Дело Олийныка. Аргументы сторон

15:33 2016-02-20 104 вoдитeль Олейник оно полицейский прокуратура

Рейтинг 2/5, всего 10 голосов

18 февраля полицейский Сергей Олейник шел на свой первый допрос в качестве свидетеля по делу о преследовании BMW со стрельбой, но уже вечером оказался под стражей. До этого, по словам его адвоката Евгения Музычука, полицейский давал лишь письменное объяснение в первые часы после события. В дальнейшем допросов или следственных действий с его участием не было.

18-го вызвали повесткой как свидетеля, при чем вызвали с десяток свидетелей, всех на одно время. Но Олейнику сразу вручили подозрение и начали допрос уже в статусе подозреваемого. Общения так и не завершили – пришлось прерваться на поездку в суд для избрания меры пресечения, — рассказывает представитель защиты полицейского.

Прокуратура просит в суде содержание под стражей без права залога. На такой суровости настаивают через тяжелую статью, по которой квалифицируют поступок Олейника – в подозрении говорится о свершившемся покушении на убийство водителя BMW Храпачевського и умышленное убийство его пассажира, Медведева. Формулируя риски, прокуроры также обращают внимание на юридическое образование подозреваемого как сопутствующий риск, за что подвергаются сарказм от присутствующих адвокатов.

Рассматривает просьбе прокуратуры судья Светлана Шапутько. Именно она присуждает меры для силовиков, подозреваемых в преступлениях против протестующих в 2013-2014 годах и по делам активистов и добровольцев.

Кроме того, этой осенью она умудрилась удовлетворить ходатайство «беркутовцев» об отстранении от расследования в «майдановских» делах одного из следователей Управления спецрасследований Генпрокуратуры. ГПУ добилась отмены постановления судьи и отвоевала обратно в состав следственной группы Яблонского, но судьи Шапутько этого не подарили и открыли производство, квалифицируя ее действия как вынесение заведомо неправомерного постановления. Что, вероятно, ставит в не очень удобное положение судью, когда она рассматривает ходатайство прокуратуры по резонансным делам.

Подозрение следователи сформулировали так:

«Примерно в 1:34 [после около 20 мин преследование, — УП] во время преследования, у Олейника С.В., который, будучи возмущенным дерзкими действиями водителя БМВ, который не реагировал на специальные сигналы полиции, возник умысел на совершение умышленного противоправного причинения смерти другому человеку путем превышения своих служебных полномочий С целью реализации умысла Олейник мгновенно разработал преступный план. План заключался в противоправном применении табельного оружия во время преследования авто с целью убийства лица, находившаяся за рулем».

Причем именно этими словами прокуратура аргументирует не только подозрение в завершенном покушении на убийство водителя (Г. Храпачевського), но несколькими страницами позже «применением табельного оружия с целью убийства лица, находившаяся за рулем» объясняет умышленное убийство пассажира, Медведева.

Для убедительности следователи предлагают частичное посмотреть видео погони со стрельбой.

«Я его пострелял»

О видео прокуроры предупреждают – оно немонтоване, но впрочем, неполное: это лишь часть погони со стрельбой. Также обращают внимание, чтобы присутствующие были готовы к ненормативной лексики.

Стартует видео примерно с середины гонки. Если верить подозрении, преследования машины на этот момент продолжается уже примерно 20 минут.

Зрелище и в самом деле производит отрицательное впечатление, не последнюю роль в этом играют комментарии самого Олейника. Полицейский колеблется: «Их там четверо в машине, что делать, стрелять?», кроет водителя нецензурной бранью, в сердцах бросает о том, что «убил бы», и в конце концов начинает стрельбу в направлении автопорушника прямо во время движения обоих авто.

Напарник Олейника перед этим неоднократно предупреждает водителя BMW о возможности применения стрельбы, постоянно дает команды остановиться.

Несколько раз BMW останавливается, но как следует даже из текста подозрения, ни разу по собственной воле: однажды машину заносит и разворачивает, другой раз полицейским удается ее частично заблокировать, а окончательно автомобиль останавливается в связи с повреждениями, причиненными полицейскими.

В момент одной из остановок, как считает прокуратура, и был совершен выстрел, который повлек гибель Медведева. Это выстрел, который был осуществлен в боковое окно водителя. При этом:

Выстрел в боковое окно водителя не повреждает водителя, но повреждает пассажира по ним;

Входное отверстие смертельного ранения находится на левой части спины погибшего, на уровне 11 ребра, раневой канал направлен сзади-наперед, снизу-вверх, слева-направо;

У погибшего есть еще легкое ранение в левую рук;

Следствие никаким образом не объясняет, как было выяснено, что именно этот выстрел нанес смертельное ранение, а не, например, ранение в руку;

Остановки автомобиля (исходя из подозрения, они не зависели от воли водителя во всех трех случаях, и были вынужденными), продолжаются, судя по видео, буквально несколько секунд. Двигатель при этом не глушився, и водитель буквально сразу восстанавливал побег, резко сдавая назад или в сторону. В одном из эпизодов BMW, начиная движение, протягивает на себе полицейского.

На видео, впрочем, заметно, что Олейник осуществляет выстрелы по автомобилю в целом, а не только по колесам.

Продолжая погоню, он делится с напарником: «Я его пострелял», «Уже все окна побиты», «Уже и другие [экипажи] начали стрелять, видел?». По дороге он докладывает диспетчеру о пути погони, просит подмоги у патрульных Голосеевского района в блокировании и преследовании авто, и докладывает о применении табельного оружия.

Исчезающий умысел

После просмотра видео защитники полицейского сразу же замечают – понимают, какое впечатление может произвести лексика подзащитного, но это всего лишь слова, сказанные в запале, не свидетельствуют об умысле. Также проходятся по квалификации:

О какой завершенное покушение на Храпачевського может идти речь, если его живого и целого задерживают, и никто убить его не пытается, хотя возможность имеют? – спрашивает у прокуроров один из защитников.

Один из адвокатов полицейского, Евгений Музычук, обращает внимание на то, что прекратить правонарушения является обязанностью полицейского, и если бы он этого не сделал, и авто бы кого-то сбило, то тогда этого же полицейского судили бы за служебную халатность.

Водителя много раз просили принять вправо, остановиться, Олейник много раз передавал товарищам информацию, просил заблокировать автомобиль нарушителя. Умысел на убийство водителя в эти мгновения исчезал, а потом снова появлялся? – настаивает Музычук.

Прокурор в свою очередь замечает, что видео не комментировать, поскольку оно говорит само за себя. Подчеркивает, что, по его мнению, полицейский совершил преступление с особым цинизмом, поскольку после задержания не поинтересовался куда попал погибшему. Также акцентирует, что Медведеву не была оказана первая помощь. Этот тезис опровергает присутствует в зале Мустафа Найем, который напоминает, что комбат и другие полицейские в течение 10-ти минут пытались реанимировать парня.

Прокурор настаивает – об умысле свидетельствуют слова Олийныка во время погони. Он еще раз цитирует подборку фраз, что больше всего компрометируют полицейского.

Адвокат же напоминает – Олейник сотрудничает со следствием, не пытался повредить или уничтожить регистратор, передал его сразу следователем, не отказывается давать показания и дает их по существу.

Полицейского готовы взять на поруки около 20 народных депутатов, чьи заявления зачитывает судья. Двое из них – Антон Геращенко и Мустафа Найем — присутствующие в зале. Подтверждая свои обязанности как поручителя, последний уверяет – действительно отвечает за то, что Олейник будет приходить на все следственные действия и судебные заседания.

Когда судья уходит в совещательную комнату, в суд приезжает глава Национальной полиции Хатия Деканоидзе. Она лично здоровается со всеми присутствующими полицейскими, но до оглашения решения суда от комментариев воздерживается. В зале суда, слушая приговор, заметно волнуется.

Под стражу

Решение судьи Шапутько – 60 суток содержания под стражей для полицейского Олейника.

Деканоидзе дает короткий комментарий – она жалеет, что суд принял такое решение, ведь полиция демонстрирует открытость и полностью сотрудничает со следствием.

Он [Олейник – Ред.] сам осознанно пришел в прокуратуру, осознанно пришел в суд. Самое главное достижение полиции – мы открыты, — настаивает она. Напоследок напоминает журналистам, что пока вину полицейский не признал суд, его нельзя называть «убийцей».

Для адвокатов решение суда становится неожиданностью, как и для родных.

Знаете, конечно мы обсуждали возможность того, что возьмут под стражу, но надеялись все же на лучшее, — скажет отец уже позже, когда Олейника повезут в ИВС.

Из-под суда же еще долго не расходятся патрульные полицейские. Под впечатлением от видео и расследование инцидента они делятся выводами: во время преследования теперь стоит комментировать все, что происходит вокруг, озвучивать голосом то, что попадает в регистратор, и особенно то, что может не попасть в кадр. «Например, красный свет светофора, когда он человека чуть не сбил, проезжая мимо».

Водитель вне подозрений

В отношении водителя BMW, как комментирует один из полицейский адвокатов Татьяна Зелькина, в отношении него Голосеевском РУ ЧП открыто так называемое «фактове» уголовное производство по статьям 345 ч.2 и ст. 309. По словам Зелькіної, прокуратура полностью парализует это расследование, Храпачевський даже не допрошен, а прокуратура отказывается предоставлять материалы для этого производства, в частности экспертизу повреждений полицейского. Адвокат отмечает, что во время преследования водителем BMW были совершены действия, которые могут быть расценены как покушение на убийство полицейского.

Адвокат Музычук в свою очередь указывает на недопустимость отдельного рассмотрения правонарушений Храпачевського и действий полицейских. Именно нарушения, которые, по мнению Музычука, совершил Храпачевський, — в том числе, наезд на полицейского, — заставляли действовать патрульных действовать так, как они действовали.

Сравнить с Садовником

Адвокат погибших на Майдане семей Небеной сотни Евгения Закревская сравнивает риски, которые были в этом деле со стороны подозреваемого с рисками по делам «беркутовцев», причастных к преступлениям в отношении протестующих, в том числе убийств.

Закревская подчеркивает, что основанием для взятия подозреваемого под стражу является наличие обоснованного подозрения одновременно с наличием рисков:

— сокрытию (например, как Дмитрий Садовник и другие 17 беркутовцев спецроты в деле о расстреле на Институтской, Виктор Тиндюк в деле убийства Юрия Вербицкого, Таваккул Рагимов в деле о пытках Оплотом майдановцев)

— уничтожение доказательств (например, как уничтожение документации по расстановке сил, уничтожение карточек-заменителей оружия, уничтожение самого оружия в деле о расстреле на Институтской, уничтожения оперативного видео в деле относительно побоища и убийств в Мариинском парке и на Институтской 18.02.2014)

— воздействия на свидетеля или потерпевшего (например, как в деле о пытках представителями Оплота майдановцев)

— препятствование следствию и суда иным образом.

— В данном случае в отличие от ситуации с майданівськими делами, патрульная полиция обеспечила сохранение доказательств и предоставила все доказательства для установления истины по делу: оружие, журналы, аудио — видеозапись. Собственно сам подозреваемый и свидетели-полицейские не ссылаются как обычно на 63-ю статью или ничего «не видят-не слышат-не помнят», а дают показания, описывают события, которые происходили. То же когда говорят, что патрульных руководство вигорожує как когда-милиционеров, мне очень странно… Кстати, патрульные полицейские отстранены. В отличие от, например Олега Янишевского, заместителя командира «Беркута» Кусюка, который более чем полтора года после расстрела находился на посту, — отмечает Закревская.

Участие в фабрикации дел протестующих

Игорь Луценко, один из депутатов, который сообщал суду о своем желании взять на поруки полицейского, в субботу, 20 февраля заявил, что Сергей Олейник фабриковал дела против избитых протестующих во время своей работы следователем. В частности, в СИЗО через его ходатайство попал Денис Сергиенко, которому шили уголовное «хулиганство» (статья 296, ч.3 Уголовного кодекса Украины, от 2 до 5 лет лишения свободы).

На видео, которое демонструвалось в суде, и действительно слышно, что Олейник, представляясь диспетчеру «Киев-55» объясняет, что к работе в патрульной полиции был следователем Оболонского райуправления.

Луценко объясняет, что решил подробнее изучить дело патрульного, которого брал на поруки, чтобы подготовиться к апелляции, и его насторожил период работы следователем Олейника в Оболонском РУ.

Я обратился к своим коллегам по «Автомайдана», которые системно работают с этим вопрос. И они подтвердили – действительно, следователь Оболонского РОВД Олейник С.В. допрашивал минимум одного задержанного «Беркутом» «автомайданівця» Дениса Сергиенко, сфабриковал против него дело по статье 296, часть 3 (хулиганство, сопротивление представителям власти), и на основании тех фальсификаций внес в суд ходатайство о содержании Дениса Сергиенко под стражей в течение 2 месяцев. Это ходатайство, разумеется, ручной судья Оболонского райсуда города Киева Оробец Ю.П удовлетворил. Так Сергиенко «закрывали» на 2 месяца, — пишет на своей странице в Facebook Луценко.

Сергиенко был задержан 23 января 2014 года, во время так называемой засады «Беркута» на автомайданівців. Тогда люди, которые бросились на крик о помощи в эфире рации «Zello» в больницу, попали в засаду на Крепостном переулке и улице Щорса. Их были избиты и задержаны, их вывозили в лес и пытали, а на утро развезли по райотделах, где против них же открыли уголовные дела.

По данным источников из следствия, тогда еще следователь Сергей Олейник конвейером за менее чем сутки постановил о задержании Денисенко, подготовил и предъявил ему подозрение в уголовном преступлении, а также подал в суд ходатайство о заключении под стражу в отношении Сергиенко.

В реестре судебных решений зберіглась определение (http://reyestr.court.gov.ua/Review/37212348 Апелляционного суда, в которой говорится о ходатайство следователя Оболонского РУ Олейника С.В. о применении меры пресечения в отношении гражданина, которому предъявлено подозрение по статье 296 ч.3. Ходатайство было удовлетворено Оболонским районным судом 24 января.

«Так, коллегией судей установлено, что в ходатайстве следователя [Олийныка С.В.], в нарушение требований ч. 1 ст. 194 УПК Украины, немотивированная недостаточность применения более мягких мер пресечения. Заявленные в ходатайстве следователя риски, хотя и существуют, однако, с учетом данных личной жизни подозреваемого ОСОБА_2, имеют незначительную степень опасности и в своей совокупности являются основаниями для применения в отношении ОСОБА_2 более мягкой меры пресечения, чем содержание под стражей», — говорится в постановлении Апелляционного суда.

Адвокат Закревская обращает внимание: в уголовном производстве по фабрикации дел против протестующих, которое тогда долго расследовала прокуратура Киева, у прокуроров были все шансы проявить решительность и принципиальность и привлечь следователя Олейника С. А. среди десятков других следователей и прокуроров к уголовной ответственности за 372, 365 ст. УК (привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности; превышение власти и служебных полномочий).

Оснований было более, чем достаточно. И тогда, вероятно, у следователя милиционера Олейника С.В. было бы гораздо меньше шансов стать патрульным полицейским С Олейником.В. и далее по хронологии… Но нет, этого сделано не было. Преступления милиционера Олейника С.В. и десятков таких, как он прокуратуру. Киева не интересовали и не интересуют. В пятницу, 19 февраля, например и сама судья Шапутько, которая взяла 18 февраля под стражу полицейского Сергея Олейника, отказала в применении аналогичной меры пресечения в отношении милиционера-беркутовца Сергея Цинарідзе. Того самого Цинарідзе, который тогда же, 23 января 2014 и совершил нападение на протестующих на вул. Щорса. Почему? Потому что милиция, прокуратура, суд — это единая система, единый организм, которые прекрасно сосуществуют. Зато полиция, патрульные — это что-то инородное, совсем не родной для этой системы, — комментирует Закревская.


Иран ввел санкции против 15 фирм США
Иран ввел санкции против 15 фирм США
16:16 2017-03-26 7

В РФ удивлены и разочарованы новыми санкциями от США
В РФ удивлены и разочарованы новыми санкциями от США
14:17 2017-03-26 7

В Болгарии проходят досрочные парламентские выборы
В Болгарии проходят досрочные парламентские выборы
12:16 2017-03-26 8

США ввели санкции против восьми компаний России
04:15 2017-03-26 10

США ввели новые санкции против российских компаний
23:16 2017-03-25 13

Джейк Джилленхол сыграет в фильме о борьбе с ИГИЛ
21:19 2017-03-25 11

Не менее 16 человек погибли в результате авиаудара по тюрьме в Сирии
13:18 2017-03-25 12

В США снимут фильм о войне американца с ИГИЛ
03:18 2017-03-25 13

США ввели санкции против 30 компаний и лиц за ядерные программы
03:16 2017-03-25 9

США ввели санкции против компаний и людей в 10-ти странах
19:16 2017-03-24 14