Юрий Якименко: «Большинство граждан хотела бы гордиться своей страной и гордится ею»

13:33 2016-07-09 36 большинство гражданин Донбасс много регион

Рейтинг 3/5, всего 3 голосов

Именно война в корне изменила ситуацию с самоидентификацией украинцев?

— Не только война. Хотя ее влияние, по нашему мнению, определяющий. Помните: раньше у нас был период между 2005 и 2014 годами, когда произошло много событий, которые могли повлиять на этот процесс. Мы прошли через президентство Виктора Ющенко с его политическими перипетиями и попытками формирования национальной памяти на новых принципах. Потом наступили политический реверс, выборы 2010-го, победа Януковича, сближение с Россией, частые визиты руководителей РФ и верхушки РПЦ, харьковские договоренности, соглашение относительно Черноморского флота и Севастополя. Украина отошла от курса на членство в НАТО, приобрела внеблокового статуса. На этом фоне продолжались «ритуальные игры» вокруг евроинтеграции и подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. Далее «языковой» закон Кивалова — Колесниченко, выборы 2012 года, которые зафиксировали раскол между электоратом Партии регионов, КПУ и прозападных политсил, узурпация власти Януковичем, отказ от евроинтеграции. И апогей — Майдан и война. Влияние последних событий, бесспорно, был самый сильный. Потому современная украинская история такого не видела и мало кто в такое мог поверить. Поэтому и изменения очень заметны, если сравнивать с другими периодами.

Какие из них основные?

— Украинцы стали чаще осознавать себя представителями своего государства и связывать себя прежде всего с Украиной, а уже потом с городом, селом, регионом. Выросла доля граждан, у которых на первом месте общенациональная идентичность. В 2005 году, наоборот, больший процент считал себя прежде всего жителями конкретного населенного пункта, а уже потом украинцами. Хотя везде есть региональные различия.

Прибавилось в процентном измерении граждан, которые гордятся своей страной. Сейчас их около 70%, а в 2005 году было чуть больше чем половина. Пополнились и ряды тех, кто поддержал бы государственную независимость: сейчас их около 70%. Увеличилось количество граждан, которые считают, что для Украины демократия самый желанный тип социального устройства: теперь таких 51%.

Читайте также: Информационная политика «ДНР»: игра в имитацию

Заметные изменения произошли в языковой и культурной идентификации. Украинский считают родным 60% граждан, что на 8% больше, чем в предыдущие годы. Возросла доля жителей, которые соотносят себя с украинской и европейской культурными традициями и уменьшилось тех, кто ассоциирует с советской и российской.

Украинцы все больше осознают себя нацией, которая имеет свои корни, историю, характер. Последнее — одна из позиций, которыми они гордятся больше всего. Традиционно речь идет об истории, достижениях в спорте, культуре, литературе, науке. Сегодня это еще и национальный характер и Вооруженные силы.

56% наших соотечественников считают, что государственный язык должен быть один — украинский. Гораздо менее распространена теперь идея двуязычия. Ее уже нет ни в одном регионе на первом месте. Второй за поддержкой — компромиссный вариант: русский язык где как местная официальная.

Произошли определенные сдвиги и в том, как люди понимают, что такое нация. Выросла доля тех, кто поддерживает гражданское определения этого термина. То есть украинцы — это граждане Украины независимо от культурной традиции, языка, на котором они общаются, этноса и тому подобное. Уменьшилась доля тех, кто определяет нацию по этническому происхождению. Но сохраняется на старом уровне процент людей, которые считают украинцами тех, кто независимо от национальности воспитывает детей в соответствующих традициях, сам их придерживается, знает

основы культуры, историю, язык.

Очень примечательно, что эту позицию, то есть необходимость знания каждым гражданином Украины государственного языка в достаточном объеме, основ национальной истории и культуры, разделяет 73% населения. От 86% на Западе до 59% на Донбассе. Такая значительная поддержка была довольно неожиданная. И в других регионах, и на Юге и Востоке, она преобладает противоположную тенденцию. Люди все чаще осознают, что нужно не только формальное гражданство в паспорте, а и то, что отличает нас от других. То есть имеем что-то особенное, свое. А это язык, культура, история, общее видение будущего.

С последним тоже интересно. Ведь сегодня восприятие геополитических ориентаций больше объединяет. Данные разнятся по регионам, но на первое место вышел вектор отношений с ЕС: 51% по всей Украине. С Россией же хотят строить диалог 11%. То есть, кого считать приоритетным партнером, вопрос нет. В 2007 году 31% респондентов высказался за Евросоюз и 41% — по РФ. И сейчас во всех регионах, кроме Донбасса, доля тех, кто отдает приоритет Европе, преобладает. На Донбассе ситуация 50 на 50, что тоже неплохо.

Читайте также: Transparency Inernational: на все политическая воля

По Украине 56% опрошенных поддерживают вступление в ЕС. И везде доля «за» является более существенной, чем «против». В частности, и на Донбассе. Там больший процент неопределившихся, но сторонники вступления все равно преобладают над противниками.

Вы разграничиваете понятия «Восток» и «Донбасс»? Почему?

— Донбасс мы рассматриваем в опросах отдельно от Востока со второй половины 2014-го. Тамошние жители имеют сформированную субрегиональная идентичность. Ее базовые черты — ощущение уникальности, отличия, особой роли и особых претензий. Там были распространены определенные стереотипы и мифы. А еще значительная часть людей (и ситуация не сильно изменилась) считает себя носителями советской традиции. Таких опрошенных в регионе больше всего — 24%. Можно сказать, что это преимущественно люди старшего возраста, поскольку речь идет об общей тенденции. Но определенные традиции подпитываются и переходят в следующие поколения. Так, этот процент меньше в остальных возрастных групп, но по сравнению с другими частями страны он будет больше. Если человек воспитывается в семье согласно советским традициям, это влияние важен. На Востоке (а это в опросе Днепропетровская, Запорожская и Харьковская области) характеристики языковой, культурной, национальной идентичности граждан где-то посередине, а в чем-то ближе к Центру. Отличия Донбасса выражены резче.

Считается, что на Донбассе, Востоке и Юге мощное влияние кремлевской пропаганды. И в нее верят. А получается, что ситуация несколько иная?

— Это интересный аспект. Надо поделить влияние российской пропаганды на «до» и «после» боевых действий. В условный мирный период, до февраля 2014-го, российские СМИ в этих регионах воспринимались с доверием. А сейчас (и об этом есть данные исследования, просто мы их еще не обнародовали) большинство граждан на Юге, Востоке и Донбассе не доверяет российским медиа. Не говоря о информресурси «ДНР-ЛНВ». В СМИ Украины доверие выше, хотя на Востоке и Донбассе значительный процент людей не доверяет им. Поэтому у части населения этих регионов (не говоря уже о жителях оккупированных территорий) возник вакуум доверия, они не знают, кому верить. Видят одно, слышат с разных сторон разное. И такая ситуация не всегда укладывается в их представление о мире, возникает когнитивный диссонанс. Это объясняет большой процент неопределившихся.

Как у украинцев с патернализмом? Они ждут «доброго царя», который решит их проблемы?

— Мы не надеемся на «доброго царя», это факт. Ответ здесь в определении желаемого общественного устройства, которым большинство считает демократию. Что же до прочего, то мы задавали два вопроса. Первое – определение равенства как равенства возможностей, которые надо самим реализовать, равенства материального состояния. Большинство воспринимает первый вариант. Впрочем, со вторым вопросом — в каком обществе готовы жить люди: в таком, где есть индивидуальная свобода, но каждый заботится сам о себе, или в таком, где все регламентирует государство, однако нет большого социального неравенства, — ситуация другая. Большинство поддерживает последний вариант. Это не совсем патернализм, но желание, чтобы государство выполняло регулирующие функции, сглаживая неравенство.

Читайте также: «Выжить на своей земле»

А разве это не перекладывание ответственности за свое будущее с себя на государство?

— Я не делал такого вывода. Так, на нее возлагают бремя урегулирования ситуаций. Но ведь это может происходить по-разному: можно сделать, чтобы не было бедных, а можно — чтобы богатых. В то же время такие взгляды обусловлены низким уровнем жизни большинства граждан и небольшим доверием к государству и его институтам как регулятора. Тоже интересный момент. Отношение к политикам, власти государственных инстанций — это одно, а к государству как ценности, своей страны — другое. подавляющая часть граждан хотела бы гордиться своей страной и гордятся ею. Имею в виду государство не как институт власти, а как страну, народ, его достижения.

В этом опросе лично для вас были сюрпризы?

— Немало вещей, которые мы наблюдали, достаточно прогнозируемые по логике, если исходить из событий, что были, особенно в последнее время. Неожиданная смена заметна в отношении граждан к национализму. Как и в предыдущие годы, мы предлагали три его определения: идеология, которая ставит целью превращение Украины в сильное государство; идеология, что раскалывает общество на украинцев и неукраинцев; историческое явление, присуще Западной Украине, которое ныне не актуален.

В 2005 году 27% поддержали первый вариант, 41% — второй, негативно окрашен, и 15% — третий. Сейчас 47% считают национализм идеологией государства, 25% — «раскольнической» идеологией и 12% — историческим явлением. Особенно интересно, что во всех регионах, кроме Юга, большие доли респондентов выбрали первый, «прогрессивный» вариант определения. Скажем, на Донбассе 37% опрошенных считают украинский национализм идеологией государства, тогда как «розкольництвом» — 32%. В Центре соотношение составляет 50% до 20%, на Западе — 67% до 10%. На этом примере видим, что изменения происходят в понимании даже таких противоречивых вещей, которые ранее длительное время разъединяли общество.

Еще есть несколько моментов, в принципе довольно интересных с точки зрения исследования. Например, восприятие различных национальных групп как желательных или нежелательных суодов. Во-первых, отношение ко всем группам в целом сделалось более безразличным, что теоретически можно рассматривать как рост уровня толерантности. Во-вторых, по понятным причинам изменилось трактовка россиян. На первом месте среди «нежелательных соседей», как и раньше, ромы, но настроения россиян заметно ухудшились. В 2006-м с ними не хотели бы жить по соседству 3,5%, а сейчас — 13%. Больше всего — на Западе: почти 30%.

Как украинцы оценивают декоммунизации?

— Отношение к новых подходов, толкований различных исторических событий, отличается. Признание Голодомора геноцидом поддерживает большинство населения, абсолютная или относительная. От 91% на Западе до 47% на Донбассе.

Но когда речь идет об осуждении коммунистического тоталитарного режима, то начинаются проблемы. На Западе и в Центре большинство «за». На Востоке и Юге доли «за» и «против» отличаются статистически мало. На Донбассе несколько преобладают противники осуждения коммунистического режима.

Уголовная ответственность за большевистскую символику и пропаганду: Запад и Центр — большинство «за», в других регионах большинство «против».

Читайте также: Фундамент будущего

Очень интересная ситуация с осуждением национал-социалистического, нацистского режима. Большинство, подавляющее или относительная, — «за», но на Донбассе и Востоке не поддерживают этого 23-24% опрошенных. Думаю, люди не совсем поняли вопрос. Может, определение «национал-социализм» стоило бы заменить на «фашизм», но формулировки мы брали из закона, додумывать не имели права. С запретом пропаганды нацистских символов такая же проблема. На Востоке и Юге ее не поддерживает свыше 30%. Не думаю, что все это сторонники нацизма.

Есть проблемы с признанием борцами за независимость Украины УНР, ОУН, УПА и других формирований. Запад и Центр — больше сторонников, в остальных регионах преобладают противники.

Что же до названия «Вторая мировая война», переименования Дня победы, то речь идет об очень спорные вопросы. На Западе и в Центре абсолютное или относительное большинство это поддерживает. В других регионах преобладает противоположное мнение. Рудиментарная советская ментальность, пропаганда, традиции, влияют на восприятие политики национальной памяти. Эти вопросы проблемные и такими остаются. Но они не настолько критичны, чтобы стать основой конфликтов. Все зависит от времени, которое требуется, чтобы общество эти изменения усвоило.

В последние месяцы Россия через своих спикеров насаждает мнение, что с боевиками на Донбассе нужен диалог, потому что «там тоже люди». Как относятся к этой мысли украинцы?

— Ситуация сложная. Вообще относительно урегулирования конфликта не сформировалось единого мнения: треть — за продолжение АТО, 22% — за особый статус, 16% — за отделение этих регионов от Украины, треть не определилась.

Почему?

— Думаю, люди понимают, что продолжение антитеррористической операции — жертвы, но в то же время возвращение территорий. Особый статус — путь к миру без новых жертв и боевых действий, но это, по сути, выполнение требований России, а это опасность на будущее. Отделения — вариант, но это потеря земель. Влияет много факторов. Приходится взвешивать, что лучше: новые жертвы и война, но возврат территорий или проще отгородиться и не иметь с ними дел вообще.

Относительно сосуществования сегодня: большинство поддерживает различные варианты изоляции этих районов. Прежде всего с тем, чтобы мы не использовали государственные деньги на их содержание и чтобы они не влияли на нашу политику. Если проще, чтобы не контролируемые Украиной территории не отнимали у граждан их средства и дали возможность жить спокойно. В условиях неопределенности для людей это приемлемый вариант.

Читайте также :Как устроена внутрипартийная социология

Здесь также много различий между регионами. Начиная от общих оценок конфликта. На Западе и в Центре большая часть респондентов уверена, что виновата РФ. В остальных областях растет число тех, кто обвиняет обе страны. Такая же история с оценкой вооруженного противостояния: это война с Россией, или гражданский конфликт, война между Вашингтоном и Москвой. На Западе и в Центре большинство считает, что это захватническая война России против Украины. Но в других регионах треть или немного меньше думают, что это война между РФ и США. Это уже влияние российской пропаганды. Ибо такие пределы интерпретации событий задает именно она. И некоторые украинские политики также, о чем не надо забывать.

Как относиться к гражданам с оккупированных территорий, до тех, кто воюет за «ДНР-ЛНВ»? Здесь тоже есть разные мнения. В отношении тех, кто выехал на контролируемые Украиной земли, хотел выехать, но не смог, не поддерживает «ДНР-ЛНВ», — нормальные настроения. Менее позитивны в отношении тех, кто выехал в РФ.

До тех, кто остался и поддерживает самопровозглашенные «республики», другое отношение. Запад и Центр считают, что таких ни простить, ни понять нельзя. На Востоке и Юге подходы толерантнее. Может, потому что кто-то имеет личные связи, видел конфликт изнутри. Более распространены мнения, что этих людей можно простить или что они вообще не виноваты и имеют собственную позицию.

Однозначнее отношение к тем, кто принимал участие в вооруженных формированиях «ДНР-ЛНВ» из собственных убеждений. Во всех регионах, кроме Донбасса, большинство (от 83% на Западе до 48% на Юге) не готова забыть и простить. На Донбассе близкие доли тех, кто не способен забыть, и тех, кто готов понять и простить. Но больше всего тех, кому трудно ответить.

В исследовании приведены интересные данные относительно владения русским языком и отношение к России и Путина…

— Мы прослеживаем взаимосвязь между национально-культурной и гражданской идентичностями. Это исследование еще раз подтвердило: она существует. Украиноязычные больше проявляют общенациональную идентичность, у них выше уровень патриотизма, готовности защищать государство, они чаще нуждаются гордиться Украиной. Это влияет и на геополитические ориентации, отношение к конфликту на Востоке и в России.

В то же время среди русскоязычных и двуязычных граждан подавляющая часть — украинцы по национальности. Большинство двуязычных и русскоязычных считают себя патриотами, в большой степени соотносят себя с Украиной. Но пропорции положительных ответов на вопросы, характеризующие гражданскую идентичность в разных группах, разные. Общее наблюдение: фактор использования украинского языка совпадает с более сильной выраженностью гражданской идентичности.

Отношение к определенным нюансам также несколько отличается. Большинство граждан негативно относится к Путину, но среди русскоязычных преобладают те, кто настроен к нему нейтрально или положительно. Однако обратим внимания на то, где эти русскоязычные граждане живут, в каких условиях. Большая часть — это жители Востока, Юга и Донбасса, там их больше, чем в других регионах. Было бы интересно сравнить между собой ответы русскоязычных граждан на Западе и Востоке Украины. Планируем сделать это в дальнейшем анализе результатов опроса.

Можно говорить, что участники войны на Донбассе уже окончательно оформились в отдельную социальную группу? Как она отличается от других?

— Мы задавали людям вопрос, брали они, их родные и близкие участие в АТО. Поразила цифра: в Украине 26% граждан так или иначе к этому событию причастны. То есть каждый четвертый. Ответы людей действительно дают основания выделять группу. Это прослеживается за всеми вопросами, начиная с гражданской идентичности. Потребность гордиться страной и готовность защищать ее здесь сильнее. Большая гордость за страну и ее достижения. Активный патриотизм и более выраженное ценностное отношение к стране, потому что для этих людей Украина — ценность, которую они в определенный

период жизни защищали.

Читайте также: Елена Богдан: «Социология — наука, которая нас освобождает»

Особенности политической идентичности. Среди причастных к АТО Майдан поддержали бы 58%. Среди непричастных — 34%. Так же выше процент тех, кто считает демократию желаннее для Украины: 60% и 48% соответственно.

Также у граждан, что имеют отношение к АТО, позитивнее восприятия декоммунизации, негативное отношение к РФ, Путина, русских. Среди участников АТО, их родных и близких хуже отношение к особому статусу Донбасса и идеи амнистии участников незаконных вооруженных формирований «ДНР-ЛНВ». Большую поддержку имеют варианты силового решения конфликта или изоляции неконтролируемых территорий.

Это существенные отличия. Часть этих особенностей обусловлена пребыванием в зоне конфликта или причастностью к нему. Часть — региональной спецификой, происхождению людей. В целом в опросе причастных к АТО было 2,7 тыс. респондентов. Больше всего их в Центре и на Западе — 35% и 34%, на Востоке — 24%, на Донбассе — 17%, на Юге — 10%. Поэтому здесь существует проблема, как выделить влияние тех или иных факторов.

Есть ли сейчас причины для конфликтов на будущее?

— Понятно, что в обществе, которое живет в условиях войны и глубокого социально-экономического кризиса, будет много зон напряжения. Но сказать, будто между жителями из разных областей пролегают линии конфликта, деля страну по региональному признаку, как раньше, нельзя. Да, есть много различий, но они не имеют резкого конфронтационного характера. Даже в тех вопросах, где в разных частях государства большинство граждан придерживается отличных взглядов, тоже существуют значительные доли сторонников иного мнения или неопределенных. Есть почва для формирования общей позиции.

Главное, что вопросы языка, культуры нации, отношение к направления развития государства и его будущего перестали раскалывать общество. Украинцы заплатили и платят дорогую цену за то, что позволяли сеять среди вас раздор и собой манипулировать. А остальные проблемы следует решать с помощью разумной политики, которая учитывала бы особенности и предлагала решения, которые не будут разделять и не будут приводить к взрывам среди групп, находящихся на стыке позиций.

————————————-

Юрий Якименко. Родился в 1967 году в Черкассах. В 1991-м окончил философский факультет Киевского государственного университета им. Т.Г. Шевченко. В 1994-м — выпускник аспирантуры Манчестерского университета (Великобритания) по специальности «политическая теория». В 1995-м — аспирантуру Института философии НАНУ по специальности «Социальная философия». 2013-го стал кандидатом политических наук. В 1995-2002 роках работал в Администрации президента. От 2002-го — в Центре Разумкова, с 2011 года — заместитель генерального директора по аналитической работе — директор политико-правовых программ.


Иран ввел санкции против 15 фирм США
Иран ввел санкции против 15 фирм США
16:16 2017-03-26 9

В РФ удивлены и разочарованы новыми санкциями от США
В РФ удивлены и разочарованы новыми санкциями от США
14:17 2017-03-26 11

В Болгарии проходят досрочные парламентские выборы
В Болгарии проходят досрочные парламентские выборы
12:16 2017-03-26 10

США ввели санкции против восьми компаний России
04:15 2017-03-26 11

США ввели новые санкции против российских компаний
23:16 2017-03-25 15

Джейк Джилленхол сыграет в фильме о борьбе с ИГИЛ
21:19 2017-03-25 11

Не менее 16 человек погибли в результате авиаудара по тюрьме в Сирии
13:18 2017-03-25 12

В США снимут фильм о войне американца с ИГИЛ
03:18 2017-03-25 13

США ввели санкции против 30 компаний и лиц за ядерные программы
03:16 2017-03-25 9

США ввели санкции против компаний и людей в 10-ти странах
19:16 2017-03-24 14