Олег Деревянко: «Реформы требуют уймы времени на имплементацию, так как есть ряд «бутылочных горлечок» в Минэкономики, Минфине и Кабмине»

11:22 2016-03-05 86 высокий образование один система университет

Рейтинг 2/5, всего 8 голосов

Какова причина вашей отставки? Вы стремитесь подражать Айвараса Абромавичуса?

— Если мы хотим что-то изменить, наконец должны начать выходить и говорить, как есть на самом деле, потому что иначе не сможем осуществить серьезные изменения. Есть определенная этика. Если я как руководитель аппарата МОН нахожусь и работаю в системе Кабмина и правительства, единственный способ, чтобы привлечь к всех обозначенных в нашей беседе проблем, решение которых является критически важным для государства, — выход из министерства, чтобы иметь полную свободу высказывания. Когда я только шел на работу в министерство, говорил, что меня не интересует административная работа, то есть сидеть и подписывать бумажки или выполнять классическую аппаратную работу в украинском понимании этого слова. Занимался ряду направлений, в частности повышением институциональной способности министерства по привлечению большего количества новых прогрессивных людей. Кое-что в этой сфере удалось сделать. Ко всему добавились направления, которые в МОН оставались фактически незакрытыми. Например, информационно-коммуникационные технологии и их использование в образовании, разработка новых подходов к их использованию. Еще одной важной задачей было обновление структуры Института модернизации содержания образования. Теперь мы четко видим, куда он будет развиваться и должна двигаться. Конечно же, там остались работать те же, за некоторыми исключениями, люди. Тут вопрос уже реформирование государственной службы: пока мы не можем формировать команды (а это полный цепь всем известных вопросов от нематериальной мотивации людей к материального поощрения). До определенного времени люди заходили на волонтерских или напівволонтерських началах (потому что сякая-такая зарплата есть, но она меньше, чем на рынке труда), потому что понимали, что когда ты не пошел в АТО, то должен как-то иначе отдавать обществу свои ресурсы для того, чтобы двигать страну вперед.

Какие есть системные проблемы в украинском высшем образовании? Или они как-то коррелируют с теми, что имеет средняя школа?

— Есть новый закон о высшем образовании, который вводит академическую, финансовую автономию вузов. Но все это скорее косметические меры. Бюрократическая вертикаль не исчезает. О какой прорыв в высшем образовании может идти речь, если старые практики остаются?

Читайте также: Утраченный имидж

Университеты должны иметь возможность приглашать на должности ректоров или президентов тех, кто доказал свою состоятельность на международном уровне. Сегодня же ст. 47 закона о высшем образовании блокирует приход любой свежей крови в вузе. Нам надо разделить пост CEO университета (ректора) и председателя ученого совета, ибо те функции, которые они выполняют, можно и не совмещать в одном лице. Пока вузы останутся бюджетными учреждениями, они будут скованы в своей деятельности, ведь на них распространяется все наше бюрократическое законодательство. Не надо бояться давать им определенный уровень свободы. Так, какие-то из них начнут злоупотреблять, но указанный инструмент станет средством закрытия бросовых университетов, присоединять их материальную базу до лучших, которые могут дать себе раду. Не надо бояться говорить о том, что в будущем у нас останется 50 или 60 университетов.

Система образования, в частности, средней, не изменится за одну ночь. Много зависит от общественного восприятия роли образования, которое является немного устаревшим

Каким образом можно заинтересовать семьи стать партнерами учреждений среднего образования в учебно-воспитательном процессе? Или учтена такое взаимодействие в стратегиях реформирования среднего образования в Украине?

— Система образования (в частности, средней) не изменится за одну ночь. Много зависит от общественного восприятия роли образования, которое является немного устаревшим. Чтобы это изменить, нужно несколько вещей. Во-первых, мощные программы обучения взрослых, чтобы менять их контекст восприятия, чтобы дальше они могли работать с детьми. Это можно делать как через школу, так и, например, через масс-медиа. Это длительная работа. Во-вторых, изменение системы управления образованием. Нам нужно правильно выбрать образовательную модель. Или мы идем по англосаксонской модели, где очень сильный школьный директор, наделенный большими полномочиями, но община (собственно, родители) имеет право избирать на эту должность лучших специалистов, давать им нормальную заработную плату. Или выбираем систему школьных советов.

Но всех интересует только одно: качество образования, то есть будет ли ребенок, который ходит в школу, готова к современной жизни с точки зрения не только знаний, но и навыков, мировосприятия. Выпускник школы должен иметь не только грамотность ХХ века, то есть уметь читать, писать, считать, но и грамотность XXI века, начиная с технологической, цифровой и финансовой. Он должен иметь глобальную грамотность, то есть осознавать себя частью более широкого мира, чем его район, город или даже страна, а к тому же еще и гражданскую грамотность, что очень важно. Все это сшивает изнутри умение мыслить, общаться и взаимодействовать с собой и окружающим миром. Это тот новый контекст, который мы должны развивать.

Читайте также: Ян Томбинский: «ЕС поддержит Украину, если она будет проводником собственных реформ»

Кто раньше становился педагогами и на ком сейчас держится среднее образование в сегодняшнем ее формате? На учителях старшего поколения. Среди тех, кому сейчас 40 лет, лишь немногие становились учителями. Из этого поколения в педагогические вузы шли люди, которые не могли поступить на престижные специальности в других учебных заведениях. У нас очень мало времени для того, чтобы воспитать новое поколение педагогов, выяснить, что есть лучшего в поколении 30-40-летних учителей, чтобы, когда уйдут те, кому сейчас 60, их было кем заменить.

Как именно должна измениться система управленческих подходов, чтобы реформирование образования и науки было эффективным?

— Имплементация нового закона о высшем образовании практически полностью связана с необходимостью принятия постановлений Кабмина. Исполнительная власть функционирует так, что, прежде чем что-то сделать, нужно сначала получить постановление правительства. Шаги, которые спокойно можно было бы осуществлять на уровне министерств или других центральных органов исполнительной власти, выходят на уровень Кабмина. Это то, что системно тормозит. Но должны понимать, что любое утверждение или подобная функция дает каждому конкретному органу возможность влиять на процесс.

Реальная смена заместителей министров началась год назад. Чтобы разобраться изнутри, почему те или иные вещи пробуксовывают, нужно было время, потому что те, кто пришел, видели ситуацию только снаружи. Вот мне тоже хотелось разобраться, кто и что стоит за торможением реформ. Никто и ничто. Саму систему построили так, что реформы требуют уймы времени на имплементацию, так как есть ряд «бутылочных горлечок» во время прохождения документов. Обычно их хватает в Минэкономики, Минфине и Кабмине (где секретариат фактически дублирует функции министерств). Ситуацию можно изменить, если будем иметь соответствующую управленческую компетенцию на всех уровнях.

Нынешний министр образования и науки Сергей Квит пришел на пост уже со сложившимся видением реформ и перемен, в которых нуждается украинская образовательно-научная отрасль, чтобы быть эффективной и конкурентоспособной. Из тех планов удалось воплотить, а какие остались на уровне проектов?

— В тех условиях государственного управления, которые имеем сейчас, делается много. Считаю, что у Сергея Квита абсолютно правильные намерения с точки зрения реформирования образования: он хочет, чтобы она была современной, европейской, чтобы царила академическая честность, чтобы вузы были брендами. Как и я, считает, что автономия университетов должна привести к существенному уменьшению их количества в Украине и создание взамен настоящих исследовательских высших школ, что к ним вернется и будет развиваться серьезная наука.

Читайте также: Мир об Украине: политический суицид и опыт Гватемалы

Но один в поле не воин. Чтобы реализовать упомянутые выше задачи, нужны эффективные команды на всех уровнях, определенные управленческие процессы принятия решений и их выполнения, поддержка всей системы государственного управления. К этому следует добавить широкую общественную поддержку необходимых изменений.

Одним из объектов общественной дискуссии сейчас является реорганизация НАНУ. Каким образом она возможна в таком формате, чтобы не были утрачены научные достижения, в частности специалисты?

— На сегодня уже принят новый закон о науке и научно-техническую деятельность. В нем заложены важные позитивные элементы, в частности грантовый распределение средств. Действительно, были две противоположные мысли о будущем НАНУ. Первая заключалась в том, чтобы ее вообще не трогать, а вторая — чтобы до фундамента разобрать, а более-менее вменяемые научные учреждения присоединить к университетам. Оба варианта нельзя назвать удовлетворительными. Если правильно имплементировать изменения, прописанные в новом законе, то можно будет сделать шаг вперед. А в документе указано, что должна появиться государственная политика в сфере науки, а также институт, который будет определять, какие темы являются для государства приоритетными, а дальше на грантовых началах финансировать как университеты, так и академические институты НАНУ и другие исследовательские коллективы. Многое в этой области будет зависеть от имплементации нового законодательства, от нашего государственного устройства и принятия решений на уровне Кабмина и правительства.

——————————————————————-

Олег Деревянко — общественный и культурный деятель, антикризисный менеджер, руководитель и организатор, кандидат экономических наук по организации управления, планирования и регулирования экономики. Член координационного совета ОО «Ассоциация «Аспен-Украина» — организатора семинаров «Ответственное лидерство» в сотрудничестве с The Aspen Institute (США). Председатель попечительского совета молодежной просветительской инициативы «3С: Сообщество Сознательного Общения». Член организационного комитета Киевского международного фортепианного фестиваля «Каштановый рояль». Соорганизатор «Евромайдан Университета». Автор идеи и соорганизатор Всеукраинской просветительской инициативы «Мы — Европа».С 11 марта 2015 года заместитель министра образования Украины (руководитель аппарата).