«Выжить на своей земле»

12:11 2016-05-13 78 доброволец Донбасс иза оно Украина

Рейтинг 1/5, всего 7 голосов

Недавно выпала возможность присоединиться к историкам-волонтеров из Днепра, которые ехали в прифронтовой город с символическим названием Красноармейск презентовать книгу о Несторе Махно, вышедшая в издательстве «Темпора». Это была удобная возможность пообщаться с местными волонтерами и добровольцами из роты охраны и выяснить, чем «дышат» жители освобожденных территорий.

— Какие настроения у людей? Изменилось ли что-нибудь со времени освобождения города от боевиков «ДНР»? – с такими вопросами подхожу к младшего лейтенанта роты охраны Валерия. Когда в марте 2015 года под эгидой ВСУ начала создаваться рота охраны, Валерий пошел добровольцем, хотя имел освобождение от воинской службы по состоянию здоровья. До службы работал охранником, помогал украинским военным, которые окружили блокпостами Красноармейск весной 2014-го. Об этой помощи я знаю от самих бойцов 93 бригады, где служил мой муж Олег Репан. Каждая из тех вещей, которые передавали местные жители, была заряжена смыслом, что, словно солнышко, грел душу украинского солдата: «Мы здесь нужны. Я не за власть и не за химеры вешу здесь жизнью – за них, за этих людей».

ДОБРОВОЛЬЦЫ И ВОЛОНТЕРЫ ДОНБАССА

Рассказывать о своей помощи Валерий стесняется.

— Разве это волонтерство? – говорит военный. – Если я не воюю сам, надо сделать так, чтобы удобно было тем, кто пришел защищать наш город. Кто-то дал 50 грн., кто-то 200 грн., кто борща наварил. Обратились к фермеру, он больше помог. Заехали в село, люди сала приготовили. Собрали машину-две, увезли. То, что военные просили, пытались доставать. Люди были рады, когда видели украинскую технику и понимали, что приехали свои. Хотя и боялись, потому что по городу были розтикани блокпосты ДНРивцив, на админзданиях повывешивали их флаги. Не скажу, что мужчины массово выбегали, но старались выйти из машины к солдатам ВСУ, поблагодарить. Рукой помахать. Как-то помочь. Хоть флаг украинский на столбе нарисовать, написать что-то патриотическое. Сначала говорили: военные пьют, машины отжимают, бабушку за курочку застрелили…

Волонтеры Донбасса: «Надо как-то выживать на своей земле»

— Все, что плохого происходило в городе, говорили, что это украинская армия виновата, — вступает в разговор 30-летний доброволец роты охраны Леонид, также «билобилетник». Мама и бабушка у него из России, где муж в детстве часто бывал. Но чувствует себя Леонид украинцем, говорит, что Родину не выбирают – «где родился, там и пригодился».

— Я общался с военными, я видел, что в ВСУ нормальные люди, — делает вывод Валерий. — У меня даже водку не взяли.

Мужчина вспоминает, как трудно было в начале. Приходилось следить, чтобы ребенок с желто-голубой лентой в школу не пошла… А сейчас, когда прошло почти два года, ситуация изменилась. «Пошел с дочкой на первое сентября в школу… Шарики желто-голубые, дети в вышиванках, с гербами Украины… В классе среди учеников трое поддерживают российское направление, а все остальные – за Украину», — говорит Валерий. Однако украинский наряд не является признаком патриотизма, замечает военный, пока что это – мода. Мода, которую важно поддерживать. Но есть статистика, которая свидетельствует, что изменения таки происходят. По данным, обнародованным социологом И.Бекешкиной, в 2013 году за членство в НАТО на Донбассе высказывались 0,3%, а сейчас на освобожденных территориях эта цифра колеблется в пределах 15-18%…

Читайте также: «Остров ненужных людей». Как выживают украинские граждане в Крыму

Много кто задается вопросом: «Почему украинские патриоты на Донбассе не создали свою самооборону, как в Днепре, Харькове, Запорожье?» Ответить на него одним предложением не получится. Донбасс заселялся людьми с разной идентичностью. Украинцами, россиянами, которые переезжали в промышленный край, где «страна трудящихся» обещала им счастливую жизнь. Кое-кто был отягощен негативным опытом гражданского самовыражения: искупить идеологические «грехи» в рабочий регион переселяли репрессированных «бандеровцев». Один «правосек» из шахтерского края рассказывал мне, что его прадед бежал на Донбасс после «расказачивания» в 20-30-х на Кубани. А дед Валерия вынужден был переехать сюда из-за слишком украинский дух. Он принадлежал к ОУН, жил в селе Липина Яворивского района Львовской области. Их группу «накрыли» Нквдисты. «Все ребята из его группы застрелились, а у деда не поднялась рука… Он такой был, он писал стихи…» — рассказывает Валерий. Именно дед в русскоязычном городе привил внуку патриотизм, научил украинского языка…

У пролетариев советского Донбасса было немного общего опыта, связанного с Украиной, поэтому их идентичность тяготела к понятию «советский народ». Или, минуя фактор гражданства, самоидентификация происходила исключительно через отношения родства, в привязке к профессиональной сообщества, региона и тому подобное. Социологи называют эту особенность «сбой гражданского чувства» в региональной общности. Согласно опросу, которое проводилось в мае-июле 2014 года в рамках проекта «Жизненные миры Востока и Запада Украины», из опрошенных в городах и селах на Донбассе более 700 респондентов как «гражданин Украины» идентифицировали себя лишь 28, 1% (для примера, в 2001 – 2008 годах этот показатель колебался в пределах 30-47%). Безусловно, одной из важных причин сбоя было отсутствие украинской просветительской работы на этих территориях.

Ленин в одном из частных дворов села Бахмутское Донецкой области. Фото С.Климова

В то время как российская пропаганда там не прекращалась. Об этом свидетельствует, например, найденная бойцами 93 бригады в библиотеке поселка Пески толстенная книженция «Донбасс: Русь и Украина. Очерки истории», написанная журналистом А.Ивановым и кандидатом экономических наук С.Бунтовським и изданная весной 2013 года. Наполнение книги – пышная подборка советских мифов и «страшилок» на 380 страниц. Таких изданий в течение последних десяти лет появилось немало. «Русский мир» целенаправленно заполнял опустевшую после распада СССР нишу под названием «гражданская идентичность». Хотя, по мнению уроженца города Северодонецк Виталия Применко, в прошлом комбата 2-го батальона ДУК «ПС», не зашоренная сознание граждан молодой независимой Украины с таким же успехом могла бы воспринять и украинские ценности. Большая часть жизни господина Виталия прошла на оккупированных ныне территориях. «В 1990-х мы там раздавали газету «Бандеровец», и она разлеталась, как горячие пирожки, – вспоминает доброволец. – Кто-то брал из общего любопытства, что оно такое, а кое-кто действительно хотел какую-то информацию воспринять. На Донетчине мы создали две сотни ВО «Тризуб», причем не из пацанов, там взрослые мужики были – русскоязычные шахтеры, которые за Украину могли голову оторвать».

Как показали события двух последних лет, на Донбассе достаточно самоотверженных патриотов. Весной 2014-го, не найдя организационной поддержки на местах, такие люди пошли добровольцами в батальоны «Донбасс» и «Днепр-1», в «Правый сектор». «Еду на машине, смотрю, блокпост, – вспоминает события весны-лета 2014-го волонтер Дмитрий из Красноармейска. – Украинский флаг над БМП. Ребята с автоматами стоят, одеты кто в чем, тапочки на босу ногу. Один, смотрю, в очках. Клерк, думаю, какой-то призван. Прислали сюда даже не военных, мобилизованных, видимо, ничего у нас не выйдет…» Но Дмитрию хотелось, чтобы получилось. Он остановился, открыл капот и позвал мужчину в очках: «Давай сделаем вид, что вы тут у меня что-то проверяете и будем разговаривать». Рядом проезжали автобусы, люди смотрели в окна. «Светиться» было опасно.

Читайте также: Город Орджоникидзе: «мера советского» в «русский мир»

Выяснив, что в бойцов «подохли» рации, Дмитрий взял их домой, зарядил, а когда спали сумерки, привез солдатам вместе с гостинцами – печеньем, консервами. Вечером к мужу подошел знакомый, директор одного предприятия, и начал расспрашивать о поездке на блокпост. И хоть Дмитрий мужчины того знал, но время было такое, что люди друг другу не доверяли. Позже выяснилось, что тот знакомый вступил добровольцем в батальон «Донбасс» и искал единомышленников. Его похищали местные бандиты, которые поддерживали ДНР, хотели бизнес отжать, два дня продержали, потом отпустили, забрав машину в качестве «подарка».

О другого земляка-добровольца Дмитрий вспоминает с грустью: «Прикольный парень». Тоже предприниматель. Имел три мебельных магазина. В батальоне «Донбасс» был санитарным инструктором. Пропал без вести, когда выходили из-под Иловайска.

Во время первых трех волн мобилизации в Донецкой и Луганской областях никого не призывали. За это время люди успели разобраться кто есть кто и понять, в какой стране они хотят жить. «Когда начался набор в роты охраны, такие ребята добровольцами пошли, что я никогда и не ожидал, — вспоминает набор «четвертой волны» Валерий. — У него семья, ребенок маленький, ждут рождения еще одного, а он идет служить. Говорит: “Что я детям скажу, когда будут спрашивать, где я был во время войны?”».

«Я хочу, чтобы Украина была сильной, чтобы с соседними странами у нас были равноправные отношения», — говорит уже знакомый нам доброволец Леонид. «Нас было человек 10 друзей, — вспоминают 30-летний гранатометчик Денис и 32-летний Михаил из роты охраны. – Мы посоветовались, и все пошли добровольцами. Не за деньги и награды за свои семьи, за Родину». «И за Майдан, — добавляет Михаил. – Мало просто поменять царя, мы хотим изменить страну изнутри». Это решение далось не просто, признается Денис, который у родителей единственный сын. Военные рассказывали о этнического русского добровольца Василия, что стал местной легендой. Он давно живет в Красноармейске, Украину считает домом. Враждебные действия России пробудили в мужчине казацкий дух. «Я себе и кровь перелью, залью украинскую. И фамилию поменяю», — говорит Василий.

«РАЗГОВАРИВАЮТ НЕ СЛОВАМИ, А ФРАЗАМИ»

А кто же воюет с противоположной стороны? «Насколько я вижу, ДНР поддержали те, кто не смог самоутвердиться в независимой Украине. Сидел человек на диване, водку пил, ни образования, ни работы, ни семьи, а тут такая возможность сделать «карьеру», — анализирует мотивации «ополченцев» волонтер Дмитрий. – У меня знакомый водительпошел «служить» на ту сторону. Я ему говорю: успокойся, у тебя двое детей… Но он ушел». Отдельной группой стоят «защитники ДНР», которые всю жизнь промышляли криминалом. «Милицию у нас штурмовали люди, портреты которых в свое время висели с подписью “Их разыскивает милиция”, — делится информацией Валерий. Это доподлинно известно, объясняет военный, потому что до таких групп приобщались местные смельчаки-патриоты, которые, надев маски, снимали на видео организаторов и участников беспорядка. «Надо же было как-то выживать на своей земле», — пожимает плечами мужчина. Итак, украинская самооборона на Донбассе была, но как инициатива отдельных людей, не превратилась в структуру…

Есть еще такая категория населения как политические работники. За 200 грн., на сутки наемные «активисты» перекрывать дорогу ВСУ. Деньги им выплачивали состоятельные горожане, которые мечтали обеспечить себе теплое место в «новой власти». На акции пидтягалася и часть растерянного по жизни населения, в целом получалось где-то 50-80 % проплаченных и остальные сочувствующих. «У нас народ ленивый, — объясняет Леонид, который родился в соседнем городе Димитрово. – Просто так на митинг никто не выйдет, только с выгодой. Так и на «референдум» ходили. Так и админздания в Димитрово «захватывали»: кучка людей, камера только снимает, а то что вокруг пусто, камера не показывает». О схожих впечатлениях от рядженои «самообороны» в Крыму и митингов перед камерой рассказывают добровольцы Михаил и Денис, которые 1 марта 2014 года поехали на украинский полуостров, а возвращались уже с территории, захваченной врагом.

Судя по обложке книги, выданной в 2013 году, авторы имели представление, который в «ДНР» будет флаг

В целом российское телевидение – мощный источник анекдотов. К сожалению, героями этих анекдотов часто становятся живые люди. «У меня дома штук 6 этих каналов берет, — жалуется Дмитрий. – А в Днепропетровской области мой дед живет, и у него они тоже показывают. Только он их посмотрит, начинаются различные «видения». Ностальгия по коммунизму…» Коммунизм, СССР, деперсонализоване советское «мы» («мы были сильны», «нас боялись»), русский язык как язык «межнационального общения» – это, применяя терминологию НЛП, есть своеобразные «якоря», которые в свое время были интегрированы в сознание советских граждан.

За эти «якоря» российская пропаганда тянула, а наиболее доверчивых граждан еще и до сих пор тянет, используя их как прикрытие агрессивной политики государства. Зачем это их власти – понятно. Чтобы обосновать существование «Великое России» (и соответственно себя в ней), объяснить, что обширная по площади страна с низким уровнем жизни, с населением, состоящим из физических и духовных крепостных, это для чего-то нужно. Объяснить, что в прохождении российского народа через бесконечные испытания есть какой-то смысл: защита веры («Русская православная армия»), спасение своих от чужих (русскоязычных жителей Донбасса от русскоязычных «бандеровцев» с того же Донбасса или из Днепра), сбор «святых земель» погибшей империи. Зачем нужна империя-зомби – то неправильный вопрос, его уберет цензура. Главное – почувствовать себя победителем в локальной войне, почувствовать себя сильнее слабого.

Вечно неуверенная в себе сущность стремится к бесконечному самоутверждению за счет унижения, подчинения, поглощения других субъектов – отдельных лиц, народов, территорий. Такая себе форма снятия симптомов комплекса неполноценности. Субъект без спокойной уверенности в своих силах, самоуважения, чувство собственного достоинства рискует стать агрессором, который снова и снова стремится переживать иллюзию победы. Именно иллюзию, потому что никакая новая «доза» успеха не насыщает его. В таких вот руках оказались жители Донбасса с характерной для постсоветского человека склонностью к зависимого поведения, неуверенностью в себе, привычку к двойным стандартам, восприимчивостью к популистским призывам, со специфическими иллюзиями и фобиями.

Читайте также: «ЛНВ-ДНР»: два года неопределенности

«Сказали голосовать за отсоединение от Украины, а то голод будет…» -рассказывает о идеологическую работу с населением перед т.зв. «референдумом» волонтер госпожа Лариса из города Родинского, расположенного рядом с Красноармийськом. На предприятиях Донетчины проводились собрания трудовых коллективов, во время которых людей запугивали голодом и автобусами с бандеровцами. Логики в том не было, но обработана еще советской пропагандой сознание воспринимала эту «угрозу» вполне серьезно. Потом наши ребята из ВСУ, общаясь с местным населением, месяцами доказывали, что они не с Бандершатату (при всем уважении к западных областей), а с Днепра, Харькова, Полтавы, Кировограда и тому подобное. Божились, что ни в извращенный, ни в какой другой способ не собираются убивать мирных жителей, а, наоборот, оставили свои семьи, свои дома, свою спокойную работу, чтобы защищать здесь их мир и покой. Глядя в глаза солдатам, люди верили. Но вернувшись домой и включив свое-несвоє ТВ, часть снова начинала ждать, когда же их начнут бомбить украинские самолеты…

«На моей рабочей участки около ста работников и только трое могли открыто говорить о своей проукраинскую позицию, — вспоминает 2014 год Леонид из роты охраны. — Возможно, кто-то поддерживал, но молчал. Каждое утро в автобусе, когда трудящиеся ехали на работу, начиналась словесная бойня… Они разговаривали фразами, которые слышали из телевизора. Все говорили одно и то же. «Хунта», «детей режут». Им выкладываешь факты, они вроде соглашаются, а потом опять начинают повторять те же фразы…» Духовно выжить в этой ситуации Леониду помогали единомышленники из футбольного клуба «Шахтер».

«Если вся Украина выросла из 90-х, то у нас 90-е до сих пор, – рассказывает мама бойца полка «Днепр-1» госпожа Лариса. – То, что во время Майдана стали называть «титушня», «титушки», у нас было всегда. Если ты где-то показал себя, высказываешь свое недовольство, тебя сразу же ставили «на место». Например, после Оранжевой революции, когда я пыталась что-то делать, мой магазин сожгли, машину украли. И это делалось под прикрытием милиции». Но семья не сдалась. В 2014-м сын Ларисы Александр принимал участие в харьковском автомайдане. Когда началась война на Донбассе, женщина с группой единомышленников собирали помощь для ВСУ, вместе с Александром возили волонтерку на блокпосты. А потом сын пошел добровольцем…

Госпожа Лариса удивляется, насколько органично в мир уголовно-рабовладельческих отношений Донбасса вписалась в свое время Партия регионов. Из регионалов состояла вся местная власть и органы самоуправления. Существовало негласное правило: «Если ты не регионал, ты не будешь расти». ПР напоминала омолодженого близнеца Коммунистической партии.

ПОГРАНИЧЬЕ СМЫСЛОВ

Мощные рудименты коммунистической идеологии поражали и украинских историков, которым приходилось попадать на экскурсии в музеи Донбасса. Пример тому – культ министра внутренних дел СССР Н.Щелокова в музеях Луганской области. Специальные экспозиции, посвященные жизни и деятельности «товарища Брежнева». Остатки культа Ленина, Сталина, при том даже в негосударственных музеях истории известных предприятий, основанных еще в дореволюционные времена. Застывшей мифологичнистю советской эпохи удивляли исследователей не только экспонаты, но и мышления «хранителей памяти». Эта черта, как оказалось, присуща не только музейным работникам. Командир взвода 17-й бронетанковой бригады Степан Климов был поражен, увидев бюст Ленина в одном из дворов села Бахмутское Донецкой области. «Не библиотека, не музей. Просто частная усадьба. Двор ухоженный, цветы… и Ленин», — рассказывает военный.

Читайте также: Архитектура ненависти. О истоки донбасской украинофобии

Что это? Архетипное воплощение пролетарского духа? Попытка осознать себя, отнести к какой-сообщества, культуры? Человеку, чтобы жить, нужны какие-то смыслы, цели, идеи. Нужен фундамент. Но на Донбассе его нет, а есть лишь культ «светлого пролетарского прошлого». И самостоятельно заложить фундамент чего-то нового, своего, оригинального не удается… Вот и вцепились люди в то прошлое. И сейчас газета «Бандеровец» вряд ли может сработать. Даже слово «Украина», даже национальный гимн в этих краях теперь ассоциируется с политикой. «Когда я слышу гимн, у меня в душе творится что-то невероятное, — рассказывала одна женщина-педагог из освобожденных территорий. – Это ощущение и не хорошее, и не плохое. Оно очень сильное, аж слезы текут из глаз…» И с этим надо научиться работать, чтобы опять не пришлось ставить блокпосты. Чтобы свои (то есть украинцы Донбасса) наконец поняли, что они свои без всяких кавычек.

Когда мы в педучилище Краснармийська проводили презентацию книги Дмитрия Архирейського «Махновская канитель», местные учительницы сначала отнеслись к мероприятию очень скептически. Их тошнит от «патриотизма» вчерашних ДНРивцив из местной власти, которые перекрасились в желто-голубые цвета и всех теперь учат, что Украина – превыше всего. И когда люди узнали, что к ним приехали не очередные повчальники, а просто люди, историки, что это общественная инициатива, разговор пошел иначе. Было любопытство, и откровенные вопросы, и искренние благодарности, и фото на память. Когда-то это уже было в истории Украины. Явление называлось «хождение в народ».

А инструктаж на Донбассе надо проводить другой – тренинги по личностному росту. Учить как реализовать себя, как самоутвердиться, как полюбить себя (не эгоистично, а по-настоящему, чтобы любви хватило и на ближнего), как проявлять инициативу, как быть счастливым, успешным, уважаемым. Бизнесмены, политики и разного рода креативщики платят специалистам солидные деньги, чтобы те помогли им обнаружить в себе дополнительные ресурсы для более полной самореализации. У Донбасса сейчас нет денег, но можно его научить зарабатывать не в шахтах, а в сфере высоких технологий, в науке, в бизнесе и проч. Как?

Если бы патриотически настроенные успешные украинцы проехались по освобожденных территориях с мастер-классом «Как я нашел себя» и поделились собственным опытом роста, рассказали, для чего они живут, как находить время для работы и для себя, как взаимодействовать с коллективом, как не жертвуя собой, уважать другую точку зрения… Это был бы грандиозный по значимости проект. Тогда Донбасс был бы наш навсегда и никакие имперские идеи не имели бы здесь поддержкики через конфликт интересов. Ведь сама суть империи есть вражеская действенной, творческой, самодостаточной личности.


В США снимут фильм о войне американца с ИГИЛ
В США снимут фильм о войне американца с ИГИЛ
03:18 2017-03-25 4

США ввели санкции против 30 компаний и лиц за ядерные программы
США ввели санкции против 30 компаний и лиц за ядерные программы
03:16 2017-03-25 2

США ввели санкции против компаний и людей в 10-ти странах
США ввели санкции против компаний и людей в 10-ти странах
19:16 2017-03-24 9

Путин пообещал Ле Пен не вмешиваться в президентские выборы во Франции
15:18 2017-03-24 10

Страховые пенсии в РФ с 1 апреля будет проиндексированы на 0,38%
13:10 2017-03-24 12

Порошенко призвал СБУ подставить плечо правоохранителям
13:05 2017-03-24 11

Банк России понизил ключевую ставку
13:00 2017-03-24 8

СК возбудил дело по факту нападения на военнослужащих в Чечне
12:55 2017-03-24 12

Марин Ле Пен в Госдуме
11:50 2017-03-24 15

Имя убийцы экс-депутата Вороненкова назвали СМИ
09:40 2017-03-24 17