Ислам в Западной Украине: традиционная религия?

19:44 2016-02-21 140 век иза местный мусульманский татарин

Рейтинг 1/5, всего 14 голосов

Когда обращаемся к теме исламского присутствия в Украине, прежде всего на ум приходит Крым. Крымское ханство, которое просуществовало более трех веков, охватывало не только полуостров, но и значительные территории южных областей, в частности части современных Донетчины, Запорожья и Херсонщины. Вспоминая еще и Османскую империю, к перечню можно добавить Одесскую и Николаевскую область, где в конце XVIII века локализовалась ногайская орда; эти земли назывались Буджаком (регион между Дунаем и Днестром) и Єдисаном (между Днестром и Южным Бугом). Кто-то из историков, разумеется, поведет речь и о так называемом Каменецкий эялет — о времена господства османов на юге современной Хмельницкой, на западе Винницкой и части Черновицкой областей (1672-1699). Сегодня ислам ассоциируется в основном с Юго-Востоком нашей страны, так же крупнейшие мусульманские общины остались в анексованому Крыму и на Донбассе, и даже миграция в другие регионы пока что не изменила положения в корне.

Существует, впрочем, еще одна страница отечественной старины, прямо связана с приверженцами ислама, но довольно редко упоминаемая нашими учеными. Более того, ни в одном учебнике по истории Украины ныне не прочитать о такой «мусульманский народ», как польские или литовские татары (употребляется также понятие «западные татары»; самоназвание — «татары-липки»). И это даже при том, что его пребывание на территории исторической Северо-Западной Украины насчитывает более 500 лет, а еще до времен Второй мировой войны в некоторых городах и селах региона действовали мечети, переписывались тексты Корана и другая сакральная литература, отмечались религиозные праздники, существовали свои, без преувеличения, уникальные фольклорные традиции. И если в Польше, Беларуси и Литве даже учреждены специальные научные центры и издания, изучающих наследие западных татар, в Украине исследование наследия этого народа ограничивается, к сожалению, несколькими краеведческими изысканиями. Едва ли не единственным специальным мероприятием за все годы независимости было открытие в 2015-м выставки в Музее книги и книгопечатания (город Острог, Ровенская область); впрочем, как у нас часто бывает с провинциальными культурными событиями, широкую огласку она так и не получила, и это несмотря на настоящую уникальность отдельных экспонатов.

Откуда взялись на украинской земле татарские поселения, особенно тогда, когда ислам в результате активных действий ордынских ханов, а затем османов, крымских татар и ногаїв воспринимался как угроза?

в конце XV века на территории Польши, Литвы, Беларуси и Северной Украины существовали отдельные татарские поселения со своим внутренним строем, соответствующими привилегиями и попытками выстроить собственную культуру на новом месте

Стоит, конечно, вспомнить и другую сторону истории. Несмотря на то что в украинской культуре «басурманам» в целом считались врагами, так было совсем не всегда и, очевидно, этот образ врага сформировался не без помощи Московии и промосковского лобби среди украинского казачества. Вряд ли кто-то из историков воспринимает всерьез «Письмо запорожцев турецкому султану», зная о «челобитные» Богдана Хмельницкого в адрес османского халифа с характерными восхвалениями последнего, заверениями в преданности и другими проявлениями почета. Не забываем и о таких авторов XVI–XVII веков, как Иван Вышенский и Василий Суражский, которые прямо противопоставляли мусульман-османов католикам, подчеркивая, что первые не нанесли такого вреда православным, как вторые, и что «турки честнее перед Богом в хоть какой-то правде, чем крещеные жители Речи Посполитой» (Иван Вишенский, «Книжка»). Очевидно, откровенная дискредитация ислама и мусульман началась уже после Переяславской рады, когда часть украинских интеллектуалов активно включилась в конструирования имперской политики Москвы. Достаточно вспомнить факт, что первый антиисламский произведение тех времен — «Алькоран» Иоаникия Галятовского (Чернигов, 1683), где помещены различные «пророчества» об освобождении царем всех православных церквей от господства «турок», уже содержит посвящение именно московским обладателям Ивану V и Пєтру I.

Откуда пошли мусульманина Земле Русской Доты, а именно в XIV–XVI веках, ситуация виделась несколько иначе. Вспомним, например, совместные действия против Польши уже мусульманского правителя Золотой Орды хана Узбека и галицко-волынского князя Юрия II Болеслава в 1337-1340-м; позже, когда ордынский хан Тохтамыш (умер 1406 года) восстал против Тамерлана и попросил убежища у литовского князя Витовта, его войска сражались в нескольких баталиях вместе с русскими магнатами, в частности на Ворскле (1399); один сын Тохтамыша, Джаляль ад-Дин принимал участие в Грюнвальдской битве (1410), а другой, Гаджи-Гирей, вообще был посажен литовцами и русичами на крымский престол, благодаря чему и возник как независимое государство Крымское ханство.

Именно из Тохтамыша и его отрядов начинается история мусульманской общины в Украине. Некоторое время сторонники этого хана находились на Киевщине, какие-то татарские гарнизоны начинали оседать в городах Правобережья, даже несмотря на то что тогда шли вооруженные конфликты с их единоверцами (разгром ближайшего ордынского улуса в степи киевскими князьями Олельковичами в середине XV века). Уже в конце того же XV века на территории Польши, Литвы, Беларуси и Северной Украины существовали отдельные татарские поселения со своим внутренним строем, соответствующими привилегиями и попытками выстроить собственную культуру на новом месте. Последнее было сравнительно легким делом, ведь для кочевых народов переход в другой край принадлежал к типичным явлениям. К тому же учитывая военное значение этих поселенцев никакой насильственной христианизации не проводилось.

Начало XVI столетия стал новой эпохой в истории мусульманского населения Волыни. В 1512 году, потерпев поражение от князя Константина Острожского под Вишневцом, большая группа так называемых перекопских татар оказалась в плену. Уже имея опыт предоставления убежища татарам, которые по определенным причинам оставляли Крымское ханство (в частности, через внутренние конфликты), князь фактически превратил их в союзников, расселив в своих владениях и предоставив определенные гарантии. Уже в начале XVII века, по данным различных исторических источников (свидетельство папского нунция Фульвио Руджієрі, «Акт разделения Острога» между сыновьями Василия-Константина Острожского от 1603 года, инвентаре и др.), татары жили сразу в нескольких населенных пунктах. Прежде всего это сам город, где они имели мечеть, собственное кладбище и земельные участки, а улица их компактного проживания называлась Татарской. Жили татары и в близких селах Хоров и Розваж (ныне Острожский район Ровенской области), Подлужье (Дубенский район той же области). Кроме того, данные уже за вторую половину XVII века фиксируют компактные татарские общины на территории нынешней Хмельницкой области: в селах Новолабунь (Полонский район) и Ювковцы (Белогорский), городах Полонное и Староконстантинов. Сообщается о «татарских попов» и «татарских гетманов»; в первом случае, очевидно, речь об имамов мечетей, которые кроме чисто обрядовых выполняли очень широкие общественные функции; во втором — о местных чиновников, отвечавших за общину перед княжеской властью. Один из инвентарей 1620-го называет функции татар: «Должны становиться на каждую оборону почв, лесов, границ и, где им староста прикажет, также и на страже во время набегов». В Староконстантинове 1636 года насчитывалось «60 домов» татар, то есть несколько сотен человек (город имел несколько тысяч жителей, поэтому речь шла о 5-10% его населения). Фиксирует присутствие этих людей и «Луцкая городская книга» (под 1619 годом), повествуя о тех, кто служил семье Острожских. Небольшие группы татар обитали и в селах региона, пользуясь протекторатом княжеского дома. В 1669-м польский король Михал Вишневецкий издал специальный «привилегия», которым подтверждал волынским татарам все права шляхты; поименно упоминались и некоторые руководители их общин, в частности немало сказано о личности острожанина Ромодана Мілкомановича, который ходатайствовал о поддержке своих единоверцев.

Еще в 1600 году латиноязычный писатель Шимон Пекалид описывал обычаи татар: «…здесь, в Остроге, жить. Поэтому возле Горыни, реки скалистой, все там осели. И в других местах, и уже пашут поля, не оставляя оружия… День Баєрана празднуют они очень громко: до города всех их созывает мечеть с полей разбросаны повсюду…» («Об Острожской войне», перевод Владимира Литвинова). Как видим, здесь изображен празднования одного из Байрамов — Ураза-Байрама или Курбан-Байрама, двух крупнейших мусульманских праздников. Мечети, которые действовали в Остроге и ряде других мест, к сожалению, не уцелели. Вероятно, они представляли тот самый «простой» стиль, который использовали татары-липки на территории Беларуси, Литвы и Польши. Это были типовые деревянные дома с одной или двумя надстройками-минаретами, которые отличались от малых церквей или часовен только ориентированием в сторону Мекки и отсутствием крестов. Несколько десятков таких мечетей до сих пор стоят в деревнях Богоники, Крушиняни (Польша), в городках Ів’є, Новогрудок (Беларусь) и других населенных пунктах. Имели местные татары и свои кладбища (так называемые мазары); например, в Остроге сохранился такой мазар, последние захоронения на котором датируются 20-ми годами прошлого века.

Особый интерес вызывает социальную жизнь местных татар. Их потомки практически на все 100% были мужчинами, а значит, единственным способом продолжения рода для них оставались браки с местными: уже в острожском инвентаре от 1621 года встречаются типично украинские женские и мужские имена тех времен (Богдана, Наливайко и др.) фамилии Татарчин(а); очевидно, речь шла уже о местных членов татарских семей. Неизбежная ассимиляция на каком-то этапе обуславливала к тому, что определенная часть мусульманского населения переходила в христианство; так произошло, например, с дедом известного украинского востоковеда и украиниста Агатангела Крымского, который принадлежал к «вихрещених татар».

Мультикультурализм в галантном веке

Очень интересно формировались лингвистические особенности этой татарского сообщества. Уже в XVI–XVII веках местные татары фактически пересавали владеть родным языком; в тот период во всех сферах жизни, кроме религиозных обрядов, которые отправляли на арабском, доминируют местные языки. Большинство исследователей отмечают, что самой употребляемой среди татар-липков была тогда старобелорусский с примесью полонизмов, для воспроизведения которой в писании использовали арабские и персидские буквы. Впрочем, в 2006 году в научной разведке, опубликованном в Slavonic and Eastern European Review, американский ученый Андрей Даниленко достаточно убедительно доказал, что по крайней мере часть древних татарских текстов была написана «полесским диалектом», то есть своеобразным суржике белорусского и украинского языков. Лишь в XVIII и XIX веках волынские татары уже преимущественно использовали польскую, а белорусские — белорусские. Однако в одном из трех сохранившихся волынских кетабів (как называют письменное наследие местных татар; от арабского «китаб» — «книга») ХІХ века кроме польской лексики употребляются и украинизмы. До сих кетабів принадлежали Кораны, которые наряду с арабским текстом часто содержали переводы; хамаїли — сборника молитв, различные тексты лечебного характера: травники, заговоры и тому подобное. В Острожском историко-краеведческом заповеднике является арабский Коран, переписанный в 1804 году Мустафой Адамом Алием; в одной семье, которая происходит от ювківецьких татар, сохранился и хамаїл 1870-х годов, где содержится перевод нескольких сур Корана, записанный арабскими буквами.

Оставив военную функцию надворной милиции в магнатов (это уже в XVIII веке стало неактуальным), местные татары превратились в мелких землевладельцев и купцов. 1708 года в Остроге, например, действовала какая-то «пекарня» (о чем свидетельствует городской реестр), которая изготавливала «пригодную к употреблению продукцию», очевидно, так называемую халяльную пищу. Подобные заведения существовали и в других городах Волыни. Некоторые татары даже имели крепостных (до 1861 года).

Ассимиляция

После 1792-го, когда по результатам второго раздела Польши Волынь оказалась в составе Российской империи, жизнь местных татар в целом не претерпело существенных изменений: они оставались привилегированной группой населения, а кое-где даже работали в государственных учреждениях (как свидетельствуют документы, российское начальство особо ценило их за равнодушие к алкоголю). Не прекращали действовать мечети; стали более тесными связи с мусульманами других регионов государства, в частности крымскими и казанськими татарами. Так, в своих семьях липки читали уже не только рукописные арабские Кораны, но и печатные, изданные в Петербурге, Казани и Крыма; среди сохранившихся ними реликвий случается и другая печатная религиозная литература, преимущественно казанского происхождения. Другой вопрос, что уже в XIX веке мало кто из местных татар читал тюркскими языками. Впрочем, имамы мечетей Северо-Западной Украины, которые за имперских времен формально находились в ведении Таврического магометанского духовного управления, посещали Крым с целью обучения: не исключено, кто-то мог осуществить и такую обязанность мусульманина, как хадж или умру, что уже в конце XIX века благодаря развитию транспорта стало сделать значительно легче. Обычно паломники отбывали морским путем из Одессы до Стамбула, а потом, уже пересев на специальные турецкие суда, направлявшиеся

через Суэцкий канал до аравийской Джидды.

Неизбежная ассимиляция на каком-то этапе обуславливала к тому, что определенная часть мусульманского населения переходила в христианство

В начале ХХ века на Волыни жила довольно большая группа лиц, которые идентифицировали себя как «магометане». По данным первого в Российской империи переписи населения (1897), в Волынской губернии их проживало 4703 мужского пола и 174 женского; 3703 мужчины и 114 женщин среди них считали своими родными языками татарский, еще более 1 тыс. — башкирську и чувашскую. Эта тендерная диспропорция, вероятно, объясняется тем, что значительная часть мусульман находилась здесь временно, возможно, с коммерческой или иной целью. Как следствие — можно утверждать, что доля «коренных татар» на Волыни не превышала нескольких сотен человек («Генеральная опись Волынской губернии», заключенный на века раньше, вообще подает цифру 90). Несмотря на небольшое количество потомков татар-липков, что оставались верны исламу, в Остроге и некоторых близких селах еще в 1910-х годах действовали мечети. Интересно, что мечеть в Ювківцях во времена Первой мировой войны оказалась под пристальным наблюдением тайной полиции, потому что туда прибыли татары, которые посещали Османскую империю. Как свидетельствуют документы, сохранившиеся в Центральном государственном историческом архиве (Киев), власть подозревала этих «эмиссаров» в попытке призвать местных татар до антироссийского восстания («Переписка с Департаментом полиции помощником начальника управления в уездах в сборе сведений и установлении наблюдения за членами мусульманской секты: Ждановичей А. Я., Мухлио Ю. А. проживающих в Волынской губ. 19 февраля — 14 июля 1915 г.», шифр Ф. № 1335. Оп. № 31. Д. № 1899).

Последние упоминания о деятельности татарских общин (религиозную и культурную) приходятся на времена вхождения части Волыни в состав Польши, а именно на 1922-1939 годы; в 1936-м ислам даже получил «официальное» признание Варшавы, а мусульманские организации стали получать финансирование из государственного бюджета. Еще в те годы кладбище в Остроге посещали татары из Беларуси (в частности Минска и других городов), которые имели здесь родственников, но после Второй мировой войны их след теряется. На сегодня от некогда больших общин остались только отдельные представители, другие фактически были ассимилированы и в абсолютном большинстве потеряли свою первоначальную религиозную и культурную идентичность. Хочется надеяться, что когда-то эта тема заинтересует не только отдельных энтузиастов, но и некий солидный научный проект, итогом которого станет реальный или хотя бы цифровой музей истории и культуры волынских татар.


Обама снял ограничения на поставки оружия сирийским повстанцам
Обама снял ограничения на поставки оружия сирийским повстанцам
09:17 2016-12-09 2

Лавров заявил о приостановке боевых действий в восточном Алеппо
Лавров заявил о приостановке боевых действий в восточном Алеппо
05:15 2016-12-09 6

Лавров: Армия Асада приостановила боевые действия в восточном Алеппо
Лавров: Армия Асада приостановила боевые действия в восточном Алеппо
03:17 2016-12-09 10

МИД РФ заявило о временном прекращении боевых действий в Алеппо
21:16 2016-12-08 10

Асад заявил, что после захвата Алеппо война в Сирии не закончится
11:17 2016-12-08 28

Twitter назвал самые популярные хештеги 2016 года
23:18 2016-12-07 14

Генсек НАТО призвал Запад сохранить давление и санкции против России
13:17 2016-12-07 22

Стало известно, чем занимался в Сирии российский полковник-танкист
13:17 2016-12-07 47

Том Круз против сексуальной мумии в первом трейлере фильма «Мумия»
12:22 2016-12-07 43

В Сирии погиб полковник российской армии
11:16 2016-12-07 17