Закрытый рынок

10:44 2016-02-26 69 возможность все контракт Польша рынок

Рейтинг 1/5, всего 6 голосов

На прошлой неделе в Киеве состоялся большой Форум безопасности и обороны, в котором приняли участие высшие должностные лица Украины: министр обороны Степан Полторак и председатель СНБО Александр Турчинов, а также представители НАТО и более 250 представителей высшего руководства военных компаний из 20 стран мира, в том числе Boeing, Airbus, Textron, Lockheed Martin и тому подобное. Правда, никаких громких контрактов так и не был заключен. Корреспонденты Неделе, пообщавшись со многими представителями западных компаний, выясняли почему и где выход.

Большинство представителей крупных американских и европейских компаний, с которыми удалось поговорить, приехали не подписывать контракты, а, как говорится, «на людей посмотреть, себя показать». «Когда я разворачиваю финансовую газету или включаю экономические новости, то что вижу в заголовках об Украине? — делится один из них. — А вот что: отставки, кризис правительства, коррупция. Или я подумаю инвестировать сюда?» Улыбается. В то же время, говорит он, когда приезжаешь сюда, видно, что здесь есть интерес к развитию, возможности, свои наработки и много энтузиазма, особенно у молодых людей.

«Вопросы создания совместных проектов с лидерами рынка вооружений пока что довольно сложная, — объясняет военный аналитик Сергей Згурец. — Ведь мы просим инвестиции, но при этом не можем обеспечить их сохранность. На сегодня украинский рынок интересен тем, что у нас 25 лет не было перевооружения. И это прекрасный шанс для тех же американских компаний завести сюда свою технику и овладеть никем не занятый рынок. Думаю, американцы будут вытеснять европейцев и использовать для этого все — и политические, и экономические рычаги. Вообще все сейчас в руках Украины, насколько мы готовы защищать свои интересы в этой области».

Читайте также: Юрий Пащенко: «Украина должна создать свою новую боевую авиацию»

Кроме того, для бизнеса важны деньги на серьезные контракты, а еще наличие в Украине стратегического видения своих потребностей и развития ВПК, гармонизация со стандартами НАТО. Представитель Textron Systems, которая уже сотрудничает с украинскими партнерами, говорит: «Нам интересно сотрудничество с Украиной во всем спектре наших возможностей. У нас есть определенные ограничения законами и государственной политикой. Но в пределах дозволенного мы готовы рассматривать любое сотрудничество. Впрочем, даже для нас важное финансирование…»

Недавно Государственный концерн «Укроборонпром» и Textron Systems подписали контракт о создании совместного предприятия по модернизации бронеавтомобилей HMMWVs («Хамви»). Модернизация будет проходить на базе Львовского бронетанкового завода. Это уже неплохо, учитывая, что в мире около 280 тыс. этих автомобилей, то есть рынок большой. А соглашение даст возможность использовать запатентованные технологии Textron, обеспечит местном персонала навыки дальнейшего обслуживания техники. Однако это еще далеко не совместное производство.

европейцам и американцам нужна дорожная карта хотя бы на пять лет с гарантиями, что предприятия будут иметь заказы и возможность работать

К сожалению, на нынешнем этапе общий вывод весьма пессимистичен: ни американцам, ни европейцам невыгодно вкладывать средства в совместное производство. Зато выгодно продать, забрать деньги, максимум открыть свои линии обслуживания своей же техники. Ту нишу, которую было бы интересно занять Украине, сейчас занимают поляки.

«У нас должно быть принято так называемое офсетное законодательство, согласно которому после закупки иностранной техники компания-продавец должна инвестировать эквивалентную сумму в нашу экономику, — объясняет Згурец. — На такой схеме преуспели очень многие страны, например Индия, Польша. Она позволяет уберечься от вымывания средств из экономики: купили продукцию, вложили деньги в оборонку. Это умение смотреть в завтра. Даже если мы пока что покупаем, ибо собственная оборона еще не ожила, нельзя полностью себя положить под любого заграничного монстра. Нам стоит брать пример с Польши, где реализован концепт крупноузловой совместного сбора с американскими корпорациями. Но проблема в том, что реализация таких проектов требует четких стратегических программ развития, у нас пока что все очень краткосрочное. Позиция нашего Министерства обороны такова, что мы просто выполняем государственный оборонный заказ исключительно под текущие потребности. Но европейцам и американцам нужна дорожная карта хотя бы на пять лет с гарантиями, что указанные предприятия будут иметь заказы и возможность работать. Ну и главное — бизнес-климат в нашей стране и коррупция. Мы нестабилен рынок чрезвычайно зарегулированной экономикой и бешеным уровнем коррумпированности. На таком рынке все хотят быстро продать, получить деньги и уйти».

Интересно взглянуть, как из этой ситуации выходили в других странах. Например, в Польше, с которой, не зговорюючись, нам советуют объединять усилия все эксперты.

Это чудесное совместное производство имеет несколько форм. Производство по лицензии предусматривает покупку не напрямую вооружения, а права на выпуск необходимого количества оружия на мощностях страны-клиента. В таком случае последний достаются рабочие места, но контракты редко предусматривают разрешение на продажу продукции третьим странам или модификации местными подрядчиками. В случае совместного предприятия нагрузки от процесса производства равномернее ложится на местного и иностранного партнеров, а также предусмотрена передача определенных технологических возможностей. Например, СП может обслуживать и модернизировать производимую по первоначальным контрактом оружие или оборудования в будущем.

Самая сложная форма международного сотрудничества в оружейной промышленности — межгосударственные инвестиционные проекты, в рамках которых два правительства или больше договариваются вместе разрабатывать систему вооружения. Здесь, в отличие от двух предыдущих форм, нет статуса производителя и клиента, партнеры равны. Продукцию могут использовать все государства, участвующие в контракте, разработки не передаются, а от начала принадлежат всем партнерам. Они же более равномерно делят обязанности — так, чтобы их инвестиции в проект возвращались в их же экономики, а также риски и ответственность за управление проектом. И здесь важным моментом уже является политический.

Читайте также: Роман Романов: «За второе полугодие 2014-го мы поставили в войско больше оружия, чем за все годы существования Укроборонпрома»

Например, в американских великанов такое сотрудничество происходит преимущественно со странами типа Великобритании, Австралии, Канады, Турции или Польши, то есть со стратегическими союзниками, в частности по НАТО, давними стратегическими партнерами, но не с теми, к которым есть вопросы как стратегического союзничества, так и защиты интеллектуальной собственности и технических разработок. Поэтому пока Украина является нестабильной и коррумпированной, о какой реальной кооперации речи быть не может.

Хотя в десятке топ-импортеров оружия сейчас, по последним данным Стокгольмского института исследований проблем мира (SIPRI), Индия, Китай, Пакистан, другие страны Азии и Ближнего Востока, то есть деньги и ненаповнені рынки как раз там. И это уже возможность для Украины: по результатам того же отчета SIPRI, в 2011-2015 годах мы были на девятом месте по экспорту оружия в мире и больше всего продавали в Китай.

И, собственно, о польском опыте. В 2002 году Польша решила закупить новые истребители F-16 американского лидера авиарынка Lockheed Martin. Контракт предусматривал три компоненты: покупку 48 машин, компенсационный пакет, то есть обязательства Lockheed Martin об инвестициях в Польше в течение 10 лет, и гарантировано американским правительством кредитования под низкие проценты. Такое решение было продиктовано незадовильнистю и устарелостью авиатехники, которая была в польских ВВС на то время, недостаточными имеющимися мощностями и инженерной базой для производства своих современных истребителей и желанием «не пасти задних» в НАТО.

Выбор правительством этих истребителей вызвал разные реакции: кто-то критиковал соглашение, кто-то говорил о технических преимуществах и совместимость со стандартами НАТО, кто — то- об экономических, акцентируя на привлекательном режиме кредитования от США и беспрецедентности такой компенсационной соглашения для Польши (компенсационные контракты должны были помочь полякам развить местную, особенно оборонную, промышленность, дать ей доступ к новым рынкам сбыта, получить новые технологии и организационные ноу-хау). Кстати, в 1999 году Польша ввела новое, достаточно жесткое офсетное законодательство. Например, 100% штраф в случае невыполнения в полном объеме производителем своих обязательств по сравнению с 10 % в других странах. Для того чтобы полностью гармонизировать между собой требования в отношении преимущественно очень масштабных контрактов, а также отшлифовать сотрудничество различных ведомств во время переговоров с потенциальными иностранными победителями тендеров, полякам понадобилось по меньшей мере два года.

Читайте также: Житомирский бронекорупційний. Как работают теневые схемы в оборонке

Сейчас Польша реализует амбициозную программу модернизации своих вооруженных сил на сумму около $40 млрд. Она предусматривает замену военного оборудования и техники новейшими системами, в частности ПВО, транспортными и ударными вертолетами и субмаринами. Программу запустил 2012 года тогдашний президент Бронислав Коморовский, а завершиться она должна 2022-го. С одной стороны, это создает серьезную потенциальную конкуренцию для Украины, ведь, реализуя свою программу, в частности беспрецедентного масштаба сотрудничества с ведущими иностранными производителями, Польша уйдет значительно вперед в плане технических разработок, мощностей и обучение персонала для обслуживания новых систем. С другой — это возможности. Буквально в январе этого года были сообщения о том, что Укроборонпром ведет переговоры о поставках украинских комплектующих для TP-91, основных боевых танков в Вооруженных силах Польши, а также заявил о готовности сотрудничать с поляками в программе модернизации истребителей Миг-29. На форуме же от представителей польской стороны звучали вопросы о том, когда будут изменения в законодательстве, которые урегулируют возможности совместногопроизводства. Однако заинтересованность с их стороны есть.

«Украине следует резко интенсифицировать свою военно-промышленную сотрудничество с Польшей, — заключает представитель одной из крупнейших военных корпораций США. — Поляки доказали, что являются надежными партнерами. Если у вас, украинцев, получится с ними, то получится и с нами, американцами».