Обещать не значит помочь

16:46 2016-01-30 44

Рейтинг 3/5, всего 4 голосов

Ныне силы, которые стоят на позициях популизма, приобретают все больше веса после каждых выборов во многих европейских странах. Дров в костер подбрасывают постоянные кризисы. А еще отсутствие эффективной реакции центристов и либералов. Они будто не заметили, когда угроза получения популистами серьезного политического голоса превратилась из маргинальной на реальную. А еще теперь они имеют дело с популистами нового образца: те ориентируются не столько на идеологию, за что их можно клеймить как откровенных противников, а сочетают в риторике разные компоненты, на которые есть общественный запрос. Это дает им возможность гибко играть на недовольстве избирателей и одновременно звучать как вполне себе демократические силы с легким налетом правизни или левизны.

Классика жанра

«Дайте мне балкон, и я стану президентом», — любил повторять эквадорский пятикратный глава государства Хосе Мария Веласко Ибарра. Его фразу можно считать политическим лейтмотивом последнего века для Латинской Америки: если закрыть глаза и пробежаться мысленно ее историей, то в вашем воображении должен возникнуть различной формы балкон, на котором будут меняться фигуры Перона, Варґаса, Карденаса,Чавеса или других не менее харизматичных лидеров того региона.

Популизм в этой части мира имеет несколько особенностей, которые выделяют ее на фоне других. Прежде всего, как отмечают исследователи в книге «Макроэкономика популизма в Латинской Америке» («The Macroeconomics of Populism in Latin America»), исторически сложилось так, что именно там самый большой разрыв между самыми богатыми и самыми бедными, а последнее столетие было периодом борьбы за перераспределение доходов. Поэтому латиноамериканский популизм преимущественно левого толка и имеет социальную подоплеку (обещание равенства). Кроме того, он (особенно поздний виток) является экономичным, ведь предусматривает возвращение ключевых предприятий в национальную собственность и использование большей части прибыли именно на социальную сферу, а не на развитие. Важным его аспектом является также противостояние любой зависимости и сотрудничества с США.

Читайте также: Хлеба и зрелищ навсегда?

Одна из причин возвышения такого политического направления в регионе — долгая традиция правления автократических лидеров, что сформировала образ власти с «сильной рукой», которая, впрочем, «отчитывается» перед народом. А он, в свою очередь, посещает массовые собрания. Сегодня специалисты часто разделяют латиноамериканский популизм на два подвида. Один, как пишет исследователь из США Кеннет Робертс, охватывает политику каудильо вроде Перона, Карденас или же Чавеса. Она предполагает экономическую мобилизацию и создание массовых рабочих организаций для поддержки деятельности лидера. Второй вид менее сосредоточен на экономических показателях, а больше на мобилизации масс для ознакомления с деятельностью власти. Еще одна весомая причина, которая дает почву для развития популизма в Латинской Америке, по мнению Робертса, — это слабость партийных систем в тамошних странах. Такие обстоятельства обеспечивают поддержку самых бедных и маргинализированных слоев тем, кто обещает социальные блага.

Современные популисты Европы (в последнее время не только Западной) в основном пытаются выехать на волне евроскептицизма и националистических настроений

Одним из интересных и важных примеров латиноамериканского популизма является более чем 10-летнее правление Уго Чавеса в Венесуэле. В рамках «боливарианской революции» он воплотил в жизнь много социальных программ, которые помогли частично «обогатить» беднейшие слои населения страны (революционные «миссии» предусматривали построение социального жилья, образовательные программы и даже обеспечение продовольствием беднейших и маргинализированных групп). Впрочем, национализировав много ключевых предприятий и забросив экономическое развитие, несмотря на большие запасы нефти, страна оказалась в состоянии экономического коллапса. Особенно это ощутимо для его преемников теперь, когда цены на нефть упали.

Как утверждают исследователи, популизм в Венесуэле после смерти Чавеса теряет свою лучшую часть и начинает тяготеть заметнее к концентрированному авторитаризма. Такова политика его преемника Николаса Мадуро, который и продолжает «боліваріанську революцию». Вместе упомянутые факторы привели к тому, что на недавних парламентских выборах в стране победила оппозиционная правоцентристская партия «Круглый стол демократического единства». Пока что такой результат не произведет чрезвычайного влияния на внутренние политические процессы, ведь президент сохраняет значительные полномочия, но это уже сигнал, что в государстве развивается новая альтернатива. Не застрахована от популизма и крупнейшая экономика континента — Бразилия. 12% ее ВВП идет на выплату различных пенсий, об уменьшении которых придется подумать президенту Дилме Руссефф и ее правительству. Хотя там значительно более сильные институты, чем у остальных стран региона.

Иной формуле, которая способствует выигрыша латиноамериканских лидеров-популистов есть привычные обвинения состоятельных в проблемах малообеспеченных и попытки помочь этим невзгодам, повысив социальные расходы, через что экономические проблемы стран не удается решить, а разрыв между самыми богатыми и самыми бедными растет. Ну и, конечно же, есть потребность обвинять во всех бедах империалистов, то есть США. Это предоставляет лидеру поддержку маргинализованных слоев. В случае Боливии, скажем, речь идет о коренные племена (там их наибольший процент среди населения по сравнению с остальными странами региона). Эво Моралес, который сам является представителем племени аймара, фактически перевернул структуру, сформированную бывшим президентом и последователем идей «шоковой терапии» Гонсало Санчесом де Лосадою, снова национализировав ключевые отрасли и сфокусировав свою политику на нуждах бедного большинства.

Все, что вы хотите слышать

Западную Европу не сравнить с Латинской Америкой ни по доле бедноты среди населения, ни по коррумпированности политиков. Кроме того, избиратель имеет там значительно больший контроль за публичными лицами, часто ограничивая им пространство для решительных действий. И все-таки это среда питает своих популистов.

Медиа-магнат, фигурант многих политических скандалов и популист — все это можно сказать про одиозного Сильвио Берлускони, который четыре раза становился итальянским премьер-министром в промежутке от 1994 до 2011 года, хоть и закрепился в политикуме страны лишь со второй попытки, в 2001-ом. За всю историю апеннінської государства лишь легендарный премьер Королевства Италия Джованни Джолітті и «отец фашизма» Бенито Муссолини оставались у власти дольше него (дуче, в частности, достиг такого успеха благодаря необычайному таланту обещать то, что большинство жителей Италии в конкретный момент хотела услышать).

Читайте также: Эволюция политического базара

Другой ингредиент успеха — наличие у Берлускони каналов связи для распространения своих идей и умение их правильно использовать. В 1994 году он впервые стал премьером во главе новой силы «Вперед, Италия», ведь обладал огромным телекоммуникационным холдингом Mediaset, в который тогда входили несколько телеканалов, общественно-политическая газета il Giornale и целый ряд радиостанций. Он даже сумел использовать безумную любовь итальянцев к футболу: еще одним средством распространения его идей стали фанклуби «Милана» (ФК принадлежит ему).

Во время предвыборных кампаний штаб Берлускони всегда имел звучные, но бессмысленные лозунги и декларировал широкий спектр ценностей вроде «свобода, семья, инициатива, итальянские традиции и помощь слабым». Здесь есть кое-что для всех: и для рабочей, индустриальной Севера, и для более традиционного, аграрного и туристского Юга. Даже само название партии «Вперед, Италия» — это известный футбольный призыв, который болельщики скандируют на матчах

национальной сборной.

Обещания экономических преобразований от политсилы Берлускони всегда были столь же пустыми, как и лозунги. Скажем, перед выборами 1994-м будущий премьер заявил, что создаст «миллион новых рабочих мест», однако никогда и не брался объяснить как именно. Итальянцы всегда верили Берлускони, ведь он очень грамотно позиционировал себя как политического аутсайдера», который уже достиг успеха в бизнесе, а потому не ищет выгоды в политике — зато стремится защитить интересы простых людей.

За время пребывания Сильвио при власти Италия несколько раз подвергалась экономического кризиса через его неспособность воплотить предвыборные обещания. Ярким примером является экономический спад после входа страны в еврозону в 2002 году: обещанных роста и выгоды от единой валюты не было заметно, вместо того стремительно выросли цены на товары первой необходимости. В течение второго премьерства (2001-2006) Берлускони умело отвлекал внимание соотечественников от стагнации, но если в 2001 году темпы экономической динамики Италии составляли 1,8%, то на 2005-й отметка была в районе нуля — именно поэтому страна так тяжело пережила впоследствии мировой экономический кризис 2007-2008-го.

В истории правления Берлускони можно усмотреть много черт, присущих украинскому политикуму сейчас: это и приход к власти экономически успешного магната благодаря пустым обещаниям и эфемерным лозунгам, и использование медиа для замыливания глаз избирателям, и перекладывание вины на «папередников».

Современные популисты Европы (в последнее время не только Западной) в основном пытаются выехать на волне евроскептицизма и националистических настроений. Это такие партии, как «Национальный фронт» во Франции и «Альтернатива для Германии», что «плавают» в правом политическом спектре, несколько різнячись за радикальностью идей, однако, так или иначе поддерживая ослабления роли Евросоюза (или даже его полный роспуск), выступая за строгую миграционную политику и сопротивляясь попыткам дальнейшего расширения ЕС.

Другое лицо современного европейского популизма — левое — ярко представленное в Греции. Еще недавно лидер партии СИРИЗА Алексис Ципрас умело играл на настроениях греков, однако пострадал от собственных обещаний и был вынужден вытаскивать страну из дна экономического кризиса, где она оказалась за его безответственность. Как следствие — Ципрас был вынужден вопреки предвыборным заявлениям идти на переговоры с руководством ЕС и провести несколько непопулярных реформ, чтобы исправить популістичне халатность. При власти он воздержалсялишь благодаря личной решительности и готовности признать собственные ошибки.

Своя изюминка в европейском рецепте

Евроскепсис как общая черта популистов Центрально-Восточной Европы (в отличие от Западной) сравнительно новое явление. Ведь большинство стран региона вступили в ЕС и НАТО не так давно. Но это отчасти превратилось и на благоприятный для популистов фактор: задание, которое было приоритетом в годы переходного периода, после бедности и ощущение угрозы вследствие развала Советского Союза, и которое побудило разные политсилы объединяться или по крайней мере сотрудничать, потеряло актуальность. Зато наступили периоды рутинного и часто мучительного в экономически-социальном смысле выполнения требований, гармонизации стандартов, разрядки эмоционального подъема. Кроме того, членство в ЕС накладывало на политику национальных правительств определенные рамки: фактически они предусматривали прежде всего центристское и технократическое управление, по меньшей мере в экономической части. Следовательно, фактор выделения себя среди других партий пришлось искать вне экономикой. Микс своеобразного электорального безделья и недовольство объективными факторами, с которыми не справлялись правительства более центристских или либеральных партий (безработица молодежи, ниже по сравнению с богатыми странами ЕС заработки, коррупция), постепенно разжигал аппетит к более активным действиям, а следовательно, и более радикальных лозунгов.

Посмотрим на ситуацию в Польше. Общаясь с поляками, в последние годы часто приходилось слышать, что молодежи не хватает работы, поэтому она уезжает в более богатых стран ЕС и не имеет стимулов, чтобы учиться. Было разочарование низкими зарплатами, и одновременно — страх, что по мере удорожания рабочей силы страна потеряет конкурентоспособность. Тем временем правительство «Гражданской платформы» постоянно делал акцент на экономических успехах Польши, которая действительно сохраняла роста даже в разгар финансового кризиса. Поэтому у многих избирателей сложилось впечатление, что их не слушают. На эту усталость накладывались вялая реакция предыдущей польской власти на «кассетные скандалы», которые всплыли в интернете чуть больше чем за год до парламентских выборов 2015 года, разговоры о «диктат Германии» и амбітніше место Польши в регионе и Европе, а еще немного привлекательных экономических обещаний от конкурентов из «Права и справедливости» вроде снижения пенсионного возраста или увеличение социальных выплат. Следовательно, «Гражданская платформа» с треском проиграла последние выборы, хотя по ее каденции страна демонстрировала хорошие экономические показатели и стала заметно более влиятельным игроком на европейской политической арене. Забрасывать новой польской власти популизм пока рано. Ведь, скажем, амбиция относительно большей роли в международной политике и регионе для такого большого государства вполне оправдана. Но разговоры об этом на фоне шагов власти, через которые Польша сейчас теряет авторитет на международной арене, звучат не очень реалистично.

Читайте также: Вырваться из порочного круга

В нынешних центрально — и восточноевропейских популистов национально ориентированная риторика часто сочетается с социальными и экономическими обещаниями. Яркий пример — политика Виктора Орбана в Венгрии. Ее националистический элемент, например, продемонстрировало признание новоизбранным парламентом, где большинство принадлежало «Фідесу» (партии Орбана), в 2010 году права этнических соплеменников, проживающих за рубежом, получать венгерское гражданство. Потом от них не требовалось жить в стране. Это сильно испортило отношения со Словакией и Румынией: первая ввела норму, по которой человек лишался ее гражданства, если доставала другое. Румыния летом 2015-го возмутилась «историческими символами», размещенными на странице Орбана в Facebook, которые апеллировали к периоду, когда Трансильвания была независимым княжеством или входила в состав Венгрии. В ответ венгерский посол в Румынии прокомментировал, что «нельзя превращать распространение изображений исторических символов на проблему двусторонних отношений… в этом поле более острой проблемой является ограничение использования родных языков, национальных символов или секейського флага» (Секейський край — это регион Румынии, где проживает большая часть мадьяр-секеїв). А в экономике Орбан предлагает «твердой рукой» защищать венгерскую бедноту от глобализации, сдерживать тарифы на коммунальные услуги, противостоять «диктату МВФ». Параллельно происходит закручивание гаек в СМИ и неправительственным организациям и усилении системы, которая держит в страхе тех, что зависимы от государственной службы или госзаказов. Подобная тенденция, кстати, в Польше: тамошние журналисты начинают комментировать текущую политическую ситуацию инкогнито, а еще говорят, что ожидают давления на критические к власти СМИ. На них просто могут отменить подписку на все государственные или связанные с государством учреждения и предприятия.

Во многом страх перед популистами преувеличен. В конце концов, в том же Евросоюзе есть уже окрепшие и коррумпированные правительственные институты, способные быть предохранителями для власти, а также общества, которые привыкли жить в демократических условиях, и скорость процессов: избиратели не потерпят популистов долго, если те не будут работать эффективно прежде всего в экономике. Но их подъем предполагает фрагментацию европейской политики и евроскептицизм, к тому же без предложений качественных альтернатив. И Украине придется учитывать такой нежелательный сценарий.


Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
07:22 2017-05-24 7

В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
20:17 2017-05-23 16

В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
18:23 2017-05-23 18

«Исламское государство» взяло ответственность за теракт в Манчестере
16:19 2017-05-23 15

Офицер из Новосибирска погиб в Сирии
07:22 2017-05-23 20

Названы темы неожиданных майских переговоров Путина и Макрона
20:15 2017-05-22 9

В Сирии погиб еще один путинский «ихтамнет»
16:15 2017-05-22 25

Все сирийские повстанцы покинули город Хомс
08:17 2017-05-22 12

«Мумия»: финальный удлиненный трейлер выдал «козыри» фильма
22:20 2017-05-21 14

Вася Обломов высмеял российское телевидение в новом клипе
21:22 2017-05-21 30