Крымские переселенцы и путь домой

09:55 2016-05-03 83 Крым крымский крымчаный переселенец Украина

Рейтинг 3/5, всего 8 голосов

События весьма драматичны 2014 года, что не закончились, создали Украине болезненные проблемы вынужденных переселенцев. Это новый опыт для государства, которая учится его анализировать. По официальным данным, речь идет примерно о 2 млн наших граждан, которые стали жертвами российской вооруженной агрессии в Крыму и на Донбассе. Судя по последним выступлениям президента РФ, в Москве надеются, что Украина признает все, проглотит, смирится с потерей территорий, забудет свои трагедии, а затем восстановится предварительный характер отношений со «старшобратном» господством над ней России. Поэтому очень важным и интересным является вопрос, что эти переселенцы могут принести в жизнь материковой Украины, как они повлияют на его политическую и духовную атмосферу, внутренний и внешний курс, геополитические позиции и тому подобное. Эта группа населения Украины достаточно неоднородная. Ее очевидное большинство — выходцы из Луганской и Донецкой областей (более 90%). Что же до бывших жителей Крыма, то их, по официальным (весьма несовершенной) статистике, примерно 20 тыс. Однако немало крымчан — люди самодостаточные, а не патерналистские — не рассчитывая на государственную поддержку, считали лишним регистрироваться и стремились как можно быстрее найти собственные источники существования, открыть бизнес, получить работу, жилье и прочее. Поэтому на самом деле можно говорить, что речь идет минимум о 50-60 тыс. переселенцев с полуострова. Они заметно отличаются от тех, кто покинул Донбасс, не лишь значительно меньшей потребностью в патернализме, но и политической ментальностью. Война на Донбассе словно огромной метлой вымела крайне разнообразных людей: украинских патриотов, нейтралов, аполитичных обывателей, сторонников России, «ДНР-ЛНВ», украинофобов и уголовников, перепуганных боевыми действиями тружеников и др. Оккупация заставила покинуть Крым тех, кто политически и морально не мог существовать под властью Кремля, потреблять агрессивную российскую пропаганду, кто во время вторжения восточного соседа в Украине остро почувствовал, что более 20 лет прожил в относительно бедной, но свободной стране. Это те, кто согласен с премьером РФ Дмитрием Медведевым, который сказал: «Свобода лучше несвободы». А российское господство в Крыму началось как раз с принудительного насаждения режима неволе через репрессии, продуцирование страха, тотальные запреты и тому подобное. Быстро оказалось, что все недостатки украинского государства — цветочки на фоне пороков РФ. А определенная часть крымчан на протяжении двух десятилетий своего украинского гражданства привыкла воспринимать значительно выше по сравнению с российским уровень свободы и прав человека в нашей стране за природное явление, свободное дыхание в норму. Поэтому российский «новый порядок» переживала как угнетения и порабощения.

Читайте также: Переселенцы из Крыма хотят восстановить печать единственной украиноязычной газеты полуострова

Итак, крымские переселенцы — это в основном люди идейные, проукраинские политически, со своей четкой позицией. В их среде почти нет сторонников Российской Федерации или «ДНР-ЛНВ». Многим из них в оккупированном регионе из-за их политическое украинство грозило преследование, тем более что оккупационная администрация возродила атмосферу тотальных доносов образца 1937 года.

Проукраинские крымчане — личности социально активные, нередко политически закаленные, прошедшие испытания массовыми пророссийско-шовинистическими пропагандистскими кампаниями в Автономной Республике Крым, которым, брошенные на произвол судьбы официальной властью Украины, противостояли в меру собственных сил от 1991 до 2014 года. Эти граждане научились много важного и полезного делать самостоятельно, полагаясь только на себя. Они действительно не «население», не «масса», а органическая часть украинского народа, но со своими региональными особенностями, привычками, чертами характера. И если становятся нашими патриотами, то чрезвычайно убежденными, ожесточенным, бескомпромиссным и одновременно практичными, склонными к действиям, а не декларациям. В случае внутренней групповой консолидации, осознание себя самостоятельной и ответственной политической силой украинские крымчане могут оказаться досадной проблемой не только для оккупантов Крыма, но и для нынешней власти в Киеве.

Явное большинство крымчан мечтает о возвращении на полуостров, и речь не только о крымских татарах, но и о всех, кто не выдержал ее давления

Есть еще одна существенная черта, которая четко отличает крымских переселенцев от донбасских. Как утверждают эксперты, в том числе донецкого и луганского происхождения, очевидное большинство переселенцев из Донбасса не хочет ехать домой, предпочитая ассимилироваться в социуме материковой Украины и начать здесь новую жизнь.

Зато явное большинство крымчан мечтает о возвращении на полуостров, и речь не только о крымских татарах, у которых это происходит на генетически-экзистенциальном уровне, но и о всех, кто не выдержал ее давления, однако чувствует ностальгию за своим краем. Остро ощутима она и для автора этих строк, крымчанина в девятом поколении… Однако проблема в том, что все эти люди мечтают о возвращении именно в украинский Крым, который является для них синонимом свободного — «азат Къырым», как говорят крымские татары.

Но возвращение в украинский Крым тесно связано с политикой нашей власти, на которую надо воздействовать. А это, в свою очередь, требует консолидации украинских крымчан, организованности и единства действий, что будет выступать фактором политической силы. Приехав на материк, немало жителей полуострова постепенно поняли, что Яценюк, Турчинов, Порошенко и другие не очень страдают из-за отсутствия их региона в составе Украины. А в Администрации президента в частных беседах некоторые клерки утверждали, что без Крыма электоральная ситуация в Украине только улучшится. Яценюк заявлял (и выполнил свое обещание), что в его правительстве никакого министерства по делам оккупированных территорий не будет. Нынешняя верхушка Украины вполне готова удовлетвориться теми территориями, которые Путин ей еще оставил, а, судя по хилой борьбы власти против сепаратизма в различных регионах, это еще не предел территориального кромсания страны. Новое правительство Гройсмана министерство оккупированных украинских территорий-таки создал. Разумеется, Владимир Борисович имеет другие эмоции по этому поводу, не будучи, в отличие от Арсения Петровича, лично причастным к позорной сдаче Крыма России. Для Яценюка, конечно, такое ведомство было бы постоянным укором и неприятным напоминанием.

Однако крымчане поняли, что власть Украины сама собой без мощного давления и стимулирования ничего для деоккупации Крыма не будет делать. Да и не делает…

Следовательно, нужен мощный лоббист. Им могут быть самые хорошо организованные крымские переселенцы, если им удастся продемонстрировать фантастическую активность и социально-политический креатив.

Читайте также: Количество внутрошньоперемощених лиц в Украине почти достигло 500 тысяч

Насколько консолидированы сегодня украинские крымчане? Есть примерно четыре отчетливые группы крымского политикума в государстве. Первая — это те люди, которые ранее занимали высокие должности в АРК: ее бывшие вице-премьер Андрей Сенченко, премьер Сергей Куницын, министр туризма Александр Лиев и др. Их можно условно назвать онституцооналостами, которые стремятся восстановить на материке украинские структуры управления Крымом. И кое-что в этом направлении уже сделано: возрожден крымские подразделения ГПУ, МВД, СБУ и тому подобное. Говорят о необходимости воссоздания на Херсонщине правительства и Верховной Рады АРК.

Вторая группа крымчан объединилась вокруг структуры «Майдан иностранных дел» Богдана Яременко. Это преимущественно эксперты, аналитики, журналисты, работающие в сфере геополитики и стратегии.

Третья, наиболее сплоченная, — крымскотатарские организации с национальными, преимущественно автономостськими, программами.

Четвертая группа — правозащитное среда, ярчайшим представителем которого является организация «КримЅОЅ».

Читайте также: Количество крымчан, которые хотят уехать с полуострова, постоянно увеличивается — «Крым-SOS»

Все они различаются своим видением посляокупацойного устройства украинского (здесь разногласий нет!) Крыму: есть сторонники восстановления несколько переформатированную АРК, провозглашение крымскотатарской национальной автономной республики, есть те, кто выступает за превращение региона в область Украины. Но очень много зависит от того, удастся ли эти отдельные группы объединить в мощное общественно-политическое движение, которое будет опираться на поддержку многих крымчан как на украинском материке, так и собственно на полуострове. Что же может сделать монолитом различные сегменты крымского проукраинского движения? Прежде всего общая идея возвращения изгнанников в Крым, а Крыма — в Украину. Объединенное движение способен оказывать надлежащее давление на власть в Киеве совместно со всеми украинскими национально-патриотическими силами, способствуя, в частности, потому, чтобы тема Крыму звучала на всех уровнях отечественного политикума, в СМИ, в публичной сфере. Он должен также организовать консолидированный выход украинских крымчан на международные структуры, демонстрируя, что речь идет о проукраинские стремление не только крымских татар, но и многих жителей края разного этнического происхождения. И, наконец, крымско-украинское движение является перспективным при условии тесного сотрудничества с патриотическими общенациональными организациями, борющихся против капотулянтських настроений власти Украины и некоторых сегментов общественного мнения.

Если граждан, которые покинули Донбасс, волнует преимущественно бытовое обустройство на украинском материке, то переселенцы из Крыма чрезвычайно заинтересованы в скорейшем решении в пользу Украины крымской проблемы и восстановлении территориальной целостности нашего государства.