5-ый блокпост. Воспоминания десантника

14:55 2016-07-07 46 блокпост бригада быль все один

Рейтинг 3/5, всего 4 голосов

С Максимом, десантником из 25-й бригады, мы познакомились в киевском госпитале 15-го июля 2014 года. За 10 дней перед тем он был контужен во время отражения попытки прорыва бронированной колонны российских террористов и сепаратистов под Славянском. По «горячим следам» удалось записать свежи воспоминания парня о бое, а также события, предшествовавшие нем и уже запечатлелись трагическими страницами нашей истории. Речь идет о попытке власти. Януковича использовать 25-ю бригаду в подавлении Майдана, гибель генерала Кульчицкого, и другое. Запись был достаточно большим, и через быстротекущие события того трагического лета (и еще более тяжелой осени 2014 года не нашлось возможности его расшифровать.

Но и сейчас, во вторую годовщину освобождения Славянска, рассказ десантника не теряет актуальности. Максим из Запорожья, очень порядочный, воспитанный и образованный парень. В 2010 году он был призван на военную службу в 25-й отдельной воздушно-десантной бригады, и сразу оформил контракт. Свою фамилию он попросил не называть, но ходатайствовал, чтобы ребята, которых он назвал в интервью, были награждены государственными наградами. В случае, если до этого момента это не было сделано, после публикации статьи мы обратимся в соответствующие органы о чествовании героев.

Ваша бригада должна была участвовать в разгоне Майдана в феврале 2014 года. Расскажи, пожалуйста, что происходило в то время в бригаде?

В начале 2014 года бригада состояла из 3-х батальонов и отдельной разведывательной роты – всего чуть более 1 тысячи военнослужащих. В большинстве мы в бригаде были настроены против Майдана. Некоторые даже сами ходили к командованию, спрашивали: нет ли набора на помощь силовикам? Отвечали, что чтобы использовать войска, следует ввести военное положение. А поскольку его нет, то, возможно, некоторых из нас временно переведут в «Беркут». Но потом эти разговоры поутихли.

20-го февраля вашу бригаду все одно должны были отправить в Киев. Сколько вас было и как это происходило?

Большинство, кто должен был ехать в Киев, принадлежали к моему 2-го батальона. Он был больше контрактным, так сказать – то есть у нас почти все были контрактники. Всего было выделено около 500 человек. В то время мы считали, что события на Майдане – это «беспредел», и были на стороне силовиков. Накануне выезда мы ночь сидели в столовой, обсуждали события. Комбриг Содоль Юрий Иванович провел инструктаж, на котором сказал, что в случае, если какого-то солдата майдановцы вытянут из наших рядов – можем сделать, что угодно, но вернуть бойца. Конечно, стрелять он не приказывал, но сказал, чтобы все держались вместе.

Читайте также: 25-я Отдельная воздушно-десантная бригада. Первые бои в АТО

Утром 20-го февраля 2014 года мы начали грузиться в «Уралы», которые должны были отвезти нас на станцию. Уехала первая партия, и грузовики почему-то очень долго за нами не возвращались. Мы еще не знали, что во время движения первой группы произошла автокатастрофа.

Наконец , «Уралы» вернулись, и нас начали буквально «утрамбовывали», а мы же были в полной экипировке. Когда мы ехали на станцию, то увидели на дороге перекинутым один из наших «Уралов». Это повлияло угнетающе на некоторых ребят. Со станции они сразу вернулись в бригаду. Но большинство все равно хотела ехать на Майдан.

А что случилось с этим «Уралом»? Там кто-то погиб?

Машина была неисправной. На «Урале» есть гидроусилитель руля, но он не работал. Грузовики были перегружены, и водитель не смог справиться с машиной. Грузовик перевернулся, а на ней брезент. Там всех подушило. Были погибшие и много раненых – что-то около 15.

В бригаде «сверхбыстрого реагирования» не хватало техники?

Техники может и хватало, но, думаю, топлива не было. Точнее, оно выделяется, но как вы знаете: потом продается…

«Из официального доклада командование 25-й бригады об этом ДТП:

20.02.2014 года в 05.45 на дороге возле с. Песчанка Новомосковского района Днепропетровской области при повороте налево водитель четвертой машины в колонне военнослужащий военной службы по контракту младший сержант К…. на автомобиле УРАЛ 4320 № 3705А5 не справился с управлением автомобиля, в результате чего произошел съезд с дороги и опрокидывание автомобиля.

В результате ДТП военнослужащие военной службы по контракту младший сержант ВАТРАЛЬ БЫ.С., старший солдат ГРИНЧАК Н.Г., солдат БЕСКРОВНЫЙ БЫ.Л. погибли на месте».

Несмотря на аварию вы все равно прибыли на станцию?

Да, там нас уже ждал поезд – 5 вагонов. Мы сели, нам сказали закрыть шторы, а поезд все не трогался с места. На станции начали собираться люди – сторонники Майдана. Их становилось все больше и они были настроены агрессивно. В нашем вагоне был комбриг, и я слышал, что он с кем-то говорил по телефону. Ему советовали вывести нас из вагонов, но оружие не применять. Офицерам было разрешено стрелять в воздух. Комбриг ответил, что этого делать нельзя, и он не станет на себя брать такую ответственность.

Потом мы из окон увидели, как подъехало несколько микроавтобусов, из которых вышли люди в черных масках. Были даже с оружием. У нас было оружие и бронежилеты, но патронов нам никто не давал. Лишь у офицеров их пистолетов были патроны.

Читайте также: 25-я Отдельная воздушно-десантная бригада. Рейд на Шахтерск и взятие Углегорска

В вагонах мы сидели до вечера. Вдруг кто-то из майдановцев разбил нам окно, и в вагоны стали швырять коктейли Молотова. Комбриг дал приказ выйти из поезда и занять что-то вроде круговой обороны. Люди были очень злые и враждебно к нам настроены. Мы чувствовали, что вот-вот прольется кровь.

А почему была такая вражда? Вы же лично этим людям ничего не сделали, и они вам тоже?

Ну, не знаю, нас сильно настроили против людей. Комбриг решил покинуть вагоны и вернуться в казармы. Но грузовики за нами не приехали: митингующие в то время заблокировали выезд из казармы. Мы взяли вещи и пошли пешком. Каждый где-то 50-60 килограммов на себе тащил: бронежилеты, ящики с боеприпасами, личные вещи.

Люди шли рядом с нами и за нами, ехали на машинах и все время провоцировали: один рядом со мной кричал, что мы едем убивать людей, другой в драку лез. Мы молчали: никто ничего им не отвечал. Наши командиры очень толковые были: они, как могли, объясняли людям, чтобы те нас не провоцировали, а нам все время говорили, чтобы мы не останавливались.

Затем с места расположения бригады к нам пропустили два автобуса. В них загрузились те, кто уже совсем выдохся. Когда второй автобус трогался с места, его обстреляли резиновыми пулями. Мы сразу выстроились в шесть шеренг, вытащили лопатки, штык-ножи, и в любой миг приготовились идти на обидчиков. Нас было около 500, и, конечно, никто не полез, а мы двинулись дальше, и прошли сквозь довольно большая толпа возмущенного народа.

Наконец прибыли еще машины, и мы вскоре добрались до бригады. Сразу сдали оружие и бронежилеты. Не прошло и 5 минут, как нас снова выстроили на плацу. Какие-то люди предлагали желающим уехать в Мелитополь, чтобы оттуда самолетом добраться до Киева. Конечно, после той агрессии, с которой мы уже встретились, большинство согласилась ехать на Мелитополь. Но неожиданно прибыл комбриг и сообщил, что дали отбой.

Вокруг расположения бригады оставалось неспокойно. Возле казарм постоянно дежурили три или четыре машин с «серьезными» людьми в масках, которые, очевидно, были вооружены. У нас в середине части была боевая обстановка: вооруженные патрули и постоянно дежурила одна рота.

Потом победил Майдан, образовалось новое правительство. Как вы отнеслись к этому?

Плохо, в принципе. При Януковиче мы много прыгали с парашютов, стреляли, ездили на боевых машинах, и вообще проводились интенсивные военные занятия. За других президентов такого в армии не было.

А когда начались Крымские события, как была задействована 25-я бригада?

1-го марта, это была суббота, где-то около 12 дня, у нас была объявлена тревога. Все перешли на казарменное положение: никто не имел права выходить за пределы. С 5-го до 7-го марта занимались приведением бригады в боеспособность: заряжали аккумуляторы, чинили технику, получали боеприпасы и продовольствие. Затем были проведены небольшие учения и бригада отправилась на полигон «Широкий лан» в Николаевской области. Там пробыли две недели, и затем были переброшены в район населенного пункта Дмитровка Приазовского района Запорожской области. Бригада там находилась около месяца. Из Запорожской области эшелонами бригаду перебросили в Красноармейского района Донецкой области, затем – в Днепропетровской области, и оттуда уже мы своим ходом отправились к м. Краматорск.

Читайте также: 25 ОПДБр. Неизвестная операция. Ждановка — Нижняя Крынка

Туда отправилась вся бригада, или лишь ее часть?

Это были только 2-й и 3-й батальоны. Говорили, что мы должны были двигаться сначала непосредственно через Краматорск, а потом – Славянск. Но наши командиры повели нас в обход. Шли ночью. Трижды над нами появлялись вертолеты Ми-24 и приготовились к стрельбе. Очевидно думали, что мы – это какая-то вражеская колонна. Нас непременно спасали световые сигналы, которые обозначали, что мы – свои.

Зашли в пригород Краматорска. Нас сразу начали блокировать люди, перекрывали дорогу машинами. Один раз мы их объехали, второй – переехали чью-то машину. Есть известное фото, как одна из наших БМД-1 переезжает белую машину. Это была моя БМД-1. Потом эти люди начали бросаться под технику. Мы им кричали:

— Что вы делаете? Мы же никого не убиваем, не стреляем.

Приехал главнокомандующий високомобольними десантными войсками Швец и приказал нашим солдатам сдать драки из автоматов. С местными начал обниматься, чуть ли не целовался с ними. Некоторые ребята спрятали свои автоматы в боевых машинах десанта – кто на них служит, тот знает потайные места. Но как минимум половина свои драки посдавала главнокомандующему в целлофановый пакет. Большинство колонны спустя выехала на краматорский аэродром, но не вся.

У вашего батальона митингующие смогли отбирали технику?

У нас отстало несколько единиц, которые мы извлекли. Я со своим подоздолом в тот момент был уже в Крамоторской, на аэродроме – в базовом лагере. Мы поехали вызволять технику. Прежде всего, стремились забрать «Реостат» — машину ведения разведки и управления артиллерийским огнем. Без этого «Реостату» «Ноны» имеют малую боевую стоимость: их огонь становится неуправляемым, а следовательно – не точным. «Реостат» застрял в каком-то поселке, название которого я не помню. Наши ребята сидели в машине, окруженные толпой с палками и вилами. В них были гранаты, и они уже предохранители из них выдирали.

Я вел свою БМД, с нами еще были ребята из 3-го полка спецназа. Мы буквально влетели в тот поселок. Но нам на встречу начал бежать еще больше людей. К ним вышел наш замкомбата, и начал рассказывать, что «Реостат» нет никакого вооружения, а следовательно – зачем его блокировать. Как-то уговорил, и этот «Реостат», а также «Нону», что была неподалеку, нам удалось забрать до Краматорска.

А «Ноны», которые террористам удалось захватить, были из вашего батальона?

Это был третий батальон. Там было немного людей, особенно – опытных контрактников. Врагу удалось отобрать две «Ноны», одну БМД-1, одну БМД-2, два БТР-Д и одну легковушку – «копейку». Я слышал, что одну «Нону» нашим удалось взорвать, а вторая была подбита – не могла двигаться. Тогда противник поставил ее на КамАЗ, а то во время стрельбы «Ноны» «швартовался» с помощью креплений, как у крана, к земле. Но вторую «Нону» наши тоже в конце концов уничтожили.

В вашу бытность на аэродроме в Краматорске одном из российских террористов, как говорят, удалось подбить наш вертолет?

Мы в это время благоустраивали оборону вокруг аэропорта, как услышали выстрел. С ПТУРу – ни с какой не снайперского ружья, как потом говорили. Мы видели взрыв, побежали на то место, было объявлено боевую готовность №1.

Как удалось уцелеть тем, кто был в вертолете?

Стреляли с дальнего расстояния и попали в лопасти пропеллера. Потом загорелся двигатель. Летчики успели выскочить на отбежать на порядочное расстояние, и только через несколько минут сдетонировал боекомплект.

А в первом штурме Славянска вы принимали участие?

Нет, в ночь с 1-го на 2-е мая мы на 6 единицах бронетехники выехали на 5-й блокпост, который находился на трассе Славянск-Краматорск – в нескольких десятках метров от въезда в Славянск. Мы видели, как идет бой за гору Карачун, и как из ПЗРК были сбиты два наших вертолета. В тот день на нашем блокпосте боевых действий не было. Сначала с нами было 2 альфовця и несколько сотрудников СБУ, которые рассказали: как обладнатись и осуществлять контроль над трассой. Должны быть еще представители МВД, чтобы осуществлять осмотр автотранспорта, но, как нам рассказывали, они испугались и не приехали. А следующей ночью со стороны Славянска на нас было совершено нападение диверсионной группы врага. Точнее – наших бывших товарищей, из которых сформировали якусю штурмовую группу «против десантников».

Которые перешли на сторону врага?

Да, мы потом ход этого нападения видели в сети интернет на видео. Снимал Моторола. С ПТУРу стрелял по нам бывший заместитель командира роты 1-го батальона, старший лейтенант (фамилию его не помню), с «Утеса» (крупнокалоберного пулемета) – бывший сержант из разведроты Гавзоєв. Еще на видео фигурировали с моей роты солдат Синько (с противотанковым ружьем) и снайпер с 3-го батальона Родионов.

Но как-то не логично: они воюют против вас, и вам все равно названивают?

Ну это только в начале так было. Этот старший лейтенант не стесняясь звонил и спрашивал у наших офицеров: как стрелять из БМД-1? Конечно, они его посылали…

(Очевидно, речь идет о Аника Ярослава Геннадьевича, уроженца г. Лосочанськ, выпускника Академии сухопутных войск им. Сагайдачного, который сейчас находится в Донецке и является начальником штаба 5-й бригады т.зв. корпуса народной милиции ДНР – Я.Т.)

Эти предатели с вами так просто связывались и рассказывали «заработками»?

Сначала они нам звонили на мобилки: уговаривали перейти на их сторону. Им Стрелков обещал, что скоро придет Россия и поможет. Говорили, что за два украинских вертолета, которые были сбиты над Карачун, им заплатили 40 тысяч долларов.

А сколько им платили суточных, зарплату– не говорили?

Им платили каждому по 4 тысячи грн. на день. Это – всем боевикам. А если просто информатор, который ходит по городу, наблюдает за нашими войсками и потом все передает по телефону – по 3 тысячи в день. Они рассказывали, что боевики сплоченные в группы по шесть человек: два пулеметчики, два гранатометчики, снайперы. Сидят по квартирам в Славянске в стратегически важных точках и наблюдают. Если бы мы пытались зайти в Славянск – нам бы было горячо.

Читайте также: 25 ОПДБр. Авдеевка. Жаркий начало 2015 года

А из местных наши сторонники были?

К нам на блокпост часто девушки из Краматорска приезжали, они в Славянске работали: помогали, чем могли. Форму всегда брали стирать. За два с половиной километрах от нас был блокпост сєпаров. Их как-то поймали на том блокпосту: машину отобрали, девушек сильно избили – ребра сломали, волосы повырывали, у одной сотрясение мозга. Все это было сделано показательно, чтобы другим, кто нам симпатизировал, запугать. Но все равно помогали: немного притормозят возле блокпоста, то выставят из машины, и бегом дальше.

В целом большинство местных сначала рассказывала, будто против них бандеровцев прислали. А мы в ответ: ну какие же мы бандеровцы? Местные смотрели на нас и понимали, что все это – чушь.

Работники милиции на блокпосту когда появились?

После первого неудачного штурма украинскими спецподразделениями Краматорска (5-го мая – Я.Т.) на наш блокпост вертолетом перебросили 7-х сотрудников ивано-франковского «Беркута». Они организовали проверку автотранспорта, который двигался мимо нашего блокпоста. В машинах мы изымали много огнестрельного оружия, в основном пистолетов. Если у людей, которые везли оружие, не было судимости и они не фигурировали в базе МВД, мы отпускали. В общем, мы старались максимально толерантно относиться к людям.

На 5-м блокпосту была большая гарнизон?

Из нашей бригады около 50 бойцов, потом подъехало еще до 20 нацгвардойцов, но их скоро от нас забрали. Далее было 17 «беркутовцев» из Ивано-Франковска, а затем они были заменены по ротации 11-ю запорожскими «беркутовцами».

Провокации со стороны сепаратистов были?

Постоянно. Несколько раз террористы обстреливали наш блокпост, когда на нем было много машин. Стреляли из минометов и пулеметов просто по людям, по детям, которые вышли из машин. Однажды приехали местные и хотели угостить клубникой. Миша Шемегонський из «Беркута» сказал, что он хочет дать денег, снял бронежилет и доставал кошелек. В этот момент нас начали обстреливать. Мишу убило, немало людей было ранено. Мы пытались спасти Мишу, но потом оказалось – все было зря: осколок прошел сквозь ребра и попал в сердце.

Условия жизни на вашем блокпосту были сложными?

Первые несколько недель, когда минометных обстрелов не было, мы еще спали на земле. Затем однажды мы услышали, как стреляют в сторону наших с «Ноны». Был недольот. На второй день тоже стреляли – перелетов. А еще за несколько дней враги оборудовали в Славянске четыре минометные позиции, и начали нас обстреливать методично. Мы пытались отблагодарив им из гранатомета, но расстояние было великовато. Командир блокпоста майор Ткачук вызвал артиллерию с Карачуна – после ее ответа замолкали минометы. Только у нас полетели мины, мы оборудовали себе окопчики –один на троих.

А питались чем?

Сначала все было более-менее нормально, но воды привозили очень мало – по 80 литров на блокпост. Ну что такое 80 литров для 60 мужчин летом? Надо же было и помыться хотя бы раз в день, и зубы почистить, не говоря уже о приготовлении еды и напитков. Первые 15 дней привозили американский сухой паек. Он хороший – багатокалоройний. Наодаєшся нормально. Потом начали возить украинский. Сначала нам показалось, что тоже – ничего себе, а потом у ребят желудки начало сводить. Однажды там даже кусок крысы нашли – такой с кожей и хвостом. Еще в нашем сухпай есть кофе и чай, но не имеет ни ложек, ни вилок, ни стаканчиков.

Читайте также: В воздухе и на земле. Батальонные тактические учения славной 25-й Оаэмбр

А что у вас было с бронежилетами?

Их имели далеко не все. «Корсары» украинского производства: старые, затасканные, поэтому все драные. Из них броневые пластины выпадали. Мы их носили преимущественно через удобные разгрузки – чтобы было где магазины к автомату носить.

Волонтеры с помощью к вам приезжали?

Сначала так, а потом, когда начались обстрелы, трассу, что шла мимо нас, мы перекрыли. Автопоток шел справа от нашей трассы. И с Краматорска к нам было трудно добраться: враг постепенно взял под свой контроль прилегающую к блокпосту территорию. Поэтому нам начали с самолетов продовольствие и воду сбрасывать.

Вертолет, в котором погиб генерал Кульчицкий 29-го мая был сбит в районе вашего блокпосту?

Так. Кульчицкий летал на Карачун и на соседнюю гору, где находилась Национальная гвардия. Он их хорошо обеспечивал. Ребятам было стоит позвонить генералу – и им сразу все привозилось. Мы с нашего блокпоста через нацгвардойцов боеприпасы «заказывали». Однажды нам таким образом передали два ящика с броньобойними патронами 5,45 мм. Через несколько дней мы нашли у 17-летней девушки, которая ехала маршруткой Краматорск-Славянск, такие же патроны. Наш командир проверил маркировку, оказалось – из одной партии, что и наши. Эту девушку лично Бабай попросил привезти такие патроны, и она их где-то взяла в Краматорске.

Девушку задержали?

Так. Кроме того, в тот же день мы сняли с маршрутки мужчину, у которого были гранаты, четыре заряженных магазины и ДНР-овская ксива, в которой было указано, что он – пулеметчик. Оказался – из Васильевки Запорожской области. Этих двух и должен был забрать вертолет, на котором летал генерал Кульчицкий.

Утром того дня, когда имел прилетели вертолет, было обстреляно место, где он обычно садился. Враг пристролявся хорошо, и наши ребята предупредили летчиков, чтобы они там больше не садились. Даже указали другое место – защищенное нашими машинами, где мы могли прикрыть вертолет огнем. Мы видели, как в небе появился вертолет и полетел на высотку, где находилась Нацгвардия. Затем машина вновь поднялась и направилась старому маршруту – где все уже было пристроляно врагом. Из Славянска выстрелили из ПЗРК, потом мы услышали взрыв – вертолет был сбит.

Это было высоко в небе?

Нет, поэтому некоторые из тех, кто находился в вертолете, после падения еще какое-то время оставались живыми. Это были «беркутовцы». Они позвонили по телефону своим и сказали, что остались живыми и держат круговую оборону. Это было где-то в 1,5 километрах от нас. Четко между Славянском и нашим блокпостом. Сбоку Славянская находится густой сад, в котором с Карачуна и другой горы заметили две группы сепаратистов, которые быстро двигались к геликоптеру. С нашего блокпоста туда где-то 15 человек побежало, в том числе – один доктор, которому я отдал свой бронежилет. Еще из Нацгвардии на место катастрофы группа отправилась.

Все пешком побежали?

Сначала так. Я стал заводить машину, но в этот миг на блокпост тоже совершили нападение – мы начали отстреливаться. А те две группы врага, бежали к вертолету, огнем с гор отогнали. Место катастрофы выглядело жутко. Вертолет после падения еще метров 200 крутился по земле, разваливаясь на части и выбрасывая из своего нутра искалеченных людей. Когда то, что осталось от вертолета – двигатель с паламанами лопастями – остановился, он начал палаты.

А что случилось с теми, кто выжил по катастрофе?

Когда наши подошли, начал детонировать боекомплект, который находился в вертолете, и от него погибли те, кто там еще оставались живы. Если бы не этот взрыв, удалось бы спасти не менее 4 человек…

Но летчика спасли?

Спас его наш врач, на которого в свое время не хватило бронежилету, и которому я свой отдал. Летчик был в чрезвычайно тяжелом состоянии, у него был пробит череп. Его врач всего обколов обезболивающими. Так сложилось, что мой бронежилет так и остался у врача (он мне потом его уже в больницу привез). Мне и другим ребятам пришлось взять бронежилеты погибших с вертолета. Конечно, нельзя брать вещи умерших людей. Но у нас выбора не было. Погибшие все были разорваны на куски, зрелище очень тяжелое…

Вы их голыми руками на свой блокпост несли?

Нет, мы подогнали туда одну единицу техники, а собирали, конечно, с пустыми руками. На следующий день приехали на БТР-80 ребята из кировоградского спецназа – забрать погибших, оружие и задержанных нами сторонников сепаратистов. Но они забрали не все. Останки одного погибшего оставались под движком вертолета, мы уже его сами вытащили. Кроме того, мы еще насобирали мешок фрагментов, нашли тайный радиосвязь вертолета. И… потом все это несколько дней находился у нас на блокпосту. Лето, жара, было неприятно. Только после многократных напоминаний по останкам прилетел вертолет.

Читайте также: до сих Пор обижены

А всего было много задержанных на вашем блокпосту?

Всего 9, которых мы передали правоохранительным органам. Запомнился один – такой себе Артемка, тридцатилетний парень, который был одет в российскую пиксельную форму и тупо пришел снимать на телефон наше расположение. Но это был какой-то полный болван. Потому что у него на телефоне мы нашли видеозаписи, где он с автоматом на сєпарських блокпостах стоит.

Во второй половине июня Президент Украины Петр Порошенко объявил одностороннее перемирие. Оно у вас на блокпосту как-то чувствовалось?

Нас обстреливали из артиллерии и минометов, а мы не имели права отвечать. Нам говорили: наблюдайте. Как-то нам сообщили, что неприятель намерен напасть на наш блокпост на трех танках. Но потом оказалось, что они атаковали другой блокпост (речь идет о нападении на блокпост №1 26-го июня 2014 года – Я.Т.). Однажды утром какие-то террористы заскочили к нам на двух бронированных инженерных машинах, в одной из них были приварены крупнокалиберный пулемет. Мы по ним выпустили 8 зарядов из РПГ («мухи»), но пробить их броню не могли. Машины поехали, у нас был ранен один сержант.

Расскажи, пожалуйста, про бой, в котором вы не дали колонне противника прорваться из Славянска?

О возможности прорыва сепаратистов у нас на блокпосту было известно еще вечером 4-го июля. Наш командир, майор Ткачук, объявил боевую готовность №1 и договорился о плане обороны с руководителем запорожских беркутовцев – подполковником Панченко. Тот был тоже – бывший десантник. В общем на блокпосту в то время у нас было 40 десантников и чуть больше 10 беркутовцев.

От нашего края блокпоста до стелы с надписью «Славянск» было примерно 50 метров. Там, на краю, были вырыты окопы на 7-8 бойцов. Ребятами в тех окопах командовал лейтенант Володенков – командир 1-го взвода 4-й роты.

Стела с надписью «Славянск», неподалеку от которой начинался блокпост №5

От тех окопов вдоль дороги наша позиция растянулась примерно на 200 метров. Это было сделано для того, чтобы в случае обстрела нас с «Градов», половина ребят осталась в живых. На некотором расстоянии от позиции Володенкова находилась БМД-1, членом экипажа которой был я, и рядом (при дороге) было отрыто еще два двухместных окопы. В боєкомплекто этой БМД-1 оставались только осколочные снаряды: стрелять ими было опасно – можно было поразить ребят из окопов впереди. Позади находились еще две БМД-2, но в одной из них был поврежден во время боя 6-го июня прицел. Стрелять из нее можно было только навпомацьки.

Вместе с еще одним бойцом – беркутовцем, мы заступили на дежурство в окоп, который находился рядом с моей БМД-1. В пол-одиннадцатого вечера начался минометный обстрел нашего блокпоста с разных направлений. Стреляли довольно точно, но ни у кого из наших не попали. Это продолжалось до 4 часов утра.

Минут через 10 к блокпосту подъехала машина – «десятка». В ней были женщины в форме. Они по нам открыли огонь, мы обстреляли авто и одну из нападавших ранили. Они отбежали от авто и начали швырять в нашу сторону гранаты. У командира беркутовцев был тепловизор – он его за собственные деньги купил. Было темно, и те женщины думали, что мы их не найдено. Но благодаря тепловизора мы их нашли и взяли в плен: одну неповрежденную и одну раненую. В той машине была еще третья, но я не знаю, что с ней произошло.

Пленница, которая была захвачена в начале боя (приехала на автомашине)

За пять минут подошла боевая техника противника. Мы ее услышали благодаря грохота. Сквозь тепловизор их было хорошо видно. Первым шел танк, который сделал выстрел по нашей БМД-1. Снаряд попал в броню, отскочил влево, пошел в гору и взорвался в воздухе в нескольких метрах от двух наших окопов. В тот момент там находилось четверо, в том числе – я. Окоп, в котором я сидел, был глубоким, рассчитанным на двоих. Мы с товарищем успели пригнутись. А вот в другом окопе от взрыва снаряда погиб сержант Роман Мендель. Он упал на своего товарища, и это спасло: когда прилетел второй снаряд, все осколки ушли в тело Романа.

Меня сильно контузило. Было такое чувство, будто палку в голову вставили и мозг прокрутили. Боль бешеная. Сначала не понимал вообще: кто я, где нахожусь и что вокруг происходит.

Ребята, что сидели в БМД-1: сержант Бажура и механик Босой, не пострадали, хотя у самой машины от попадания снаряда обвалилась люки. Несмотря на страшный грохот, они не потеряли равновесия, не испугались, не убежали, и вели бой до конца. Позже они рассказывали, что пехота противника наступала за техникой шеренгами. Первая шеренга была с «мухами»: они из них выстрелили по нашим позициям, и далее сразу открыла огонь вторая шеренга – уже из автоматов – чтобы не дать нашим возможности подвести голов из своих окопов.

Этим воспользовалась первая БМП противника. На дороге у нас были установлены минные растяжки ТМ62. В начале блокпосту – 10 мин (рядом с окопами Володенкова), и в конце – столько же. Эта БМП объехала окопы и первые растяжки, но на вторых – подорвалась сразу на двух минах. В одной мини ТМ62 – 7 кг. тротила. Она предназначена для уничтожения танка, а здесь – сравнительно легкая БМП, которая, к тому же, попала сразу на две мины. Конечно, ее разорвало.

место, на котором состоялась кульминация боя с противником, прорвался внутрь 5-го блокпросту. Слева в кустах БМД с украинским флагом – в этом месте были окопы, которые занимали Максим с товарищами. На переднем плане – уничтожена БМП врага, из которой выскочил вражеский десант. На заднем плане (с оторванными дверцами) – БМП, взорвана на противотанковых минах.

Вслед за первой в середину наших позиций проскочила вторая БМП. Напротив нашего окопа ее подвел один из солдат. С БМП выскочили сепаратисты. Они начали вопить: «Укропы, сдавайтесь!» Среди них тоже была одна женщина, которая, взяв в левую руку гранату, а в правую – автомат, просто пошла на наш окоп. Но беркутовец Булгарик, который был со мной в одном окопе, бросил им гранату. Потом он еще встал в полный рост и открыл огонь из автомата. Ему сразу попала пуля в плечо и несколько пуль попало в бронежилет. Булгарику повезло: у него бронежилет был шестого класса – выдержал. Мой напарник думал, что уже и не спасемся, а потому приберег последнюю гранату для того, чтобы взорвать себя и меня в случае, если окружат.

БМП-2 из состава вражеской колонны, с десантом которой принял бой беркутовец Булгарик и другие бойцы

Как потом оказалось, после взрыва танкового снаряда над нашими окопами нас уже считали мертвыми. Но когда Булгарик начал бой с десантом из вражеского БМП, поняли – что мы живые, и нам нужна помощь. Сначала связались с нами по радио, потом побежали отбивать.

БМП-2 противника, которая подорвалась на противотанковых минах

Прямо под пулями на наш блокпост прибежало двое фельдшеров из Национальной гвардии, был еще один из нашей бригады (прапорщик Немерещенко) и один медик с беркутовецов. Помню, что меня держали пацаны, тоже ранены. Я кричал от боли, за голову держался. Когда вытаскивали Булгарика, ему сзади в бронежилет всадили еще несколько пуль.

Ребята, которые были с Володенковим в первых окопах, тоже не растерялись, и продолжали вести бой даже тогда, когда мимо них прошли вражеские БМП и танк. Они с помощью РПГ-7Д («мухи») сожгли еще две боевые машины, которые шли с пехотой. Знаю, что одну подбил солдат Лебедь, проч


Ученые нашли неожиданное преимущество высокого кровяного давления
Ученые нашли неожиданное преимущество высокого кровяного давления
00:40 2017-01-18 3

СМИ выяснили, сколько в США платят участникам протестов против Трампа
СМИ выяснили, сколько в США платят участникам протестов против Трампа
00:35 2017-01-18 4

Сноудену продлили вид на жительство в России на два года
Сноудену продлили вид на жительство в России на два года
00:15 2017-01-18 5

Савченко предложила «сдать» Крым ради возвращения Донбасса
23:50 2017-01-17 6

Обама смягчил приговор информатору WikiLeaks Челси Мэннинг
23:45 2017-01-17 7

Джош Эрнест: администрация Обамы не пытается подорвать легитимность избрания Трампа
21:55 2017-01-17 9

«Зенит» забил клубу из Омана 14 мячей в товарищеской игре
21:50 2017-01-17 6

Постпред США при ООН Саманта Пауэр обвинила Россию в подрыве мирового порядка
21:45 2017-01-17 9

50 человек стали жертвами ошибочной атаки ВВС Нигерии — СМИ
20:20 2017-01-17 9

Чай и кофе продлевают жизнь – ученые
19:55 2017-01-17 35