Архитектура ненависти. О истоки донбасской украинофобии

11:00 2016-03-04 60 все Донбасс местный много регион

Рейтинг 3.5/5, всего 6 голосов

«Развалили страну»

На протяжении последних двух десятилетий общественные настроения в Донбассе были пропитаны ощущением потери. И не безосновательно, ведь в 1990-х здесь началась настоящая разруха. В 2013-м, только в Луганской области 44 населенных пункта официально претендовали на статус депрессивных. Не удивительно, что уровень недовольства жизнью здесь всегда был самым высоким в Украине (в апреле 2014-го – до 70%).

Экономический кризис, которой подвергся Донбасс, была закономерна – все угольно-металлургические регионы заканчивают плохо. Однако местным жителям было трудно поверить в то, что их жизнь была разрушена через историческую закономерность. Поэтому с 1990-х в здешних разговорах о жизни прочно закрепилась фразочка «развалили страну».

Кто именно был зачинщиком бедствий, единодушного мнения не было. Зато было смутное ощущение, что против Донбасса реализуется определенный преступный план. Конспирологической яда в общественном сознании было достаточно: и план Даллеса, сионские протоколы, и проделки ЦРУ. Впрочем, конспирология была игрушкой более-менее образованных мещан.

Читайте также: Грязное слово «национализм»

Для люмпенизированного пролетариата достаточно было простой идеи, что Донбасс «объедают» соседи. В 1980-х это были жители Ростова, которые действительно приезжали в Луганск по колбасу и другие дефицитные товары. Теперь, когда луганске колбасу стал защищать государственную границу, место нахлебников заняли сограждане-украинцы – прежде всего те, что жили по другую сторону Днепра.

И хотя Донбасс стал дотационным регионом, его население все еще ассоциировало себя с «всесоюзной кочегаркою». Миф о «объедение» легко объяснял несоответствие между высокими амбициями и жалкой действительностью. А для местной элиты это был способ переложить ответственность за положение региона на мифических нахлебников и легитимизировать свои политические претензии.

Кроме того, это был мощный способ дискредитации любых протестных акций. Слоган 2004-го года «Киев танцует, Донбасс работает» раздавался каждый раз, когда ситуация в стране достигала точки кипения. Впрочем, миф о том, что Донбасс кормит всю Украину, использовали и для раздувания сепаратизма – сначала регионалы, а затем и лидеры самопровозглашенных «республик».

«Обнести Донбасс колючей проволокой»

Со временем размытые представления о объедания Донбасса приобрели более конкретные очертания. Поражение Януковича во время Оранжевой революции стала для многих воплощением смутных страхов, которые копились в Донбассе на протяжении предыдущих 13 лет. Тем более, что подконтрольные регионалам медиа предоставляли событиям соответствующих интерпретаций.

С тех пор в Донбассе появилось ощущение угрозы со стороны «оранжевой» Украины, причем негатив был сфокусирован на Галичине. Образ нахлебника изменился – теперь это были «бандеровцы», которые стремятся обнести Донбасс колючей проволокой. Экономическое недовольство, что царило здесь раньше, приобрело нового качества – после 2004-го это был откровенный политический реваншизм.

К экономическим претензиям добавились еще и культурные. В 1990-х русскоязычные обыватели сетовали на «насильственную украинизацию» лишь в той мере, в какой новое языковое законодательство придавало бытовых сложностей. Было в этом и немного мещанской превосходства перед суржикомовними крестьянами. Однако после 2014-го на повестке дня появилась «бандеризации», «переписывание истории» и другие фобии.

Смотрите также: Молитва украинского националиста

Ну а от этого был один шаг до печально известного донбасского «антифашизма». Благодаря настойчивой идеологической работе в Донбассе возродился культ Великой Победы, приспособленный к местным обстоятельствам и политических потребностей Партии регионов. Главным врагом были не гитлеровцы, а «бандеровцы», в которых записывали любого согласно политической конъюнктуры.

С годами «антифашизм» приобретал все более агрессивных форм. День Победы постепенно превратился в мілітаристське шоу с ряжеными советскими солдатами, военной техникой и даже реконструкцией боев. Режиссеры действа заставляли Донбасс не вспоминать, а заново проживать войну, каждый раз все больше погружаясь в роль.

По мере клерикализации жизни в донбасской украинофобии появились и религиозные мотивы. Проевропейские стремления трактовались, как антиправославные, а в навколоцерковному среде готовились к сопротивлению «євросодомії», «раскольникам и униатам. Позже в православных радикалов присоединились и коммунисты, приведя с собой ностальгирующих по Сталину пенсионеров.

Итоги и перспективы

Таким образом, за два последних десятилетия в общественном сознании Донбасса сформировало немало фобий, которые вместе составляли архитектуру местной украинофобии. Понятно, что подвергались ей далеко не все. Однако, перед каждыми выборами регион получал жесткую идеологическую накачку, которая нередко доводила людей до настоящей истерии.

Когда в 2013-м режим Януковича зашатался, пропагандисты Партии регионов вдавили педаль в пол, задействовав весь свой арсенал. Евромайдан пробудил страхи десятилетней давности, а когда началась «горячая» фаза противостояния, Донбасс вообще слетел с катушек. По крайней мере, озверевших и перепуганных оказалось достаточно, чтобы российские спецслужбы провернули здесь «русскую весну».

На примере Донбасса можно наблюдать механизм self-fulfilling prophecy – пророчество, которое сбывается благодаря самому себе. Донбасс начал бороться с призрачной угрозой украинской настолько активно, что Украине действительно пришлось бороться с Донбассом. Те, кто пророчили войну с «бандеровцами», получили ее – правда, начав ее собственными руками.

Читайте также: Откуда берутся русскоязычные «бандеровцы»

Сегодня, когда между Донбассом и Украиной пролито столько крови, ненависть пустила корни еще глубже. Однако ситуация совсем не безнадежная. Хотя бы потому, что ненависть не была тотальной – даже в апреле 2014-го сепаратизм поддерживали только 30% местных жителей. Да и местных «ополченцев» отнюдь не больше, чем тех, кто воевал и воюет в составе сил АТО.

Поэтому ситуация не безнадежна. Первое и главное, что надо сделать на освобожденных территориях – это как можно сильнее ограничить информационную подпитку ненависти со стороны российских и местных сепаратистских медиа. Во-вторых, украинофобию в Донбассе всегда підримувала местная бюрократия и партийный аппарат ПР. Поэтому политическая перезагрузка власти – это еще одно условие нормализации ситуации.

Что же касается долгосрочных перспектив, то рано или поздно Украине придется не просто восстанавливать, а перестраивать Донбасс. Проект «всесоюзной кочегарки» исчерпал себя и регион нуждается в полной перезагрузке. Новая реальность Донбасса определять, какие настроения там будут господствовать. Возможно, Донецк и Луганск еще станут форпостами Европы на границе «русского мира».


Асад заявил, что после захвата Алеппо война в Сирии не закончится
Асад заявил, что после захвата Алеппо война в Сирии не закончится
11:17 2016-12-08 17

Twitter назвал самые популярные хештеги 2016 года
Twitter назвал самые популярные хештеги 2016 года
23:18 2016-12-07 10

Генсек НАТО призвал Запад сохранить давление и санкции против России
Генсек НАТО призвал Запад сохранить давление и санкции против России
13:17 2016-12-07 18

Стало известно, чем занимался в Сирии российский полковник-танкист
13:17 2016-12-07 38

Том Круз против сексуальной мумии в первом трейлере фильма «Мумия»
12:22 2016-12-07 32

В Сирии погиб полковник российской армии
11:16 2016-12-07 15

Pа последний час новости о войне в Сирии: СМИ сообщили о планах проверить изготовителя тросов для «Адмирала Кузнецова»
08:28 2016-12-06 56

Cводки Алеппо и карта сейчас, 07 декабря Самыми обсуждаемыми фигурами в России в 2016 году стал президент и британский актер — данные Twitter
08:27 2016-12-06 37

Pа последний час новости о войне в Сирии: Сеть насмешил украинский след в крупном военном конфузе Путина
08:27 2016-12-06 66

Сирия 07 декабря 2016: Военные впервые рассказали о боевых «Катранах» для «Адмирала Кузнецова»
08:27 2016-12-06 57