Неласково пожаловать. Каково место Украины в современных миграционных процессах

12:44 2016-04-28 74 беженец защита иза страна убежище

Рейтинг 4/5, всего 7 голосов

Есть мир, где мигранты вообще и беженцы частности втихаря оккупируют Украину, чтобы потом получить численное превосходство в нашем проблемном с точки зрения демографического обществе; навязать свои ценности; заразить экзотическими болезнями; повысить уровень криминала. Ворота до этого мира открывается в мерцающих глубинах телевизоров, на некоторых «информационных» сайтах, в выступлениях политиков, профессиональных ксенофобов и тех, кого им удалось обмануть. Здесь Украина является объектом, лакомым куском для чужаков, которые пытаются любой ценой ворваться на ее территорию и закрепиться на ней то как беженцы, как экономические или другие мигранты. Лучше всего эту картину обрисовывает название программы «Абзац», что когда вышла на «Новом канале»: «Им здесь как салом намазано».

Есть другой мир, который открывается в статистических данных, аналитических обзорах, научных исследованиях, результатах мониторинговых визитов и правозащитных отчетах. В нем Украина по-прежнему является страной происхождения, а не назначения мигрантов. С Украины едут работать или ненадолго — на север от ее границ (да и теперь тоже), или надолго — на запад, и количество работников нельзя назвать незначительным по сравнению с количеством иностранных граждан в нашей стране (даже если оба числа являются условными оценками). Граждане Украины просят предоставить им статус беженца или просто бегут от войны не только внутри, но и за ее пределами, и таких теперь значительно больше (по приблизительным оценкам, до миллиона человек), чем тех, кого наша власть когда-либо признавала беженцами в Украине. В этом мире жизнь как иностранцев, так и огромного количества внутренних украинских мигрантов отягощено наличием фактически еще советского института прописки (официально названной «регистрацией»), который часто становится помехой урегулированию юридического статуса или даже мечты о получении гражданства Украины. А получение статуса беженца здесь — вещь неопределенная и маловероятна, лотерея, но такая, что в сравнении с ней подобные боженсько «лотереи» стран ЕС видятся логически упорядоченными.

Читайте также: Сергей Гунько: «Мы не можем выдавать документы полностью не идентифицированной лицу»

Кажется, что из этих двух «зеркальных» миров первый известнее среди широкой общественности и ставит простые задачи: не пустить, защититься, ограничить или прекратить иммиграцию в Украины в целом и попытки иностранцев получить здесь убежище от преследований или войны. Второй ставит разнообразнее и в то же время более конкретно круг задач: разрабатывать стратегии и принимать решения относительно того, как обеспечить права украинских заробитчан и тех наших сограждан, которые находятся за рубежом по другим причинам; заменить режим «прописки» на более современную и гибкую систему регистрации; изменять законодательство таким образом, чтобы предоставить возможность иностранным гражданам работать в Украине в ее пользу без бюрократических преград; наконец, обеспечить адекватную поддержку вынужденным переселенцам, а не двигаться в обратном направлении; пытаться дать совет до сих пор нефункцоональной системе защиты беженцев/убежища в Украине.

Понятно, когда верх берут задачи первого мира, это составляет угрозу для выполнения задач второго. Как и везде, где ксенофобия, страхи и эмоционально-находящиеся под угрозой подходы становятся помехой рациональному анализу, разработке стратегий и воплощению их в жизнь.

жизнь как иностранцев, так и огромного количества внутренних украинских мигрантов отягощено наличием фактически еще советского института прописки

Иногда кажется, что реализация необходимых реформ напоминает название программного произведения одного из ключевых антигероев декоммунизации о шаг вперед и два шага назад. Это касается многих из перечисленных выше вопросов: то ли убежища, то ли к помощи переселенцам. Однако нельзя сказать, что дела совсем не двигаются. Свидетельство этого — Шестой отчет Еврокомиссии относительно прогресса Украины в реализации Плана действий по визовой либерализации (ПДВЛ). Этот документ, обнародованный в декабре прошлого года, стал последним из шести отчетов и основанием для того, чтобы утверждать, что Украина выполнила все требования ПДВЛ, а следовательно, требования из блока 2 (управление границами, миграция и убежище) выполнено тоже. И хотя очевидно, что такое утверждение обусловлено отчасти политическими причинами, конкретные решения воплощены в отчете указаны и пренебречь этим невозможно.

Первый отчет датирован 2011 годом. Третий — ноябрем 2013-го. Тогда биометрические документы были вотчиной коррумпированных политиков и бизнесменов, «борьба с терроризмом» не имела нынешних коннотаций, а «управление границами» не предусматривало наличия большого неконтролируемой участка границы и внедрения на других участках незаконных дискриминационных ограничений. С тех пор многое изменилось. И новые проблемы и вызовы не самые очевидные в сфере миграции и убежища.

Нет, законодательство в упомянутой области радикальных преобразований не претерпел, разве что нормативные акты и некоторые изменения в законы. А следовательно, процессы предоставления убежища или разрешений на пребывание сейчас регулируются теми же законами, что и в довоенное время. И это уже указывает на определенную их несоответствие ситуации.

Для примера: в Украины 2013-го об убежище граждане бывших советских государств могли просить разве что для того, чтобы иметь юридические рычаги для избежания немедленного выдворения (попытки которого все равно случались). А в целом за год статуса беженца или дополнительной защиты попросили 1310 человек, 216 человек его получили.

2015-го Украина все еще претендовала на имидж молодой постреволюционной демократической республики — ли не воплощение чаяний демократических активистов и активисток постсоветского пространства. И хотя оккупация и война сделали нашу страну не слишком привлекательной для беженцев, в целом за год в Украины попросили убежища 1443 лица, получили — 167.

Читайте также: Джефф Вордло: «Основное движение переселенцев уже прекратился»

Среди тех, кому в защите было отказано, активисты из РФ. Некоторые из них подвергся преследованиям за оппозиционную активность в отношении режима Путина. Некоторых преследовали за требования демократии, честных выборов и народовластия. Кто принимал участие в Майдане, и почти все протестовали против российской агрессии в Украине. Неудивительно, что поначалу они ожидали от нашей страны хоть солидарной симпатии, но недолго. Особенно горьким было разочарование, когда в украинских органах власти стало слышать аргументацию вроде «Россия не может преследовать за политические убеждения, ибо является демократическим правовым государством». И хотя некоторые россияне защита таки получили, что было бы невозможно во времена Януковича, очевидно, что по целому ряду факторов система осталась старой. Она пригодна для авторитарного режима, который не желает принимать в себя активных оппозиционеров и ссориться с такими же авторитарными соседями, и отнюдь не для демократической страны, которая занимает активную позицию относительно защиты гражданских прав и свобод и выполнения своих международных обязательств. Чтобы воплотить в жизнь реформы, нужно сделать ряд шагов: от программы-минимума (изменить нереалистично короткие сроки подачи просьбы об убежище или обжалование отказа и упростить ненужную бюрократическую процедуру разрешений на трудоустройство) в реалистичных и основательный изменений (создание начальных условий для вновь прибывших, обеспечение гарантий тем, кто прибывает на границу и просит об убежище, создание независимого органа обжалования отказов в защите).

Максимум был в планах активистов в феврале 2014 года. Пока же и соревнования по минимум происходит в том самом стиле: шаг вперед — два назад.

Еще хуже и еще более примечательно положение российских и белорусских граждан, которые защищали Украину на фронте с оружием в руках. Дома их ждет преследование, однако, как оказалось, и в Украине остаться они не могут, так как истек срок разрешения на их пребывание. Те из них, кто не совершил дома или в Украине уголовных преступлений, надеялись получить если не украинское гражданство, то хотя бы статус беженца или временное разрешение на пребывание. Однако законы, мы помним, у нас довоенного времени, поэтому оснований для получения разрешения или гражданства они не имеют. А в статусе беженца им отказывает Государственная миграционная служба Украины. Несмотря на многочисленные обещания урегулировать ситуацию, которые давали политики разных уровней (включая президента), Украина, похоже, до сих пор демонстрирует свою неблагодарность тем, кто воевал за нее.

Читайте также: Как с этим жить?

Уже не говоря о беженцах из более далеких краев. Так, по данным правозащитных организаций, вновь участились случаи отказа в защите сирийским беженцам, в отношении которых, цитируя благотворительный фонд «Право на защиту», «учитывая нынешнюю ситуацию в Сирии отказ в защите является недопустимой». Парадоксом может показаться то, что Украина, которая страдает от российской агрессии и оружия, которую и поставляет местным боевикам на Востоке, отказывает в помощи людям, страдающим от российского вмешательства и оружия у себя дома. Но так и есть.

Недостаток внимания к защите беженцев иногда оправдывают необходимостью помогать «своим» — вынужденным переселенцам из Крыма и Востока. Однако пока помощь заключается скорее в урезании социальных выплат, ограничении прав и отсутствие стратегии интеграции в местные общины. Может, именно потому, что переселенцы и беженцы оказались в одном положении, некоторые политики и СМИ так упорно противопоставляют их друг другу, как это показала ситуация вокруг пункта временного размещения беженцев в Яготине Киевской области.

И напоследок: Украине в ближайшее время не придется защищать себя от гипотетической нашествия мигрантов, о которой говорят уже на протяжении второго десятилетия и которая никак не начнется. Не из-за нежелания это делать, а потому, что это, увы, не актуально. «К сожалению», потому что государство, отчасти оккупирована, отчасти охвачена вооруженным конфликтом, в состоянии экономического кризиса и в ситуации, когда не хватает достойно оплачиваемой работы, без системы социальной поддержки, с урезанием и тех немногочисленных социальных служб, которые есть, с ростом уровня опасности для жизни и здоровья, без систем независимого судопроизводства непривлекательна как страна назначения. А когда станет привлекательной, это означает, что дела наши наконец идут к лучшему.


Раздел о поддержке ЛГБТ-сообщества исчез с сайта Белого дома
Раздел о поддержке ЛГБТ-сообщества исчез с сайта Белого дома
01:50 2017-01-21 2

Власти США попросили Южную Корею экстрадировать брата экс-генсека ООН
Власти США попросили Южную Корею экстрадировать брата экс-генсека ООН
01:30 2017-01-21 5

Трамп с супругой прибыл в Белый дом
Трамп с супругой прибыл в Белый дом
01:25 2017-01-21 2

Сенат утвердил Джона Келли в должности министра внутренней безопасности США
01:20 2017-01-21 3

Россия расширит свою военную базу в Сирии
01:16 2017-01-21 1

Трамп поблагодарил Клинтон за смелость посетить церемонию инаугурации
00:30 2017-01-21 4

Автором сценария и режиссером фильма The Division стал Стивен Гэхен
23:18 2017-01-20 4

Барак и Мишель Обама отправились в отпуск в Калифорнию
22:55 2017-01-20 10

Трамп подписал первые указы после вступления в должность президента США
21:15 2017-01-20 9

Ученые: Курение может привести к шизофрении
21:00 2017-01-20 8