После плена

21:14 2016-04-02 61 все иза помогать рассказывать романа

Рейтинг 1/5, всего 6 голосов

С пленом как со сказками. Человека уволили, добро победило и все плохое вроде бы закончилось. Дальше будет только хорошо… Должно бы быть. Впрочем, оказывается, что борьба за жизнь вовсе на заканчивается на освобождении. Она длится. Пережитые ужасы так просто не отпускают и отравляют все вокруг. Надо по-новому учиться жить.

Такие люди нуждаются в помощи. Очень особой. Общество еще не научилось полноценно ее предоставлять, оно само еще окончательно не понятно с чем в действительности имеет дело и как с этим быть.

Александр, бывший житель городка N, которое в настоящее время находится под сапогом террористов «ДНР», пробыл в плену несколько недель, видел и пережил там столько всего, что и врагу не пожелаешь. Слава Богу выжил, случилось чудо. Выбрался, живет в Харькове.

Рассказывает, что после выхода на «большую землю» шесть месяцев не находил себе места и не мог прийти в себя. «Я фактически не мог работать, не спал. Поспишь пятнадцать минут, потом три часа ходишь. Снова пятнадцать минут подремал и опять ходишь. Такое состояние был убийственный. Какая там работа! Разве возможно на чем-то сосредоточиться? Кроме того что не спал, то еще и картины постоянно какие-то перед глазами, желание мстить. Пелена застилает красная — аж доходишь до бешенства. Готов убивать, резать, грызть зубами, чтобы этих тварей уничтожить. Ну и проблема с алкоголем, конечно. Особенно, когда только вышел, пытался под рюмку этого уснуть, но не удавалось. Не помогло. На каком-то этапе понял, что начало болеть сердце. Но через это все проходят, кто действительно пережил такой адский стресс. Главное вовремя винирнути и принять правильное решение.»

Читайте также: Воспоминания на волю

Роман Торговоцкой живет в Бостоне, точнее жил. За последний год он больше находится в Украине. В рамках собственного проекта Wounded Warrior Ukraine Роман вместе с единомышленниками из Украины, Канады и Дании помогает вернуться в мирную жизнь демобилизованным солдатам и пленным. Он считает, сейчас самое необходимое – объединиться всем действенным организациям, которые занимаются вопросами заложников. Поэтому вместе с Общественной инициативой «Реанимационный Пакет Реформ» 29 марта 2016 года планирует провести встречу с организациями и волонтерами, которые занимаются вопросами освобождения пленных и их дальнейшей реабилитации. Чтобы объединить усилия и выработать общую стратегию действий.

Принять себя и научиться жить с приобретенным травматическим опытом Александру помогли именно на тренингах в Wounded Warrior Ukraine. Мужчина рассказывает, что в начале, когда приехал в Харьков, о никакие государственные программы не слышал и даже не подозревал. Когда немного взял себя в руки и решил пойти работать, обратился в центр Перспектива, что при фонде развития Харькова, в котором переселенцам помогали в поисках работы. Там впервые пообщался с психологом и через него уже познакомился с Романом Торговоцком и стал участником проекта Wounded Warrior Ukraine. «Когда начал заниматься, я победил в себе эмоции, которые мучили меня, нашел себе в жизни цель, вышел на работу, стал работать. Жизнь не остановилась. Конечно важную роль сыграло общение с людьми из нашей команды, которые воевали. Я очень рад, что они меня приняли к себе.

Шел на тренинг с целью разобраться, что со мной происходит. С психологами я конечно пообщался, но результата особого не увидел. Ожидания мои не оправдались. Человек вроде меня и слышит, только не слишком верит, что ли. Почувствовал это, скрутился в трубочку и все. И собственно тренинг мне сразу открыл на важные вещи. А еще благодаря упражнениям с резиновыми мячиками у меня разблокировалась левая рука, которая от наручников болела целый год и не двигалась нормально. На следующий день после тренинга блокнот буквально сам попросился ко мне в руки, и я начал писать. Сначала писал какие-то отрывки на русском просто для себя. Почувствовал, как оно начало из меня выходить. Сказал об этом, мне говорят так и надо, пиши, ты делаешь правильно. А потом я решил подтянуть свою украинскую и чтобы оно никуда не потерялось оформить в виде каких-то воспоминаний. Параллельно делал энергетические упражнения с роликами, шариками, есть целый комплекс, они помогают расслабиться, нормализовать сон. За ночь даже не просыпаюсь. Последние недели сплю почти на ходу. Столько не спал, мой организм теперь должен все это догнать. На работе время за монитором засыпаю, не могу ничего с собой сделать. Уже и кофе ведрами пью. Это чудо в сравнении с тем, что было. А еще мне подарили гантели, начал заниматься спортом, бегаю, периодически сажусь писать. В жизни появился смысл и импульс, — делится личными ощущениями Александр.»

Читайте также: Большое преследование. Украинцы в российском плену

К сожалению, о существовании масштабных государственных программ, которые бы помогали таким как он не знает. «Возможно это моя неосведомленность, но я об этом нигде не слышал. С волонтерскими так. Есть ряд партнерских организаций, но они в основном направлены на помощь военным, чем переселенцам. Но среди гражданских есть также люди, которые побывали на допросах и под обстрелами. Они также перенесших травмы и имеющих посттравматический синдром. И они также не могут спокойно спать по ночам, их мучают всевозможные фобии. Все это есть и с этим надо работать.»

И здесь также есть свои особенности. Часто даже психологам и волонтерам, если в них не было какого-то своего соответствующего опыта, очень трудно понять те события, о которых им рассказывают пострадавшие, отмечает собеседник. «Когда мне женщина рассказывает, как ее мужа убили, когда он ехал на машине и попал под обстрел, я ее понимаю, ибо знаю что с ней происходит и как ей надо помогать. А психологи сразу отправляют ее к психиатрам. Это из того опыта с которым пришлось встретиться. Поэтому я бы рад, конечно, теперь приложить свои новые знания и умения, и помогать тем, кто в этом нуждается. Мне ведь это в первую очередь самому нужно.»

С солдатами ситуация немного другая, где-то лучше, а где хуже. Но в общем, сразу после возвращения из плена, у них есть возможность попасть на обследование к врачу. Хотя, здесь тоже есть свои нюансы. Как рассказывает Роман из Луцка, который пережил все «радости» деенеровських затонков сразу после обмена всем уволенным предложили медицинскую помощь. «Я на эмоциях хотел поскорее поехать домой и чувствовал себя здоровым. У меня болела спина, но я даже не обращал внимания, потому что хотел семью и детей. Ребят, кто был ранен, сразу забирали и отвозили в Харьков в госпиталь. Из посттравматического состояния Роман говорит, что вышел нормально. И все, кого знает, тоже вышли нормально. Хотя сейчас видимо все же согласится пообщаться со специалистами, которые уже не раз его приглашали.

После освобождения Роман трижды лежал в военном госпитале, имеет инвалидность. Сначала там никто не поднимал никакого разговора о психологической реабилитации, и, соответственно, ею не занимался. Приходила как-то женщина волонтер предлагала зайти поговорить кто хочет. На том все. Уже сейчас в госпитале участников войны принудительно заставляют ходить на анкетирование, на разговор, пообщаться, рассказать. Просят «хоть раз придите и поговорите. Мы должны видеть, какая у вас психика.» Там дважды в неделю психиатр читает лекции, приводит примеры, как выходить из этого состояния, что и как делать. Кроме этого, при Луцком военном госпитале инвалидов войны открыли реабилитационный центр специально для атошников. «Я еще там не был, — говорит Роман, — но рассказывают, что все на очень высоком уровне. Есть постоянный кабинет психолога, и можно при необходимости в любое время зайти и пообщаться на какую угодно тему. Также является арт-кабинет, где дважды в неделю проводят арт-терапию. Рисование помогает выходить из синдрома. Также проводятся тренинги, говорят есть теннисный стол, можно поиграть. Там очень серьезно к этому отнеслись. Кто приходит после военного госпиталя говорят, что это небо и земля. Все это благодаря главному врачу Татьяне Масоковой, это была ее инициатива открыть реабилитационный центр. Она там, как родная мама, каждое утро зайдет, спросит что надо, может то, может се. Меня лично приглашала лечь подлечиться.»

Читайте также: Пропавшие без вести и военнопленные: о реальной ситуации

Люди, которые пережили шоковую травму на войне – от обстрелов, ранений, потерь, плена, жизнь на грани смерти – требуют необходимой психологической помощи. Эти люди после пережитого никогда уже не станут прежними. Чтобы наименее травматично вернуться в мирную жизнь, им необходимо научиться жить с приобретенным опытом. Кошмар войны после кризисного периода могут вывести человека в посттравматический синдром, так и в посттравматический рост. Ведь, что нас не убило, однозначно сделает нас сильнее.

Что же. Ситуация в целом выглядит традиционно. Все положительные сдвиги в этом вопросе происходят переважнозавдяки частным инициативам и неравнодушию отдельных людей. Будь они волонтерами, чиновниками или медиками. Государство, увы, пока недостаточно участвует в этих процессах участие и вряд ли скоро найдет время, чтобы уделить им свое внимание. Но стучать в глухие двери все равно надо, ибо иначе никак. Проблема никуда не денется и не исчезнет. К сожалению, все еще далеко не закончилось, неизвестно когда кончится, и надо как-то всем вместе научиться давать себе с этим совет. Посттравматический синдром может проявить себя как через 6-8 месяцев после травмы, так и спустя несколько лет. И если сейчас не начать с этим работать, то общество закладывает еще одну бомбу замедленного действия


Twitter назвал самые популярные хештеги 2016 года
Twitter назвал самые популярные хештеги 2016 года
23:18 2016-12-07 3

Генсек НАТО призвал Запад сохранить давление и санкции против России
Генсек НАТО призвал Запад сохранить давление и санкции против России
13:17 2016-12-07 10

Стало известно, чем занимался в Сирии российский полковник-танкист
Стало известно, чем занимался в Сирии российский полковник-танкист
13:17 2016-12-07 22

Том Круз против сексуальной мумии в первом трейлере фильма «Мумия»
12:22 2016-12-07 20

В Сирии погиб полковник российской армии
11:16 2016-12-07 10

Pа последний час новости о войне в Сирии: СМИ сообщили о планах проверить изготовителя тросов для «Адмирала Кузнецова»
08:28 2016-12-06 54

Cводки Алеппо и карта сейчас, 07 декабря Самыми обсуждаемыми фигурами в России в 2016 году стал президент и британский актер — данные Twitter
08:27 2016-12-06 34

Pа последний час новости о войне в Сирии: Сеть насмешил украинский след в крупном военном конфузе Путина
08:27 2016-12-06 56

Сирия 07 декабря 2016: Военные впервые рассказали о боевых «Катранах» для «Адмирала Кузнецова»
08:27 2016-12-06 53

Cводки Алеппо и карта сейчас, 07 декабря Россия использует единую тактику в Сирии и на Донбассе
08:26 2016-12-06 44