Свободное пространство на Донбассе. Портрет местных активистов

17:00 2016-07-27 31 активист город Донбасс константиновка местный

Рейтинг 1/5, всего 3 голосов

Общины

Активисты на освобожденной части Донбасса в основном знают друг о друге. Кто-то только вскользь познакомился, а кто-то уже тесно сотрудничает даже на междугороднем уровне. Этому способствуют как небольшие расстояния между населенными пунктами, что превращают их в большую агломерацию, так и незначительное пока количество самых активных граждан.

НаталоюСосницьку и Сергея Мирошниченко из Константиновки трудно пропустить на улицы города. Пара внешне отличается прическами и одеждой, которые не вызовут удивления в Киеве, но сразу бросаются в глаза в небольшом городе на Донбассе.

По словам Натальи, раньше в городе остро стояла проблема коммуникации между людьми, которые хотят изменений. Частично она сохранилась и сейчас. Она рассказывает о планах создать в Константиновке так называемый «свободное пространство». Это специальная площадка, на котором будут работать кружки, запланирована комната ребенка и место для помощи переселенцам, которых стало больше в населенном пункте. С помещением вызвалась помочь местная газета «Провинция», которая имеет много незанятых комнат в редакции.

За два года, прошедших после освобождения части Донбасса от боевиков «ДНР», в городах произошел настоящий бум подобных инициатив. Первыми ласточками более год назад стали «Теплица» и «Свободная хата» в Славянске и Краматорске соответственно. Сейчас подобные платформы пытаются внедрить в других городах. У них нет общей программы действий, а направления работы определяют в зависимости от предпочтений организаторов и потребностей местной общины.

Лилия Папаика — бывший журналист из Покровская. Она вызвалась показать помещение местной платформы общественных инициатив, которая называется «Ламповая», и заодно познакомить и с ее инициаторами.

Лилия объясняет, что название платформы – шахтерская. По ее словам, большинство населения в городе так или иначе связаны с горной деятельностью. Люди работают или непосредственно на шахте, или на связанных предприятиях, в частности автобазах, занимающихся перевозкой угля. На шахте «ламповая» — это помещение, где хранят фонари, что освещают горнякам путь в темноте забоя.

На месте нас встречают около 10 человек. Это и есть главный актив «Ламповой». Наталья Рожкова, один из главных вдохновителей платформы рассказывает, что «Ламповую» организовали на месте бывшего магазина электроники. По ее словам, аренда помещения здесь стоит 4,5 тысячи гривен в месяц, а оплачивают ее из собственного кармана.

Читайте также: Культурная интервенция в малые города Донбасса

Каждый участник делает свой унесок в проект. Муж Натальи Александр организовал кружок фотографии. Работают также курсы английского для молодежи и мастерские для детей. Также здесь можно поиграть в «Мафию» и поучаствовать в конопереглядах. Однако в «Ламповой» также устраивают публичные лекции, например, по вопросам финансовой грамотности.

Наталья признает, что без помощи грантодателей развить деятельность довольно трудно, поскольку нужны деньги хотя бы на зарплату преподавателям английского. Однако возможностей получить средства для общественной деятельности на Донбассе стало больше – прежде всего благодаря иностранным фондам, а не помощи из местного или государственного бюджета.

В соседнем с Покровськом и Костянтиновкою Бахмуте также есть свое свободное пространство — «Мастерская». Приезжаем на место вместе с Сергеем Николаенко, одним из организаторов локации. Сергей – старший за своих коллег из соседних городов, ему за 50 лет. Он основал «Мастерскую» на месте собственного магазина строительных материалов. После начала войны в магазине сначала действовал пункт волонтерской помощи военным, но теперь Николаенко сменил деятельность. В «Мастерской» также ориентированы на детей и молодежь и так же проводят кружки и читают лекции.

Ольга Гвоздева, координатор по развитию организации «Донбасс SOS», говорит, что инициативы, подобные «Ламповой» и «Мастерской» не является панацеей для решения всех проблем Донбасса. Она объясняет, что такие платформы не охватывают все население городов, но дают возможность объединиться людям, которые в принципе хотят что-то делать на местах, то есть активной части общества. В остальном, для успеха преобразований нужна комплексная работа над изменением экономической системы.

Читайте также: Freddy Marx Street: «Выход украинской музыки на мировой рынок – дело одной секунды»

«Молодежь говорит: здесь нет, что делать, и они хотят ехать. То, что здесь скучно – как раз и покрывается их инициативами, но другой важной составляющей является работа. Люди привыкли, что есть завод, вокруг которого строится жизнь. Это все исчезло. И вопрос в том, система перестроится на малый и средний бизнес. Дадут ли ему здесь жить и не поедут все инициативные люди», — говорит Ольга.

Отношения с местной властью

Владимир Березин, экологический активист и местный журналист из Константиновки. Он рассказывает о переименовании улиц в городе, которое провели недавно в связи с декоммунизацией. По его словам, инициативная групазапропонувала назвать одну из улиц Бельгийской. Березин объясняет, что таким образом хотели привлечь внимание этой страны к историческому наследию города (бельгийские предприниматели в начале ХХ века внесли существенный вклад в индустриализацию Константиновки – Ред.). По его мнению, такой шаг стал бы символическим, особенно учитывая запланированный визит в город консула Бельгии в Украине.

Однако горсовет отказался от предложения. По мнению Березина это сделали из принципа и без никаких аргументов против. Также в горсовете отказались от других предложений активистов.

«Мы предлагали назвать улицы именами Олексы Тихого, Василя Стуса, Григория Сковороды, Героев Украины. Ни одну улицу горсовет так не назвала. Назвали Спортивная, Радужная, Футбольная – специально. Откровенно поиздевались», — говорит он.

Рассказы активистов свидетельствуют, что местная власть на Донбассе до сих пор воспринимает любые инициативы снизу как потенциальный вызов. Александр Рожков из Покровская приводит пример: часто городская власть отказывается поддержать какую-то идею активистов, а уже за несколько месяцев реализовывает ее, однако позиционируя уже как собственную.

Если на Донбассе и есть что-то неизменное – то это городская власть. Из трех упомянутых городов — Александр Рева руководит Бахматом уже 22 года, Сергей Давыдов до сих пор остается номинальным мэром Константиновки, хотя фактически отсутствует на рабочем месте с времен сепаратистского мятежа, а Руслан Требушкон

возглавил Покровск после последних местных выборов в 2015 году, хотя ранее уже председательствовал в Димитрове (ныне Мирноград – Ред.) – ближайшем к Покровская городке.

Активисты признают, что смена власти путем выборов в ближайшее время маловероятна. Например, Требушкон получил на выборах более 83% поддержки граждан. Одним из его лозунгов было введение в Покровске круглосуточного водоснабжения. Сейчас в городе продолжаются заметные строительные работы. Бахмут производит впечатление вполне ухоженного города, а главная мысль, которую довелось услышать от местных: «Новый придет воровать начнет, а этот уже наворовался». Когда проведут выборы в Константиновке,при пустить никто из собеседников Недели не берется.

Читайте также: Музыка долгих пауз

По словам активистов, скрытой опасностью от старой элиты является поддержка Украины «для галочки» с целью получения лояльности Киева. Вместо роста проукраинских настроений это может привести к обратному.

«Если надо построить тысячи людей с флагами — это исполком вдруг сделает. Дадут команду и они всех выгонят. Но он (участник – Ред.) будет идти с этим древком, а сам думать: «завтра наши придут — ДНР», — говорит Николаенко и предостерегает от таких действий.

Он отмечает, что его «Мастерской» пришлось несколько изменить формат деятельности через разочарование отсутствием быстрых изменений среди людей. Он объясняет, что в «Мастерской» позволяют приходить всем желающим и признает, что среди посетителей есть не только проукраинские граждане. По его словам, единственным условием является запрет на выражение политических лозунгов на территории локации.

«Мы им пытаемся дать понять: тут наше государство, а не какое-то квазоутворення. Мы не говорим, что здесь «свободная Украина», но мы говорим, что здесь наше государство. И они с этим соглашаются. А дальше уже само собой все происходит. Они потом флажок сами берут в руки. Только так сейчас что-то можно сделать», — объясняет Николаенко. Он добавляет, что для возвращения веры людям нужен ощутимый результат: «А сейчас, что они видят? Что те сами их останавливают милиционеры, которые при «ДНР» не реагировали на сборища сепаратистов. Но теперь эти милиционеры уже с удостоверениями воинов АТО».

Неопределенное будущее

Если старшее поколение активистов на Донбассе тесно связано со своими городами, то ситуация с молодежью неоднородна. С одной стороны, много людей вернулись в родные города, оставив оккупированный Донецк. С другой, на Донбассе ощущается острый дефицит рабочих мест для молодых людей, которые не хотят связывать жизнь с шахтой. Кое-кто имеет возможность работать удаленно. Остальные планирует выезд до больших городов: Харькова, Одессы или Киева.

В то же время собеседники Неделе Наталья и Сергей из Константиновки вернулись в Константиновку после нескольких месяцев жизни в Киеве. Она рассказывает, что магазин ее семьи разграбили во время пребывания сепаратистов в городе. Отец Натальи оставил город, поскольку в семье есть маленькие дети. Наталья и Сергей занялись торговлей через интернет. Прошлой зимой они попытались переехать в Киев, но в начале лета снова вернулись.Говорят, что не хотят привязывать себя к определенному месту.

«У меня, несмотря ни на что, всегда любовь была до Константиновки. Я знаю, что здесь люди способны к переменам, они их хотят. Надо их найти и собрать. Все детство я мечтала здесь что-то сделать. Тут приезжаю и мне говорят, что есть такая возможность. Конечно мы здесь не собираемся провести всю жизнь, но если есть возможность начать, то почему бы и нет», — говорит Наталья.

При этом Наталья и Александр с Покровская утверждают, что уже окончательно решили переезжать на новое место прожилння до Киева.

В завершение встречи с Сергеем Николаенко из Бахмута, который мне показался наиболее пессимистично настроенным, я спрашиваю его, зачем он вообще продолжает заниматься своей деятельностью, если потерял веру в изменения. Сергей просит меня подойти и указывает на фото на стене «Мастерской». На фотографии несколько людей стоят на фоне ярко раскрашенной остановки.

«Смотри – это ребята, которые приходили на литературный кружок к нам. Они художники. Но большинство из них имеют очень нейтральную позицию относительно всех событий. Они начали сюда приходить и здесь сорганизовались, и раскрасили остановки. Это был фурор в городе. Поэтому, когда ты видишь радость, когда кому-то хорошо, кому-то получилось — это заражает, это как наркотик», — говорит он.

Что произойдет с Донбассом в ближайшие годы предсказать трудно. Активисты еще не стали критической массой, которая может радикально изменить общество сразу, но настоящим достижением является уже само их присутствие. Теперь остальной Украине придется сдать экзамен на то, достаточно ли у нее сил для поддержания и развития общин в освобожденных военными два года назад городах.