Как проходит отвод вооружения на Донбассе

19:20 2015-10-14 4

Рейтинг 3.5/5, всего 1 голосов

29 сентября 2015 года было принято дополнение к минским соглашениям по отводу танков, артиллерии калибром до 100 мм и миномётов калибром до 120 мм. Уже на следующий день лидеры боевиков Александр Захарченко и Игорь Плотницкий заявили о начале отвода своего вооружения. Об отводе указанной техники на линии соприкосновения заявил впоследствии и представитель АП Украины Андрей Лысенко. Генерал-лейтенант, экс-заместитель начальника Генштаба ВСУ Игорь Романенко считает, что проверка отвода техники от линии разграничения — это задача ОБСЕ. Впрочем количество их представителей не может обеспечить полноценный контроль. То, что количество представителей ОБСЕ должно быть увеличено подтвердили и руководители стран «нормандской четверки» в Париже. Но Украине известно о недостатках в их работе. В частности, они не работают после 17:00, в ночное время. А по данным украинской разведки, договорённости об отводе вооружения более 100 миллиметров были выполнены не в полном объёме со стороны противников. Именно это беспокоит относительно следующего этапа отвода вооружения. По словам Сергея Галушко, заместителя начальника управления Минобороны Украины, сейчас отводят танки с обеих сторон. Со стороны Украины отводят артиллерию калибром 85 мм и миномёты калибром 82 мм — это основные типы оружия. У украинских бойцов остаётся легкая бронетехника: БТР, БМП; личное стрелковое оружие и групповое пехотное вооружение: гранатомёты всех видов, противотанковый ракетный комплекс, крупнокалиберные пулемёты, средства ПВО. Теперь всё это будет храниться в особых местах сосредоточения техники. И в случае обострения ситуации время сбора подразделения и его выход на угрожающее направление по разным маршрутам займет минимальное время. При неблагоприятных условиях и скоростью в 20 км/ч в ночь по бездорожью, тяжёлое вооружение сможет выйти на позиции за 40-50 минут после получения сигнала. Обслуживать вооружение и технику будет штатный экипаж, в месте, подконтрольном ОБСЕ. Галушко говорит, что согласно словам Президента Украины Петра Порошенко, альтернативой мобилизации может быть усиление контрактных элементов ВСУ и сейчас нарабатывается ряд направлений, чтобы службу контрактника сделать более привлекательной и в моральном, и в материальном плане. Если удастся реализовать этот проект, то возможно за определённое время заполнить контрактниками большинство должностей в боевых подразделениях. При этом не исключается и срочная служба, и возможная мобилизация. По словам Романенко, согласно юридическим законам, наработанных в 2015 году, на данный момент возможности по мобилизации исчерпаны. Кроме того, Верховная Рада рассмотрела и приняла законопроект дающий возможность мобилизованным, прослужившим 11 месяцев, в том числе и контрактникам, подписать соглашение от полугода и более. Ранее был один год, два, три. Поэтому многие из тех, кто освобождался, были мотивированы подписать соответствующий контракт и продолжить службу по-новому. Более того, эти люди уже прошли подготовку, имели опыт ведения боевых действий, поэтому они были фактически готовы. Минобороны сделало запрос об увеличении бюджета, в частности, уже в этом году. Многие проблемы, по сравнению с 2013 годом, решены: шлемы, бронежилеты, например. Базовое обеспечение переходит в государственное русло, как и должно быть. Романенко ожидает стратегического и безупречного продвижения с выполнением пунктов минских соглашений. Но считает, что это надо делать продуманно, чтобы в случае необходимости быть готовыми к любым действий противника. Сергей Галушко сообщает, что открытых обстрелов, из которых понятно, что огонь ведёт противник нет. Но меняется их подход. Например, избирается нейтральная территория, по ней открывается огонь в разные стороны с целью обвинения украинской стороны в нарушениях. Есть еще факт активизации деятельности ДРГ боевиков на территории подконтрольной ВСУ. То есть нет веры, что противник изменился и стал другим. Генштаб прогнозирует варианты. С другой стороны, нужно использовать наработанное политиками и дипломатами. Есть шанс, пусть спорный для кого-то, и этот шанс нужно максимально использовать. «По крайней мере, украинскую сторону сложно упрекнуть, в невыполнении договорённости. Давайте требовать теперь другую сторону быть исполнителем хотя бы каких-то обещаний. И, возможно, тогда мечта людей остановить войну будет реализована».