улучшить ситуацию в стране, модернизировать институты, бороться с коррупцией, решать проблемы, связанные с правами человека, меньшинствами. Что они действительно хотят изменений и готовы к демократии. Что это не мы им навязываем, а они сами этого хотят. И если украинцы могут убедить нас, то убедят и больше людей в Нидерландах своим рвением и борьбой за более лучшую жизнь, за более широкие возможности делать то, что нравится. Вот что нужно доносить избирателям у нас дома.

А. П.: И личные истории. Референдумы в Нидерландах воспринимаются как дела дипломатов и политиков, крайне поднадоевшие людям. А когда речь идет о личные истории, это другое дело.

Планируете какие-то конкретные мероприятия в рамках кампании за ратификацию ассоциации в оставшееся до референдума?

К. В.: У нас есть сайт, который публикует различные факты. Кроме того, будем показывать молодежь с Украины и наших предпринимателей, которые рассказывают, почему для них важна ассоциация.

Покажем лицо украинских людей, чтобы сделать страну ближе к нидерландам. Ведь сейчас существует дистанция, особенно ментальная, а когда будут лица и истории, появится возможность ее сократить.

Многие считают, что апрельский референдум больше свидетельствует о евроскепсис, чем о негативном отношении к Украине. Насколько это правда?

К. В.: Так. В июле 2015 года в Нидерландах вступил в силу новый закон о референдумах. И те, кто настроен скептически или против ЕС, искали первой же возможности организовать волеизъявление. Плебисцит можно провести по поводу решений, которые принимает парламент. И первым таким решением оказалась Соглашение об ассоциации Украины с ЕС. Наши депутаты за нее проголосовали. А евроскептики инициировали по этому поводу референдум. Ваша страна в таком случае стала своеобразной жертвой избирательности. Это печально.

Читайте также: нужно Ли «так» из страны тюльпанов

Кто выступает и голосует против Соглашения об ассоциации?

К. В.: Прежде всего те, кому надоел Евросоюз. Они считают, что ЕС делает только плохое, не слушает простых людей и принимает решения, не понимая последствий. Есть также категория граждан, которые верят в какие-то теории заговоров в отношении ЕС.

Надо слышать эти настроения и анализировать, насколько приемлемо делегировать столько решений Европейскому Союзу. В то же время существует Европарламент, своих представителей в которого выбирали и граждане Нидерландов. Есть национальные лидеры, которые имеют очень мощные позиции в Европейском совете и могут отстаивать интересы нашего государства.

А еще есть категория людей, напуганных тем, что творится в мире (теракты в Париже, куча беженцев в Европе, геополитические трения у границ ЕС). Многие думают: лучше вернуться к национального контроля, тогда будем в безопасности. Мы знаем друг друга, имеем свое влияние, мы более одинаковые.

А с Украиной или какими-то другими частями мира не надо иметь дела. Они просто боятся. В частности, и вашей страны, которой не знают.

При этом остается много тех, кто еще не определился. Они до сих пор колеблются: пойти голосовать или остаться дома. Для таких у нас есть два месседжа. Первый: проголосуйте 6 апреля, не думайте, что лучше пересидеть и в итоге явка не дотянет до 30%, необходимых для того, чтобы результаты волеизъявления считались репрезентативными. Второй: если будете голосовать, разберитесь с тем, что такое Соглашение, а что — мифы о ней. Собственно, это мы как партия должны пропагандировать, чтобы люди знали о ней все. Объяснять: речь идет не о том, какой плохой или хороший ЕС, и не о выходе из него, а о сотрудничестве с Украиной как страной на границе с Евросоюзом, которая имеет много вызовов, но Соглашение об ассоциации способна ей помочь не только в торговле, но и в смысле ценностей (верховенство права, демократия, права человека). Если качественно донесем этот месседж, можем иметь положительный эффект.

Читайте также: «Да» на 90%. Состояние ратификации Соглашения с Украиной в странах ЕС

Реально ли убедить тех, кто не определился, или же противников за два месяца до референдума?

К. В.: Так. В декабре ассоциации поддерживали 29% избирателей, а против были 56%. Опрос в нашей крупнейшей газете две недели назад показало, что разрыв уменьшается: теперь соотношение 40% и 60%. А еще оно выявило большую группу тех, кто не определился: это почти треть избирателей. Они открыты к информации. И готовы воспринимать новые аргументы.

Почему вы присоединились к кампании в поддержку решения парламента одобрить ассоциацию?

К. В.: Наша партия является одной из тех, что голосовала за закон о референдумах. А когда так, то нельзя молчать во время первого же плебисцита.

Кроме того, мы проевропейская партия. По нашему мнению, изоляция никогда не улучшает положения. Считаем, что в Украине в ближайшие годы будут реформы и прогресс. Кроме того, мы голосовали за ассоциацию в парламенте. А если так, то, когда это решение вынесено на референдум, должны выйти к избирателям и говорить с ними, объяснять: поддержали его — значит верим.