«Вежливые» незнакомцы

00:44 2016-06-18 30 вид все делать командировка местный

Рейтинг 1/5, всего 3 голосов

А когда сосед возвращается, никто не решается сказать ему об этом: дела интимные, личные. Его жалеют, красивую жену уважают за новую должность, которую она получила после войны, и несколько побаиваются. Ситуация с российскими консультантами в «республике» похожа на эту бытовую историю: все видят, знают, но деликатно отводят глаза, мол, это не наше дело, а те, кому это интересно, сами как-то разберутся. Женщины-парикмахеры, продавцы, официантки видят в этих сдержанных и осведомленных в мужчинах деньги и уважают их. Все остальные, кто ничем с ними не связан, делают вид, что их нет. Хотя они и сами делают все для того, чтобы подкрепить такое впечатление; одиночку по городу не передвигаются, от мест расселения пешком ходят только до ближайшего магазина, а в рестораны и на базар — крупными компаниями из местных. Кажется, такое часто показывают в шпионских фильмах: «Вдай, что меня здесь не было».

Вообще они очень выделяются на фоне местных. И этого не скрыть ни формой как у всех, ни молчаливым видом, чтобы не выдал российский говор. Они кадровые военные, окончившие военные училища, прошли опыт гарнизонов по всей России, профессионально умеют все то, что здешние ребята имеют лишь приблизительное представление. Их задача — научить, заставить выполнять приказы, довести до рефлекса простые действия. Год назад за каждым более-менее руководителем в местной армии поставили его «тень» — российского консультанта, который должен научить, проконтролировать, подсказать или заменить его на другой из местных, если все указанное выше не помогает. Задача не из легких. Каждый местный кричит как можно громче: «Казань брал, Астрахань брал», уже не разберешься, кто действительно является участником боевых действий, а кто пришел позже, потому что официально трудоустраивать начали только год назад. А именно в тех, кто прошел все фронты от самого начала, с лета 2014 года, как оказалось, нет образования, нет качеств руководителей, есть судимости, а это уже совсем не комильфо. Не так просто научить местных, заставить их выполнять приказы, подчиняться высшим по званию, если у тебя на это очень относительные полномочия: официально тебя здесь вообще нет, даже твоя семья точно не знает, где именно ты в командировке. Никаких близких знакомств, никаких настоящих имен. Пить-есть с здешними удовольствием, но для всех ты лишь тот, кем им представился. Местные должны делать вид, будто это твое настоящее имя, и они верят, что названное фамилию и город, из которого ты приехал, настоящее.

Для всех консультантов поездки сюда — неплохой старт: командировки до нас прираховуються к участию в боевых действиях, а это обещает новые звезды на погонах после возвращения, ускорение очереди на жилье и большую зарплату. А еще суточные здесь, а зарплату там. Она поступает на карточку, и на нее живет семья. Хотя, как известно, приказы руководства не обсуждают. Поэтому всем этим мужчинам наша еда кажется не хуже, чем тушеный бигос из картофеля и капусты, которым их угощали в далеких гарнизонах, комнаты в бывших банках с раскладушками вместо кровати, привычно удобными, ибо такова судьба военного. А вот от действительно боевых операций их держат подальше. Потому что если что-то случится, получат на орехи все: и местные, и приезжие. Поэтому судьба консультанта не такая уж и плохая: отбыть свой срок командировки, не оставить по себе негативного упоминания, а польза от поездки очень относительная. После каждого будет следующий, может, именно ему удастся то, что не удалось предыдущим. Хотя есть и те, кто приезжает сюда не впервые, подсчитав, что именно для его семьи от таких командировок немало пользы. Опять же зарплата, должность, опыт, жилье в будущем… кстати, эти командировки начинаются и заканчиваются похоже: ночью по приказу в гражданском группу отвозят «на ноль» — на границу, где на них ждет смена таких же гражданских, которые оставили все личные вещи, документы, паспорт в сейфах воинских частей Ростова, а сюда едут «нулевыми»: форму, оружие и комнату они получат. Вот что действительно плохо — им в городе тесно: далеко не пойдешь, особых развлечений нет. Можно заказать в общежитие пиццу, суши и шашлык, возможности для этого есть, но большего не придумаешь,

учитывая все

ограничения.

А мы все успешно делаем вид, что не слышим московского говора на улицах, не видим перемен в армии, не отличаем местных и приезжих…