Законы и заповеди. Кто гарантирует религиозную безопасность в стране

21:02 2016-08-08 42 безопасность национальный организация религиозный страна

Рейтинг 3.5/5, всего 4 голосов

Бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт в своей книге «Могучий и всемогущий: Размышления относительно Америки, Бога и международных дел» в 1990-х годах написала, что все неудачи американской политики были связаны с игнорированием роли религиозного фактора в стране. По тому, к какой церкви или религиозной организации принадлежит человек, какой из этих институтов превалирует в определенном штате, можно спрогнозировать результаты праймериз — кто же получит власть на уровне Сената и Конгресса? Итак, религия или религии всегда действуют в конкретных экономических, географических, культурных и языковых контекстах, а не висят в воздухе. Этого не понимают те, от кого зависит обеспечение безопасности нашей страны. Мнение, что религия в жизни украинского общества не играет никакой роли, есть по крайней мере устаревшей. До сих пор нет анализа, понимание, что может быть с церковью как социальным институтом через 5-10 лет, у которых угрожающие для страны ситуациях может быть (или уже есть) задействован религиозный фактор.

По официальной статистике, в Украине сейчас действует 55, а по неофициальной — около 90 различных конфессий. На самом деле в стране имеем то, что социологи называют мощным религиозным рынком. За 25 лет независимости хоть бы приходила власть, но религиозный фактор и его влияние на национальную безопасность не воспринимала как угрозу. А саму религию считала тем, что заменило коммунистическую идеологию, чем-то прикладным и незначительным, на что можно обращать внимание уже после вопросов экономических и политических, если останется время. Давление на религиозные организации как классового врага советского общества ослабло за время ґорбачовськои перестройки. В 1989 году в органах тогдашнего КГБ отделы, которые занимались соответствующими вопросами, были ликвидированы.

Читайте также: Как «православные ходоки» по Киеву маршировали

«Государство до сих пор не понимает, что религия — это очень серьезный фактор экономической, политической и социальной жизни. И так же не осознает, что церкви и религиозные организации — это колоссальный ресурс, если понимать их как сообщества верующих. Вспомним самые критические ситуации, в частности события Революции достоинства. Если бы религиозные лидеры тогда сказали идти на ВР, явно начался бы штурм. Повезло, что они выполнили свою функцию психотерапевтов и немного снизили градус протеста», — отмечает в комментарии заведующий отделом истории религий и практического религиоведения отделения религиоведения Института философии НАНУ Людмила Филипович. Если взглянуть на концепцию национальной безопасности Франции, то это три толстые тома. Два из них представляют открытую информацию, а третий — тайную.

Закон «Об основах национальной безопасности Украины» № 964-IV от 19 июня 2003 года. имеет лишь семь страниц. В ст. 7 прописано спектр угроз национальным интересам и национальной безопасности, в частности «возможность возникновения конфликтов в сфере межэтнических и межконфессиональных отношений, радикализации и проявлений экстремизма в деятельности некоторых объединений национальных меньшинств и религиозных общин». Также среди указанного перечня основных направлений государственной политики по вопросам национальной безопасности страны указано обеспечение межконфессиональной стабильности и предотвращения конфликтных обострением на религиозной основе, недопущение противостояния разных церквей, в частности относительно распределения сфер влияния на территории Украины. В ст. 10 этого нормативно-правового акта к основным функциям обеспечения безопасности входит и постоянный мониторинг влияния на национальную безопасность процессов, происходящих в политической, социальной, экономической, экологической, научно-технологической, информационной, военной и других сферах, религиозной среде, межэтнических отношениях; прогнозирования изменений, происходящих в них, и потенциальных угроз национальной безопасности».

органы, которые отвечают за безопасность в стране, не имеют в своем арсенале реального механизма предотвращения возможных правонарушений и преступлений, в которых весомую роль играет религиозный фактор

Первым тревожным звонком в подтверждение того, что религиозный контекст социума нельзя оставлять на самотек, стало дело «Великого белого братства Юсмалос» — религиозной организации, против руководителей которой в апреле 1992-го было открыто уголовные производства по ряду статей УК Украины, в частности ст. 199 (самовольный захват земельного участка и самовольное строительство) и ст. 143 (мошенничество). 10 ноября 1993 года члены организации пытались захватить Софийский собор в Киеве и устроить там свой молебен, что привело к жесткой милицейской операции. Тогда же в столице удалось остановить попытку массового самоубийства «белых братьев». На суде для лидеров движения Марии Цвигун и Юрия Кривоногова эти акции вылились в сроки пребывания в колониях общего режима. Поэтому события 1993-го для украинского общества, особенно для тех, кто отвечал за безопасность и правопорядок в стране, стали абсолютно новым явлением, с которым раньше не сталкивались и не было ни понимания, ни практик, как именно на него реагировать.

1998 года СНБО вынуждена была обратить внимание на деятельность харизматических церквей, которые пытались активно проводить свою миссионерскую деятельность в школах. Во времена неопределенности, задержек зарплат и других проблем они хотели занять соответствующую нишу в социуме. В своей деятельности активно привлекали врачей, адвокатов, учителей, то есть тех, кто непосредственно работал с людьми. Дошло до того, что однажды десятиклассники одной из столичных школ вышли на улицу и отказались возвращаться в классы, мотивируя свои действия тем, что под давлением педагога вынуждены молиться перед уроком. СНБО обязал тогдашнего министра образования Виктора Андрущенко разослать через региональные отделы образования инструктивно-методологического письмо, в котором говорилось об ответственности учителей за информацию, которую они транслируют ученикам, а также представлены замечания по нормализации отношений между харизматическими церквями и государственными средними учебными заведениями. В конце концов дело дошло до суда, инициированного иском старшего епископа Объединения независимых харизматических христианских церквей Украины Анатолия Гаврилюка против МОН. Тот процесс закончился примирением обеих сторон. Но выводов из ситуаций, с которыми пришлось разбираться также через значительное общественное давление, сделано было мало.

Читайте также: Всеправославный собор. Сила прецедента

Если вернуться к примеру Франции, то там на уровне заместителей министров действует межведомственная группа по противодействию религиозному экстремизму. Собираются они дважды в год обмениваются информацией о новоявленные религиозные структуры, их деятельность и обсуждают, что с ними делать. Это им позволяет ряд конкордатив — своеобразных условий, которые прописывают права, обязанности и ответственность церквей и государства друг перед другом. Проверка различных местных ячеек жандармерией, фискальными органами является устоявшейся практикой. В Украине же создать межведомственную комиссию для решения вопроса в религиозном поле трудно. Сейчас внимание общества приковано к вопросу перехода церковных общин в разных регионах страны из-под юрисдикции УПЦ МП до УПЦ КП. По этому поводу в Госкомнацрелигий было создано межведомственную группу, которая за последнее время собиралась максимум несколько раз. Если это действительно проблема, которая возникает в стране и выходит за ее пределы, то почему никто не хочет уделить ей внимание?

Почему таких вопросов не возникает у протестантов и римо-католиков? У них есть фиксированное членство в религиозных общинах. В Канаде лицо, что ходит в церковь, может быть или членом церковной общины, или просто верующим. Разница в том, что первый платит ежегодно примерно $150 за коммунальные расходы своей церкви. Он может принимать решения. В Украине до последнего времени такую практику предпочитают обходить стороной, потому что она предполагает прозрачность: кто является членом той или иной религиозной организации с правом принятия решений, а также какие денежные потоки через нее проходят.

Еще один вопрос касается опасного заигрывания представителей государственной власти с различными религиозными организациями. Мода на публичное признание чиновников прихожанами определенной религиозной организации давала ей негласный мандат на доминирование и первенство. Выгодно ли это церквям? Они не знают предела и уровня этой любви, которая является явлением временным. Если Украина является светским государством, то нужно на официальном уровне прекратить предоставлять льготы религиозным структурам и заигрывать с ними. Период адаптации уже прошел. Такие льготы развращают и кормят бизнес, который не платит налогов. В стране продолжается война, даже с пенсий снимают военный налог. Но не из церквей. И это не покрывается их спорадической благотворительностью. В Голландии они платят налоги на недвижимость, что вполне нормально.

Читайте также: Игры патриарших престолов

Значительной проблемой остается лишение государственной регистрации религиозных общин органом, который правомочен осуществлять такую процедуру. Это делается только через судебные производства, причем они продолжаются годами. Такая ситуация лишает государство функций действенного контроля религиозного поля общества. Также органы, которые отвечают за безопасность в стране, не имеют в своем арсенале реального механизма предотвращения возможных правонарушений и преступлений, в которых весомую роль играет религиозный фактор. «В США или Канаде немыслимо, чтобы представители любой тамошней религиозной организации, в частности подчиненной зарубежном центра, призывали к свержению государственного строя, к сепаратизму и тому подобное. Дело в том, что все они граждане США или Канады, а только потом идентифицируют себя с какой-либо из конфессий или деноминаций», — отмечает профессор Людмила Филипович.

Сейчас речь должна вестись о системном сотрудничестве с религиозными организациями как элементом социальной инфраструктуры украинской общины. Сохранение статус-кво и аморфности в решении этого вопроса в дальнейшем будет приводить по крайней мере к возможности нагнетать беспокойство за различные проявления религиозной жизни, в частности и такие, как крестные ходы. Речь идет о том, к чему было приковано внимание прошлой неделе почти по всей стране, но о чем, вздохнув облегченно, за милую душу уже забыли Отсутствие четко прописанных прав, обязанностей и взаимной ответственности государства и религиозных организаций и повлекло то беспокойство вокруг вполне маргинального явления родом из ХІХ века.