Спецназовец: «В мае 2014-го мы сдерживали боевиков пять дней в ДАП до подхода армии»

11:44 2016-07-02 39 аэропорт бой все ребята стрелять

Рейтинг 1/5, всего 3 голосов

Неделю расспросил о деталях первых боев за аэродром спецназовцу с позывным Кекс, который вместе с группой военных в 2014-м высадился в старом терминале аэропорта и пять дней держал оборону. Далее прямая речь.

Есть задача — нужно работать. Точно не вспомню, что за день тогда был. Ведь в АТО как? Там нет дат, есть только «здесь» и «сейчас». Для меня все началось с того, что утром командир сказал: «Есть задача, нужно работать, вылетаем». Ребята собрались, взяли самое необходимое и пошли на взлетная площадка до вертолетов. Кроме нас там были еще два подразделения спецвойск. Сидим, ждем. Пожалуй, это самое сложное было — ждать. Ты знаешь только, что летишь в Донецкий аэропорт, где никогда не был, и понятия не имеешь, что дальше будет.

В тот момент в голове проносились апокалипсические картинки. Представлялось, что в ДАПо все горит, на подлете по тебе начнет стрелять толпу террористов. А ты весь такой… на маленьком вертолете и должен с ребятами то толпа выбить. И такие картинки ты прогоняешь в голове регулярно. Зато, когда садишься в вертолет, уже готовый ко всему. Эмоции перегорают, и можешь работать. Когда подлетали, то (ожидаемо) картинка отличалась. Не было ни руин, как в последние дни обороны, ни армий террористов. Запомнились еще надпись «Донецк» и какая-то техника, что рядом догорала. Понял: сейчас приземлятимемося. Выпрыгнул из вертолета — начал и думать, и действовать быстрее. Высаживались мы недалеко от старого терминала, на какой-то парковке. Перебегали от дома к дому, пока по нам не приехал КамАЗ. Я его на прицеле держал. Но когда по радио сказали, что это наш, успокоился. Мы с ребятами в него запрыгнули, и нас подбросили ближе к старому терминалу. Там и заняли оборону.

Читайте также: Разведчики 74 ОРБ. От Марьинки до Донецкого Аэропорта

Казалось, что эпоха тянулась с неделю. Когда мы подлетали, огонь был легкий, из стрелкового оружия. А вот в самом здании терминала откуда только не стреляли. Вообще первый день из пяти был самым боевым и насыщенным. Видел, как по мне стреляют, как пули пролетают рядом и разбивают окна. Казалось, что эпоха тянулась с неделю. И в голове она разбита на части: вот мы добираемся до старого терминала, вот его отбиваем. Вот я стреляю по КамАЗу, который на нас едет. Он остановился. В тот момент у меня был небольшой шок. Я понял, что попал в человека, водителя грузовика. Но это прошло довольно быстро. Из той машины начали стрелять по мне. Пришло осознание, что у меня хотят отобрать жизнь. Думалось: «Но я же защищаю свою страну!» Была злость. К тому же человек, который стрелял в меня, явно не была трактористом. Они в бою так не передвигаются. Я еще не мог так двигаться. Было видно, что тот парень из грузовика профессионал и мастер своего дела.

Знаю одно: если бы два года назад мы не удержали аэропорт, то туда прилетели бы не украинские «Илы», а российские самолеты

«Вы пришли, а мы думали, нас бросили». А потом, после боя, мы ночь сидели в старом терминале. Помню глаза наших ребят, которые изначально там стояли. Их сложно забыть. Там было столько надежды… «Вы пришли, а мы думали, нас бросили». И с этого момента началась моя оборона Донецкого аэропорта. Первый бой, когда я стрелял и в меня стреляли. Еще запомнилась ночь. Были постоянные сообщения, что кто-то пытается подойти. Мы дежурили по два часа, менялись. Но никто в бой так и не полез. Вспоминаю также взлетную полосу. Там стоял… нет, лежал большой самолет. Он горел. Так ярко, что было видно, как днем. Такое высокое и яркое пламя…

На адреналине далеко не уедешь. На следующий день мы пошли на штурм нового терминала. Через подвальные помещения. Моя группа была первая. С ребятами (вдесятером) набрали на себя по максимуму, кто что мог. Гранат имели не просто много: они были повсюду. В ящиках, в «розгрузках», в карманах. На мне еще висели примерно 800 патронов и пулемет. Плюс рюкзак. Там тоже была куча нужных вещей. Тот же тепловизор, скажем. Мы должны были пройти 300-400 м. Но расстояние эта далась очень нелегко. Пока шли, был адреналин, не задумывался о том, что трудно. Однако, когда добрались до здания и заняли свои сектора, понял, что все. На адреналине далеко не уедешь. Много сил потратил.

В новом терминале я оборонял вход, поэтому к зданию поначалу не заходил. Лишь слышал что-то краем уха. Знаю, нашли там какого-то парнишку. Он нас убеждал, что якобы санитар, помогал раненым. Но была другая мысль: это снайпер. Насколько она правдива, не знаю. Видел момент его задержания периферийным зрением, когда группа проверяла помещения. Парня связали, на следующий день за ним прилетели на вертолете, забрали вместе с оружием, которую мы в здании нашли. Была куча всего: автоматы, винтовки, РПВ «Шмєль». Это огнемет с РФ, у нас таких нет на вооружении. Даже маркировка на нем русское было, если память не изменяет. Кроме того, обнаружили ленты от пулемета на 25 патронов. А у нас комплектация до пулеметов была на 100 штук, мы такие не использовали. Сомневаюсь, что до этого додумались трактористы с шахтерами.

Читайте также: 79 Оаэмбр. Сквозь ад Ізвариного и Донецкого аэропорта

Тем не менее. Кроме этого парня, в новом терминале никого не нашли. Ночью там якобы были ранены и вроде кто-то кого-то просил их забрать. Сложно сказать, сколько там было террористов. В Камазе, который я остановил, — человек из 10. В самом здании 20 или 40… не скажу. Были люди, они стреляли. Это знаю точно. В помещениях мы увидели пятна крови, но людей не обнаружили. Заходишь в терминал — следы есть, тел нет. Все забрали. Поговаривали, что боевики спускали их из окон с помощью пожарных гидрантов. Насколько это правда, неизвестно. Но раненых и убитых они забирали, это точно.

Второго дня, когда мы заняли терминал, на нас иногда выбегали террористы били из стрелкового оружия. Мы отвечали. А уже на третий мы с офицером пошли на второй этаж обустраивать пулеметную позицию, потому что нужна была высокая точка. Собрали все металлические двери, сделали бойницы. Случилось так, что эта позиция выходила на кладбище. Там еще был старый прогнивший контейнер. Рядом с ним я увидел какое-то движение. Трава качалась… Закралось подозрение: что-то не так. Дал запрос на огонь — стрелять разрешили. Выпустил сотню патронов в ту сторону. В ответ бросили дымовую гранату, чтобы я не видел, что там на кладбище творится. Ну я еще сотню патронов зарядил и расстрелял ту тучу. Не знаю, остался там кто или нет.

Дневали и ночевали в аэропорту пять суток. Помню, на первом этаже была пробита водопроводная труба, помещение залило почти по колено. И мы в этой воде спали. Еще были постоянные радиопереговоры. Даже когда ты снимал наушник, все равно слышал голоса. Казалось, все: крыша едет. Понятно, что за это время сєпари пытались отбить терминал, подходили то с одной стороны, то с другой. Даже якобы какой-то их командир связывался с нашим, говорил, если сдадимся, то они гарантируют нам безопасность и вообще все нормально будет. Понятно, что на такие переговоры с боевиками никто не пошел.

На третий день нам передали, что якобы 200 (!) людей двинулись на штурм аэропорта. И уже думаешь: «Ну все, значит сегодня». Мы с ребятами разбежались по точкам. Ждали-ждали, ждали-ждали… а в голове: «Ну скорее, сколько можно?!» В такой момент готов хоть тысячу боевиков встретить, чтобы только скорее. Разумеется, никто не пришел. Сложно сказать, действительно ли такие силы к нам приближались.

Читайте также: 80-и аэромобильная. Неизвестный подвиг обороны Луганского аэропорта

Дежурили на позиции по два часа, менялись с товарищем регулярно. Было такое, что ночью из «зеленки» в нашем направлении пытались продвинуться сєпари, мы их давили огнем. Пройти в них не получалось. Но массово не пихались, думаю, потому что в первый день мы им дали жесткий бой.

По неизвестных открыли огонь, самолеты благополучно сели. На пятый день прибыло пять самолетов «Ил» с пехотой, которая нас должна была изменить. А вместе с ними и техника. На посадку они именно за мою позицию заходили. Честно, только в кино такое видел: идут транспортники и выбрасывают вокруг себя тепловые ловушки. Красивое зрелище. Тогда с моей стороны все было тихо. А за спиной ребята на позиции говорили, что видят двух людей с чем-то похожим на трубу. То мог быть ПЗРК. По неизвестных открыли огонь, самолеты благополучно сели. Пришли пехотинцы, я взял с собой пятерых ребят и пулеметчика, показал им сектора, объяснил, кто и откуда к ним может подходить, откуда — незаметно подползать. Рассказал о кладбище и контейнер, который там стоял.

Потом мы загрузились в машины, заехали в самолеты и полетели на базу. Еще был такой интересный момент: когда почти взлетели, к нам заскочил собака в салон. Его к себе наш офицер забрал. Думаю, не просто так животное забежало…

А потом… потом навалилась усталость. Вроде и хочется звонить, рассказывать, что к чему, в конце концов, может, даже интервью дать. Но сил хватает лишь на то, чтобы лечь и уснуть. Знаю одно: если бы два года назад мы не удержали аэропорт, то прилетели бы не украинские «Илы», а «Илы» «трактористов и шахтеров». И в СМИ мы уже не считали бы гумконвоов, что едут неделями, а наблюдали бы за российскими транспортниками, которые выгружались бы просто в Донецке.


В Болгарии проходят досрочные парламентские выборы
В Болгарии проходят досрочные парламентские выборы
12:16 2017-03-26 0

США ввели санкции против восьми компаний России
США ввели санкции против восьми компаний России
04:15 2017-03-26 9

США ввели новые санкции против российских компаний
США ввели новые санкции против российских компаний
23:16 2017-03-25 12

Джейк Джилленхол сыграет в фильме о борьбе с ИГИЛ
21:19 2017-03-25 8

Не менее 16 человек погибли в результате авиаудара по тюрьме в Сирии
13:18 2017-03-25 11

В США снимут фильм о войне американца с ИГИЛ
03:18 2017-03-25 12

США ввели санкции против 30 компаний и лиц за ядерные программы
03:16 2017-03-25 8

США ввели санкции против компаний и людей в 10-ти странах
19:16 2017-03-24 13

Путин пообещал Ле Пен не вмешиваться в президентские выборы во Франции
15:18 2017-03-24 12

Страховые пенсии в РФ с 1 апреля будет проиндексированы на 0,38%
13:10 2017-03-24 16