Атмосфера вечерних аллеек

11:46 2016-06-16 25 атмосфера война все никто один

Рейтинг 2/5, всего 2 голосов

Один не проживет и дня, не заглянув в какие-то «сводко вот ополчєноя», ментально нуждаясь этого наркотика, а другой не включал своего телевизора от начала «русской весны». При этом и первые, и вторые могут как поддерживать триколоры (русский или «республиканский»), так и быть патриотами, хотя последнее время с этим тут, в оккупации, все больше проблем.

И все-таки что-то общее можно найти для всех. В первую очередь угнетающе действуют не так обстрелы, как атмосфера «после войны». Дело в том, что круглосуточное шипение «Градов» и звуки взрывов постепенно адаптируют психику к восприятию их как должного, и лично у меня был один из самых странных опытов жизни, когда резкое снижение темпов обстрелов вызвало головную боль. Выходя на улицу, я буквально раздражался от нависшей вокруг относительной тишины, когда изредка и издали, как говорят, постреливали, вместо того чтобы создавать привычный шумовой фон.

И все-таки война сказывается совсем не так очевидно. Куда более удручающе действует «атмосфера вечерних аллеек», как я сам для себя обозначил этот аспект. Речь о том, что в воскресенье вечером вы можете подниматься чисто выметенной аллее и сквером, скажем, за гостиницей «Виктория» в самом центре Донецка, обернуться — и не увидеть вообще никого. То есть перед вами новенькая брусчатка, аккуратные урны, светят все до одного фонари. Рядом проходит широкая и длинная трасса, огибающая «Донбасс Арену». Фактически стоите на возвышении и перед вами открывается потрясающий вид, но нет вообще никого. Ни машин, ни людей — анокогосонько! Восемь вечера, где-то со стороны аэропорта слышны залпы орудий, и вы прочь сами. Город вымер.

Читайте также: «Гости» в пустоте

Однако есть специфика, и для тех, кто все еще считает себя украинцем, попутно в разной форме выражая собственную позицию (хотя бы такими вот статьями). Здесь не идет речь непосредственно о паранойе или необходимость оглядываться каждый раз, открывая подъезд. Но понять то, о чем я говорю, можно лишь прожив здесь долгое время и уехав хотя бы на день на контролируемую территорию. Как только пересекаю блокпост, как с меня тут же скатывается огромный психологический груз и я понимаю, что в «ДНР» нахожусь под постоянным давлением. Так, я не думаю о смерти или перспективу попасть «на подвал» ежечасно. Но стоит оказаться на «большой земле» — и выясняется, что в Донецке эти мысли стоят за плечами точно так же непрерывно, как в пустых парках зависает война. Это принципиально иной психологический опыт. Да, я знаю, что и здесь, в Краматорске, меня могут ограбить или даже попытаться убить. Но в Донецке все это норма и за то никто не поплатится, если нет связей с людьми в камуфляже. Эту ситуацию хорошо иллюстрирует недавнее разоружение одной из макеевских баз, когда посреди дня около десятка боевиков было поставлено на колени двумя десятками таких же, но с бэтээрами и гранатометами. Хозяин объекта, чье помещение сданное в аренду, всегда прикрывался автоматами этих парней, решая собственные вопросы. Но вот появились те, у кого есть больший калибр, и эта личность ушла в небытие.

Как ни странно, но одним из самых серьезных вызовов людям, которые остались здесь, в оккупации, есть и совет уехать. И я говорю совсем не о тех, кто чтит идеалы республики»: этот контингент понятен и так. «Республиканцы» были бы только рады, если бы здесь действительно никого не осталось, как в этом с каким-то звериным упорством нас пытаются убедить в социальных сетях. Нет. Я говорю о давлении украинцев — тех, кто сам отсюда, но уже давно покинул родные места, или тех, кто в принципе никогда не бывал на Донбассе. И речь не только о бытовые нюансы вроде описанных. В этом смысле все всем понятно и так. Но тем, кто остался, постоянно приходится слышать о коренную ошибку: оставаться на земле оккупантов так же неправильно, как и продолжать с ними торговлю. Впрочем, аргументы здесь бывают разными: не стоит тратить свою жизнь на то, чего не вернешь; изменения в психике; безысходность такого существования «в тени», где в лучшем случае ты останешься тенью. Пусть там что, но это давление только возрастает по мере того, как крепнет корни войны.

Читайте также: Социальный лифт «ДНР»

И, наконец, вспомним и очевидное — самую пропаганду, которую никто не отменял даже для тех, кто от начала не сносил «ДНР». Так или так, но все мы попадаем под этот поток информации: расклеенные по городу призывы защищать свою родину; «бессмертные полки» и «герои», которые нависают над остановками; телефонные номера военкоматов; реклама достижений «республики» в транспорте и супермаркетах, где постоянно курсируют сообщения о ДРГ и «нацистов», — все это похоже на тысячи капель, которые однажды все-таки подточат гранит.