Сергей Билан: «Налоговая милиция не является институтом для наполнения тюрем»

01:33 2016-03-07 128 грн дфс зарплата налог налоговый

Рейтинг 3.5/5, всего 12 голосов

В августе 2015 года Яценюк анонсировал внесение правительством в ВР законопроекта о замене налоговой милиции демилитаризованной Службой финансовых расследований (в составе ДФСУ). Каково ваше мнение по этому поводу? Насколько сегодня необходима силовая структура в составе ДФС?

— Есть поручение Кабмина и Минфина относительно реформирования налоговой милиции, и мы уже направили в министерство предложения в виде законопроектов по реформированию налоговой и создании Службы финансовых расследований. Они на рассмотрении, но, надеюсь, в ближайшее время налоговую заменит СФР. Пока что основные задачи налоговой — контроль за наполнением госбюджета, содействие «белым» налогоплательщикам и изменение подходов в работе (отказ от силовых методов или максимальное их избежания и переход к аналитическим).

Что касается контролирующего органа, то во всех цивилизованных государствах является орган, осуществляющий контроль за уплатой налогов и административно-уголовно преследует тех, кто этого избегает. Такие органы имеют сверхширокие полномочия в США и ЕС. К сожалению, за 24 года независимости в Украине еще не сформировалась культура уплаты налогов и большинство предпринимателей стараются оптимизировать свою базу налогообложения вне правового поля. Поэтому этот орган сегодня необходим. Но наша работа не направлена на умышленное возбуждение уголовных дел, и налоговая милиция не является институтом для наполнения тюрем. Ведь содержание одного заключенного в СИЗО или тюрьме обходится государству в среднем в 43 тыс. грн за год. Поэтому стараемся убедить плательщиков вернуть скрытое добровольно еще до суда.

Сегодня много говорят о дублировании функций налоговой милиции органами СБУ, МВД и другими. Что вы думаете об этом?

— Действительно, сегодня к налогоплательщику могут прийти с проверками различные службы, что экономически невыгодно. Функцию борьбы со всеми финансовыми преступлениями следует предоставить одному органу. Есть концепция предоставить эти полномочия СФР.

Еще в прошлом году Яценюк обязал ДФС навести порядок в работе фискальных органов, уменьшить коррупцию, увеличить налоговые поступления. Что сделано?

— Скажу о том, за что не стыдно. Когда я заступил на должность (май 2015 года), стоимость перевод черного нала в наличные составляла 6,5%, а сейчас 11,5%. То есть мы сделали эти операции более рискованны почти вдвое. Если доведем до 18%, рядовому гражданину они станут уже экономически невыгодными. Теперь про ежемесячные сборы НДС: в мае 2015-го уплачено 8,2 млрд грн, в январе 2016-го — 12,4 млрд грн. То есть плательщики уже сами платят налоги. Еще один результат — фиктивный налоговый кредит (конвертационные центры, налоговые ямы). С июня 2015-го введена новая система анализа рисков (этому способствовало введение электронного администрирования НДС). Предотвратили фиктивным операциям на сумму 243 млрд грн (это 40,6 млрд грн фиктивного НДС). Согласно закону об очищении власти лишь в октябре уволено 76 должностных лиц из руководящего состава ДФС. Что касается коррупции, то за 2015-й открыто 537 уголовных производств по признакам совершения работниками ДФС коррупционных преступлений. В ДФС сейчас нулевая толерантность к коррупции. Но мы не можем искоренить ее без помощи социальных факторов. Трудно мотивировать к законности налогового инспектора или таможенника, который получает зарплату в среднем 2,5 тыс. грн.

Как реформа ДФС преодолевает проблему дискреційності, когда налоговики, по-разному трактуя законодательство и правильность его применения, могут угрожать бизнесу большими начислениями, требовать взятки?

— Насчет взяток и штрафов это единичные случаи. Но когда инспектор проверяет крупные компании, финансовый оборот которых сотни миллионов гривен, то не он требует деньги — ему предлагают, чтобы скрыть недостатки. Это признают сами предприниматели. А нашему работнику, который получает мизерную зарплату, трудно устоять, когда ему дают в 10-100 раз больше. Но мы боремся с такими проявлениями. Есть решение коллегии ДФС о персональной ответственности руководителей за действия подчиненных, по каждому случаю проводим служебные расследования, наше Главное следственное управление открывает уголовные производства за содействие финансовым преступлениям. Вообще начиная с мая 2015 года не было серьезных претензий бизнеса к налоговой милиции. Однако когда мы начали ломать преступные схемы, которые существовали десятилетиями, то это не всем понравилось. В частности, летом подняли шум зерновики, когда мы разрушили схемы формирования фиктивного кредита и приобретения товаров и услуг за наличные, которые работали годами, арестовали зерно в портах некоторых аграрных компаний. Мы всех собрали в себя, объяснили, что время, когда можно было «решать» вопрос, истек, поэтому придется работать в правовом поле, выплачивая все положенные налоги.

Теперь относительно трактовки законов. Если налоговая и предприниматель расходятся в вопросе недоплаты налогов в госбюджет, это уже гражданско-правовые отношения. Действительно, некоторые нормы закона трактуются двояко. А налоговик не может стать на сторону бизнесмена, ибо это уже несоответствие его должности. В таком случае есть система апелляционного (досудебного) обжалования. Но многие предприниматели сразу идут в суд. Как результат — усилия правоохранительных органов перебивают судебные решения. И сама Укрнафта задолжала государству 10 млрд грн. ДФС взяла имущество компании в залог и намеревалась его продать, а деньги направить в госбюджет. Но есть три решения нашего суда, запрещающие ДФС реализовывать это имущество. И такой случай не один…

Как ДФС оценивает потенциал мер, направленных на детенизацию экономики через резкое уменьшение отчислений с зарплат? Не нанесет ли это больших потерь без значительного положительного эффекта?

— ДФС не формирует налоговой и таможенной политики, а лишь реализует принятые государством нормы. Так, ставка ЕСВ существенно снижена. Недавно президент собирал Совет регионов, где поднимался этот вопрос. Потому что снижение ЕСВ (в принятых пределах) создает дефицит бюджета пенсионного фонда в 100 млрд грн. Если эта разница пойдет на зарплаты, то большая ее часть нивелируется. Есть несколько концепций и проектов, каким образом пополнять недостаток средств в пенсионный фонд. В частности, форс-мажорный вариант. Логично, чтобы те деньги поступали работодателям на выплату зарплат. И тенденция к этому есть: январь 2016 года показал рост по НДФЛ на уровне 37%. Но заставить работодателя разницу пустить по ЕСВ на зарплаты мы не можем. Это разъяснительная работа органов местного самоуправления, руководителей областей, подразделений Минсоцполитики по охране труда.

Насколько эффективным оказался эксперимент по детенизации через уменьшение налогообложения фонда оплаты труда (в случае ее повышения бизнесом)? Назовите конкретные цифры и долю в общем фонде оплаты труда.

— В Украине трудоустроено свыше 12 млн человек. Из них только 3 млн работают официально и получают полную зарплату. Еще 3 млн самозанятые, а 7 млн находятся в тени, не в полном объеме показывая зарплату. И это большая проблема. Поэтому не только ДФС, а все госорганы проводят активную работу по детенизации зарплат. По предварительной системы налогов предпринимателю было невыгодно выплачивать полную зарплату. В 2015-м ДФС вывела из тени 102 тыс. работников. Эту работу проводим и дальше. Но действовать нужно взвешенно, потому что резкие карательные методы приведут к социальному взрыву (когда в результате вывода из тени предприятия владелец уменьшит зарплаты работникам вдвое-втрое). Поэтому употребляется комплекс социальных, административных, разъяснительных, уголовно-процессуальных мероприятий в отношении работодателей.

Еще одна проблема для наполнения госбюджета — физические лица, пользующиеся упрощенной системой налогообложения. Это успешно используют владельцы крупных предприятий, супермаркетов. Вместо того чтобы нанимать на работу людей, платить им полную зарплату, налоги, они заключают договоры как с физическими лицами. Неправомерно — да, но законом разрешено.

Взимание прямых налогов и отчислений с зарплат наталкивается на сокрытие реальных доходов. То есть возможности расширения базы налогообложения за счет минимальные. Не лучше ли сделать ставку на увеличение косвенных налогов, в частности на предметы и услуги, связанные с роскошью или просто недоступны социально незащищенным слоям?

— У нас уже есть налоги на авто, жилье (предусмотрено метражи, с которых взимаются налоги). Конечно, должна быть социальная справедливость: богатые должны платить больше. Что еще будет отнесены к косвенным налогам, в какой форме они будут выплачены, будут увеличены, станет известно со временем. Но первоисточник — максимальная детенизация и уплата прямых налогов.

Реально ли отдать отдельные региональные таможни в управление иностранцам?

— Таможне не будут передаваться ни в управление, ни в собственность (ни иностранцам, ни гражданам Украины). Согласно Конституции это невозможно. Нельзя государственную функцию передать иностранцу или ином государстве. Речь идет о методически-консультативную, экспертную помощь таможням западной границы Украины. То есть о привлечении иностранных специалистов для обучения наших специалистов. Такое сотрудничество было в Болгарии, Албании. Проект должен реализоваться в ближайшее время, а средства на него выделят МВФ и USAID.