Как я служил в «ополчении»

09:55 2016-06-25 69 все отдел пот работа работать

Рейтинг 3/5, всего 6 голосов

Так, в отделе, где я работала уже семь лет и где собрались все те, кому доверяла, взгляды были полярно противоположны. Шефиня и ее помощница голосовали на «референдуме», звонили нам каждый час: «Вы ходили? Почему нет? Идите, пока есть время!». Это был сумасшедший прессинг, трубку брать не хотелось. Потом переговаривались в отделе, и кто-то сказал, будто бросил бюллетень, чтобы она перестала настаивать. Потом наши начальницы посещали все митинги, собирали еду, сдавали кровь, носили деньги к зданию СБУ, которая превратилась в штаб местных «вооруженных сил». Остальные в отделе надевала наушники и пыталась работать, хотя получалось это с большим трудом. Была среди нас еще одна девушка, которая, как неожиданно оказалось, болела всем сердцем за единство Украины. Но что она могла поделать одна против большинства… Лишь взять себе за рингтон гимн государства, а на заставку рабочего стола поставить украинский флаг.

Потом я осталась без работы. Просто потому, что не стало чем платить, моя должность была роскошью для компании. Мой мир, которым управляли стабильность и планы, споткнулся на обе ноги. Мама не получала пенсии, социальные выплаты на ребенка также перестали выдавать. Это продолжалось девять месяцев. Малышу было полтора годика — тот возраст, когда еще нужно и памперсов, и детского питания. Я чуть с ума не сошла: что делать? Мама говорила: «Езжай, мы как-то здесь выживем, а ты где будешь работать, потом заберешь ребенка». Я не смогла.

Читайте также: Как жить в Донецке

Пошла в «армию». Не скажу, что искала работу именно там, но нашла на удивление легко: надо было как можно быстрее закрыть вакансии перед какой-то проверкой и взяли просто всех, кто пришел на ту странную собеседование. Странную, потому что проводила ее с нами почти ребенок, хрупкая девушка-капитан, совершенно несведущий в том, что нам надо делать и каковы профессиональные требования. Мне выпала невоенный, «бумажная» должность. Но хватило нескольких дней, чтобы понять: я там работать не буду. Просто не смогу. Причин много. Хаос. Пьянство руководителя отдела. Непрофессиональность. Противоречивые требования. Работа «лицом»: чтобы просто были в отделе, а потом аврал в выходные, когда кто-то из начальства вдруг вспомнит, что за рюмкой кому-то что-то пообещал, а нам об этом забыл сообщить.

Каждый день думала: «Сегодня освобожусь». Однако маме не выдавали пенсии, дома были рады хлебу с маслом, который мы тайком выносили во время обеда, и это было единственное место, где платили. С задержками, но все-таки… Через месяц начала понимать, что на той работе у меня начались проблемы с давлением и сердцем. Стала носить с собой лекарства. Ненавидела решетки на окнах и входах, фотографии погибших в коридоре. Нас выводили прощаться с каждым убитым, и церемония происходила у нашего «офиса»: священник, родственники, тело погибшего, речь командира… За обедом нам давали вино, а потом каждый продолжал поминки за закрытыми дверями комнат.

Среди тех, кто приходил устраиваться к «армии», многие даже не имели законченного среднего образования (для таких было проблемой заполнить свои документы), кто был судим и четко не знал, чего хочет. Постоянно кого-то искали. То болел, то просто квасил, тот ездил домой во время работы. Впечатления от всего были как от спектакля-фарса. Наша руководительница — та самая капитанша — оказалась беременной, а ее любовник отбывал срок за торговлю оружием. Об этом говорили все, тайны не существовало.

Читайте также: «Вежливые» незнакомцы

В феврале за завтраком случайно узнали, что вчера убили нашего завотделом. Просто потому, что он куда-то шел навеселе и наткнулся на казаков, которые что-то там охраняли. Они стали требовать пароль, мужчина закричал, что никаких паролей, тем более казакам, не скажет… Те начали бахкати в воздух — в ответ полетели снаряды с украинской стороны. Накрыло нашего шефа, а заодно еще нескольких, кто был рядом. Ему дали посмертно орден, нам — вина.

Я пошла. Нас в очередной раз заставили работать в выходные, потому что кто-то решил выслужиться перед кем-то и за три дня выполнить месячный план работы. В отделе посовещались и решили сдать фиктивные бумаги. Мне было безразлично, я написала заявление. Не потому, что я очень честная, просто терпение лопнуло. Пока шла до остановки, постирала все рабочие номера, обманывая себя, словно воспоминания свои тоже вытерла. Такое вот странное восприятие работы: когда чувствуешь себя слишком осведомленным и опытным для того, что от тебя хотят. Ни пережитое, ни возраст не помогают изображать себя глупее, чем ты есть. Странное время, странные люди, странные события… Да, я делала это ради своей семьи, и стоило ли? Ведь ежедневно сильнее чувствую, как предаю свои воспоминания, свой коллектив, свое прошлое…