Плохой детектив

12:00 2016-03-03 46 власть краснов много общественный оно

Рейтинг 1/5, всего 4 голосов

Вариант первый: пламенный украинский патриот, стремится довести начатое Майданом революцию до логического конца, то есть победы, но ему препятствуют в этом перекрашенные силовики, пытаясь сохранить старую систему и утихомирить «буйных».

Вариант второй: опытный российский резидент успешно инфильтрируется в украинское националистическое среду, быстро приобретает руководящую должность и выполняет подрывную работу просто в «бандеровском логове», но бдительные эсбэушники «ведут» его от самого начала и только ждут удобной минуты, чтобы разоблачить с как можно большим резонансом. Вариант третий, не менее популярный в кинематографе (назовем его «Краснов против всех»): двойной агент ведет хитрую контригру, сотрудничая одновременно со спецслужбами Украины и России ради какой-то высшей гуманной цели — «примирение братских народов», например. По любому сценарию «Оскара» такой фильм вряд ли получил бы, но мог бы рассчитывать на неплохую кассу.

Украинская государственная безопасность была «дырявой» много лет. Агенты РФ беспрепятственно действовали даже на верхних ступенях власти, поэтому нечего удивляться, что агентурная сеть ФСБ обильно покрыла всю страну, и надеяться, что, даже если бы наши спецслужбы в течение двух лет беспощадно и профессионально боролись со шпионами, те сегодня не имели бы шансов действовать в Украине в весьма убедительных масштабах. Поэтому сама собой версия о Краснова как российского резидента не кажется экзотической. Доказательства, что СБУ обнародует, как аудіорозмови подозреваемого с российским куратором, являются достаточно убедительными.

Читайте также: «Азовец» Краснов признался в связях с иностранными спецслужбами

В то же время Служба безопасности за годы независимости приобрела солидный опыт борьбы с «внутренними врагами», до которых еще по советской привычке часто причисляли активистов националистических организаций. Задержание правых по подозрению в терроризме тоже не были экзотикой для Украины еще в мирные времена. Во время войны добровольцы, среди которых ожидаемо много представителей националистической сообщества, опять-таки нередко оказывались под ударом спецслужб. И не всегда обвинения против них были достаточно аргументированы, что, в свою очередь, інспірувало пока немногочисленный, но довольно активное движение в защиту арестованных добровольцев (см. Неделя, № 1-2/2016). В свете этих событий слова Станислава Краснова и задержанной вместе с ним Оксаны Шелест о жестоком обращении со стороны работников сбу, пытки, не разрешенный законом давление тоже вряд ли кого-то удивят. И заявление спецслужбы о том, что физическое насилие применили, потому что подозреваемый оказал сопротивление сотрудникам органов безопасности, также мало кому покажется правдивой. Слишком часто в таких «практик» прибегали наши правоохранители, чтобы выбить «нужные» признания, поэтому поверить в официальную версию проведения задержания и допросов довольно сложно.

Дело Краснова виделась бы менее дискуссионной, если бы в обществе было больше доверия. Если бы органы госбезопасности окончательно лишились своего чекистско-енкаведешного имиджа, заработанного не только при советской власти, но и в новейшие времена, то возникало бы меньше вопросов к их методам работы. Если бы борьба с российской агентурой была более резонансной и достигала уровня не только активистов, но и вельмож — старых кадров в силовых структурах, политиков от бывшей Партии регионов или Коммунистической партии, то эпизод с «тыловым азовцем» имел бы куда скромнее общественное звучание. Если бы в среде тех, кто ныне называет себя защитниками политзаключенных, превалировали собственно правозащитные тенденции, а не почти религиозная уверенность, что шеврон добробату является своеобразной индульгенцией от уголовного преследования, то аргументы в защиту задержанных лучше воспринимала бы общественность, да и правоохранительным органам было бы труднее их игнорировать. Если бы в наших силовых ведомствах существовало меньше путаницы, то версия о «потерянного» двойного агента выглядела бы исключительно абсурдной, и в нынешних реалиях не приходится удивляться и этому.

Читайте также: Появилось видео, где Краснов рассказывает, как его пытали в СБУ

Жесткое задержание, а затем освобождение (пусть даже временное) из-под стражи «террориста» и «шпиона» (а именно таким предстает Станислав Краснов, если брать во внимание обнародованные СБУ материалы) — еще один признак общественного несогласия. Закрадывается подозрение, что судебная ветвь власти работает не по правовым нормам, а по каким-то барометром общественного недовольства: если подозреваемый имеет широкую поддержку, то его «дешевле» отпустить, чем стать потенциальным фабрикантом дела против патриотов. Это заметно не только на примере азовця. Складывается впечатление, что в другом резонансном деле — патрульного Олейника — действовал тот же принцип. Понадобились митинг в Киеве, покровительство общественных деятелей и политиков, чтобы судья учел это и отказался держать полицейского под стражей в дальнейшем. Такой поворот событий следовало бы в традициях украинских соцсетей пометить тегом #победа, если бы не один нюанс. А что, когда количество и качество «групп поддержки» заменяют судьям все кодексы и законы? Можно ли в такой ситуации говорить о построении правового государства?

Вопрос замены меры пресечения — это, конечно, цветочки. Настоящие аргументы сторон еще услышим в ходе судебных заседаний, и если они не будут напоминать традиционный в наших реалиях театр абсурда, то получим шанс узнать гораздо больше деталей этого резонансного дела. Сейчас наблюдаем такую диспозицию: недоверие между властью и обществом углубляется, а вместе с ней и две опасные фобии. Первая — шпиономания, которая в случае дальнейшего развития может стать политическим оружием и виродитись в охоту на ведьм. Вторая — тотальная подозрительность к органам госбезопасности, восприятие их исключительно как карательной машины, а следовательно слепая вера любым волкам в овечьей (то есть добровольческой) шкуре. Вылечить от фобий мог бы открытый, построенный только на букве закона процесс, во время которого понесли бы наказания и шпион (в случае доказательства, что подозреваемый им является), и оперативники (если они действительно злоупотребляли применением физической силы). Пока таких процессов в Украине не наблюдали, но все когда-то случается впервые.


Том Круз против сексуальной мумии в первом трейлере фильма «Мумия»
Том Круз против сексуальной мумии в первом трейлере фильма «Мумия»
12:22 2016-12-07 2

В Сирии погиб полковник российской армии
В Сирии погиб полковник российской армии
11:16 2016-12-07 3

Pа последний час новости о войне в Сирии: СМИ сообщили о планах проверить изготовителя тросов для «Адмирала Кузнецова»
Pа последний час новости о войне в Сирии: СМИ сообщили о планах проверить изготовителя тросов для «Адмирала Кузнецова»
08:28 2016-12-06 49

Cводки Алеппо и карта сейчас, 07 декабря Самыми обсуждаемыми фигурами в России в 2016 году стал президент и британский актер — данные Twitter
08:27 2016-12-06 27

Pа последний час новости о войне в Сирии: Сеть насмешил украинский след в крупном военном конфузе Путина
08:27 2016-12-06 46

Сирия 07 декабря 2016: Военные впервые рассказали о боевых «Катранах» для «Адмирала Кузнецова»
08:27 2016-12-06 46

Cводки Алеппо и карта сейчас, 07 декабря Россия использует единую тактику в Сирии и на Донбассе
08:26 2016-12-06 38

Сирия 07 декабря 2016: РФ и Китай ветировали резолюцию Совбеза ООН по перемирию в Алеппо
08:26 2016-12-06 31

Россия и Китай отвергли усилия ООН по перемирию в Алеппо
07:17 2016-12-06 11

РФ и Китай заблокировали резолюцию ООН о перемирии в Алеппо
03:16 2016-12-06 15