Что внутри: как выглядит арт-студия художника Романа Минина

12:35 2016-01-21 45

Рейтинг 2/5, всего 4 голосов

Художник, автор инсталляций, фотограф Роман Минин – один из самых ярких представителей сегодняшнего украинского contemporary art. Минин входит в топ-10 самых дорогих украинских художников последних пяти лет, его работы продают на аукционах в Западной Европе и США. Выходец из Донецкой области, он уже почти 18 лет обитает в Харькове и считает переезд сюда судьбоносным. 
Vgorode заглянул в арт-студию художника в «ЕрмиловЦентре» и поговорил с ним о харьковском стрит-арте, корыстолюбивых чиновниках и его отношении к мировому признанию.

— Давайте начнем с самого начала. С чего в Вашей жизни началось творчество?
— В Харькове я с 1998-го года. Заниматься творчеством начал с 2004-2005 года. В 2007-м первый раз мы сделали заметный стрит-арт в Харькове. Я разрисовал дворики – прямо на перекрестке Пушкинской и Дарвина. С улицы Дарвина если зайти – там такой длинный двор, этот двор можно обойти и выйти возле International House. Я все это полностью разрисовал и мне понравилось. После этого мы с друзьями сделали маленький фестиваль «Пушкины на Пушкинской». Затем был «Гоголь на Гоголе», потом улица стрит-арта возле метро «Гагарина». В 2011-м мы хотели сделать масштабный фестиваль с росписью множества пятиэтажных торцов, но это уперлось в чиновничье корыстолюбие. В итоге нам разрешили всего-навсего разукрасить запыленные заборы в окрестностях железной дороги. И мы отлично размазывали дорогущую краску без грунта – просто кисточками – по запыленным, грязным заборам ж/д. Город даже не удосужился помочь хотя бы помыть эти заборы, либо дать маленькую команду маляров, которая бы просто загрунтовала их – чиновникам было плевать, они хотели убить двух зайцев – и заборы привести в порядок, и дать молодым людям возможность самореализоваться. Но в итоге через год все, что мы сделали, было благополучно закрашено городскими властями. Все закончилось тем, что практически ничего из нашей деятельности стрит-арта в городе Харькове не осталось.
Подчеркну, что гигантские портреты Шевченко, Гагарина и т.д., — это все эхо нашего фестиваля, способ интеграции жанра в социум. Но что нарисовать на здании – это ведь очень серьезный вопрос. Когда ты рисуешь героя, в честь которого названа эта улица, никакого отторжения не возникает – это психологический, социальный, стратегический прием, который мы предложили, разработали, придумали, но это не был наш основной прием, а всего лишь ключ для входа в социум, который позволял нам потом зайти не только такими банальным портретами. Пусть даже они будут самыми большими – если б у нас в Харькове был дом размером с башню Вавилона, они б и там на всю башню нарисовали портрет какого-то героя – это совершенно несложно нарисовать, просто больше краски потрачено. А вот этот харьковский пафос – потом давать за это чуть ли не рекорды Гиннеса, «Самое большое граффити». Какое граффити? Я вообще это граффити не называю. Самая большая плоскость, закрашенная краской? Поздравляю.
— В целом, сегодня Вам все же легко работается в Харькове? Больше плюсов или больше минусов?
— Больше плюсов, конечно. У меня здесь друзья. Нашлись люди, с которыми мы можем обмениваться возможностями, а не только все за деньги. Мне кажется, что в Харькове один из путей развития – это не монетизирование всех творческих результатов,  а обмен – тем более, что у нас сейчас кризис и все за деньги не купишь – обмен возможностями. Сейчас я и сам живу по этой модели.

— Вы относите себя к современному искусству?
— Да, я отношу себя к современному искусству.
— Расскажите, как проходит сам процесс создания арт-объекта, инсталляции? У вас есть эскиз, план, которому Вы следуете, или больше идет импровизация?
— Импровизацию могу себе позволить, когда музицирую, пишу стихи или – это редко в последнее время – делаю какие-то абстрактные композиции. Или когда комбинирую предметы и создаю из них инсталляции. Но, что касается основной моей деятельности, таких монументально-декоративных композиций, то, конечно, сам жанр в принципе любит более взвешенный и расчетливый, чуть ли не математический подход к композиции, ее структуре. Мне нравится структуризация и сложная работа над композицией, ее вымерение. В этом смысле я не экспрессионист.
— Где Вы берете материалы? Заказываете специально в каких-то магазинах?
— Были моменты в работе, когда заказывали материалы из-за границы. Все материалы, с которыми мы работаем, в основном идут из Китая, посредники из Киева или Одессы их перепродают. В Харькове они редко встречаются в нужном объеме. Материалы дорогие – это пенокартон сантиметровый,  большие листы – из него я сейчас делаю барельефы. Допустим, свою большую монументально-декоративную композицию с иллюминацией, круг четыре метра в диаметре, который я летом выставлял на выставке Transformatka в «ЕрмиловЦентре» — он сделан из пластика немецкого, очень дорогого, мы из Германии заказывали.
— То есть все-таки надо заказывать, в обычных строительных магазинах эти материалы не найти?
— Да, это редкие дорогие материалы.
— В прошлом году Вы много ездили по миру – были в Лондоне, Нью-Йорке. Чем Вы занимались за границей? Какая у Вас была там миссия?
— Цели поездок были разные. В Лондоне Институт искусства Курто приглашал меня выступить с докладом – он у меня назывался «Культурные коды Донецкой области». Во время своих поездок я посещал арт-ярмарки и знакомился с правилами арт-рынка в мире, ходил по галереям. Были и просто международные выставки, которые выставляли украинское искусство и просто оплачивали мне поездки за границу. Еще я участвовал в выставках совместных, которые не являлись какими-то коммерческими, просто были выставки современного искусства… Я ездил по разным поводам и причинам, стрит-арт фестивали тоже были. Да, поездил, и теперь могу сравнивать, что у нас и как там, что хорошо, что плохо. Больше увидел плюсов в Харькове, в Украине, плюсы есть и их надо использовать.
—  Вы имеете в виду, в искусстве или в целом жизнь?
— В разных сферах всего по чуть-чуть. У нас не так уж прямо совсем все плохо, чтобы говорить «а вот там, за границей хорошо, а у нас плохо». Нет, это все мещанская кухонная философия. Надо, конечно, своими глазами увидеть, понять, почувствовать, а тогда уже судить. Я доверяю тем ощущениям, которые у меня сложились, и рад, что появилась такая возможность попутешествовать.

— Вам важно мировое признание? Например, то, что Ваши работы продают в Штатах на аукционах за большие деньги? Или Вы бы могли жить и без этого?
— Мировое признание — это, наверное, единственное, к чему стремится каждый художник. На определенной стадии все амбициозные художники хотят его достичь. Потом, когда к ним приходит какая-то другая стадия развития, когда они им уже все равно и они просто радуются жизни, им уже необязательно быть на слуху. Это просто разные стадии развития художника. Но конкуренция в мире настолько велика, что эта мечта, цель мирового признания и те способы, которые нам кажутся эффективными в этом направлении, очень часто не совпадают с реальностью. Реальность порой бывает так безжалостно банальна, что, может быть, даже лучше этого и не знать.
— Над чем Вы сейчас работаете?
— В данный момент времени я делаю новую монументально-декоративную композицию. Те предметы, которые сейчас в мастерской – это недавняя картина, которая называется «Сектор Газа», и инсталляции из предметов быта. А этот холодильник — инсталляция из серии «Донбасс-девайс». Его дверь похожа на айфон. Такой вот донецкий айфон.
— А почему ножи в спасательном кругу? Символизм?
— Это законченный арт-объект. Тут написано «Плыви или тони».


Новости Сирии, 4 декабря 2016: сводки с фронта, новости за последний час, обзор карты военных действий от 04.12.2016, ситуация в Сирии 4 декабря
Новости Сирии, 4 декабря 2016: сводки с фронта, новости за последний час, обзор карты военных действий от 04.12.2016, ситуация в Сирии 4 декабря
00:00 2016-12-04 52

Последние новости Сирии на сегодня, 3 декабря 2016: обзор военных действий, сводки сегодняшнего дня, карта боевых действий в Сирии 03.12.2016
Последние новости Сирии на сегодня, 3 декабря 2016: обзор военных действий, сводки сегодняшнего дня, карта боевых действий в Сирии 03.12.2016
22:31 2016-12-03 383

Сенат США одобрил продление санкций против Ирана на десять лет
Сенат США одобрил продление санкций против Ирана на десять лет
13:17 2016-12-02 16

Сенат США одобрил продление санкций против Ирана на 10 лет
09:16 2016-12-02 11

Хуанде Рамос: «Бойко хорошо выполнил свою работу»
05:15 2016-12-02 9

Украинец Денис Бойко пропустил два мяча в дебютном матче за «Малагу»
12:21 2016-12-01 10

Керри: Санкции не позволили России добраться до Киева
19:18 2016-11-30 27

Россия требует от Эрдогана объяснения заявления по Сирии
15:16 2016-11-30 35

Эрдоган объяснил, зачем Турция вторглась в Сирию
13:16 2016-11-30 55

Гадалка рассказала, что ждет Евгения Цыганова и Юлию Снигирь
11:15 2016-11-30 59