Они здесь с самого края

16:55 2016-02-11 106 вoйнa волонтер все делать оксана

Рейтинг 3.5/5, всего 10 голосов

К сожалению, херсонский кладбище Геологов, где с недавних пор открыт мемориал погибшим в АТО воинам, раскинулся далеко от центра, на самой окраине. Туда трудно добраться, но именно оттуда стоит начинать осмотр города всем гостям. Там лежат люди, которые ценой собственной жизни изменили свою малую родину до неузнаваемости, превратив малоприметный русифицированный провинциальный областной центр в настоящий форпост украинского духа.

С Оксаной Набєговою мы встретились в самом центре Херсона возле символического памятника Небесной сотни (его переоборудовано с постамента свергнутого большевистского идола, что маячил перед облсоветом). Пока что этот импровизированный памятник, но Оксана уверена: «Война когда-нибудь закончится, и его сделают другим». А сегодня он такой: флаг, надпись «Слава Небесной сотне», внизу огромный баннер с фотографиями погибших на войне солдат. Пока что они не все. 30. Так было, когда его обустраивали. Сейчас количество по меньшей мере удвоилось. Среди фотографий — и лицо ее сына Ромчика, который пал под Іловайськом. Ушел добровольцем. Было 28 лет. «Символический мемориал в центре города создан по инициативе волонтеров и активистов, — говорит Оксана, — ну и, конечно, при поддержке власти».

Между одинаковыми рядами одинаковых гранитных крестов гуляет ветер. Шелестят на мачтах флаги. С фотографий на надгробиях улыбаются почти юные лица героев. Здесь похоронено 16 воинов, которые жили в Херсоне. «Проект по обустройству воинского захоронения начинался еще в феврале 2015 года, — говорит Оксана, — сначала им тоже занимались активисты и семьи погибших, а затем подключилась власть, выделила средства». Оксана склоняется возле могилы сына, кладет цветы и зажигает свечу.

Воинские захоронения на кладбище появились после Иловайска. Тогда сразу погибло очень много ребят. Для города это был настоящий шок. Оно мгновенно переменилось, потому что ушли лучшие. Еще необстрелянные попали в самое пекло.

Читайте также: Владимир Миколаенко: «нельзя из-за прихоти лидеров мешать работать политическим силам на местах»

«Руслан Старчоус, командир батальона, погиб еще до выхода, 25 августа 2014-го, — рассказывает Оксана. Вот его водитель, а вот Паша Мазур… Также под Іловайськом. Тот крайний парень — Кирилл Григорук — вообще приехал из Испании. Его семья вся там, а он, когда началась война, вернулся сюда. Убитый в Иловайске, в другом месте. Влад Ковалев, муж нашей Виктории, — также в Иловайске. Саша Райхер, 18 лет, «Правый сектор»… Когда погиб, встал вопрос, как быть, ведь ПС ни к кому не принадлежал ни к МВД, ни к ВСУ, но власть без вопросов взяла все на себя. А вот Миша Шульц, такой талантливый мальчик, его папа — священник Киевского патриархата. Все они очень достойные ребята. Любимые дети, в которых вкладываешь все… Чтобы у них жизнь сложилась, перспективы были хорошие…»

У мемориала уже есть две свежие могилы. Он расширяется… Прошу рассказать о Романе, спрашиваю, отговаривала сына идти на войну. «Он не признавался, что отправляется в АТО, говорил, переводится в Киев». Лишь впоследствии, просматривая сыну документы, узнала, что он четыре раза подавал рапорт, чтобы направили в зону конфликта, но получал отказ. Хорошего следователя не хотели отпускать с работы. А был действительно хорошим следователем. Ночью с друзьями на Майдан, днем на работу. Как впоследствии рассказывал начальник, приходил уставший, с синяками под глазами. Их было трое друзей, двое в милиции, третий в прокуратуре. Когда из Крыма должны приехать тітушки, они в балаклавах и с битами ждали на вокзале, чтобы не пустить тех в город. А как только все началось, выезжал на границу. «Бегал там с автоматом», — говорит женщина. Подробностей не знает, потому что сын мало рассказывал о своей работе. Почти ничего. В конце концов, написал письмо Авакову и его таки приняли в батальон «Миротворец».

«У нас люди, что понимают, в какой стране живут, должны быть намного сильнее. Потому что их меньше. Один к десяти, и каждый должен быть за тех десятерых…»

По дороге до города говорим о волонтерах. Их в Херсоне много. Причины: и география, и новые реалии. Крым под боком, до зоны АТО рукой подать. Каждый занимается чем может. Жена еще одного погибшего под Іловайськом бойца, Виктория Вагнер, учредила областное коммунальное некоммерческое предприятие «Оберег», которое помогает семьям погибших и военнослужащим. Священник УПЦ КП отец Вячеслав постоянно возит помощь ребятам: и на линию соприкосновения, и на полигон «Широкий Лан», где происходит обучение. Кто-то устанавливает мемориальные таблицы, кто-то собирает деньги, кто-то гоняет машины из зарубежья на нужды воинов. «Но помогать фронту становится все труднее, — признается Оксана. — Сложно с финансами. Труднее собирать. Пожертвования уменьшились. Потому что люди не могут все время регулярно помогать. Есть, конечно, единицы, которые даже себе в чем-то отказывают и делают. Но большинство — нет. Да и волонтеры «изнашиваются». Начинают болеть, сами нуждаются в поддержке, потому что все это не проходит без последствий. «У нас люди, что понимают, в какой стране живут, должны быть намного сильнее. Потому что их меньше. Один к десяти, и каждый должен быть за тех десятерых…» «Познакомлю вас с одним волонтером, — предлагает женщина, — Олегом Баркаренком. Эти флаги на мемориале ставил он. И у всех ребят на могилах по области ставит, не ленится даже дальние деревни объезжать».

Олег — частный предприниматель, имеет два магазины спортивного снаряжения. Когда начался захват Крыма, перекрасил фасад одного (того, что со стороны полуострова) в цвет украинского флага. Чтобы проезжая каждый видел, кто здесь хозяин. Сейчас во второй лавке устроил столовую для бездомных. Ежедневно кормит 60-70 человек. Называет их людьми, которые попали в тяжелые жизненные обстоятельства. «А куда их девать? У нас делают вид, будто таких нет. Но каждый может в этих условиях оказаться. К людям надо относиться так, как хочешь, чтобы относились к тебе». Все вспоминает армянский мультик, где была фраза «Делай добро и бросай его в воду. А там уже как получится».

Олег занимается кучей самых разнообразных проектов. Гонял машины для 79-й бригады и для Нацгвардии. Помогает бойцам на передовой. Совместно с другими предпринимателями организовал поздравление детей погибших воинов на Св. Николая и постоянную акцию поздравления их с днем рождения. Установил с друзьями более 40 мемориальных досок и более 50 флагов на могилах героев. Рассказывает: «Когда начали гибнуть ребята, хотелось отметить их — тех, кто отдал жизнь за нашу независимость, свободу. Они сделали это не задумываясь. Почти все говорили своим женам: идем туда, чтобы враг не пришел сюда. Была инициативная группа. Частные предприниматели, которые давали гранит, художники, которые оформляли, и все они говорили: о деньгах не может быть и речи».

С недавних пор Олег, депутат Днепровского района Херсона, строит социальный центр, который планирует использовать как бесплатный отель для 18 воинов, что будут приезжать на реабилитацию из районов. «Они, — говорит, — своим здоровьем уже заплатили». И признается, что заработал авторитет городского сумасшедшего, потому что мне «больше всех надо». Но, похоже, репутация его отнюдь не огорчает. Наоборот. Встречая тех, кто заявляет, что не будет помогать солдатам, потому что против войны, за мир, сразу берется перевоспитывать. «Если вы за мир, не хотите заниматься пацанами, войной, то есть те, кому холодно. Так сложилось, что у них нет дома. Сделайте что-то для них. Будьте хоть чем-то полезны. Обращайтесь

по-человечески».

Читайте также: Причерноморский форпост

«Я не был на Майдане, — добавляет на прощание Олег, — но каждый раз, приезжая в Киев, иду туда, чтобы получить энергию и ощутить, что я на правильном пути. Получил толчок — и дальше».

Рассказывать о херсонских волонтеров можно если не бесконечно, то очень долго. И не вспомнить протоиерея Сергея Чудиновича, настоятеля Свято-Покровского храма УПЦ КП было бы совсем нехорошо. Ну хотя бы потому, что он первый священник, который начал возить помощь на линию разграничения с Крымом, а до тех пор все время был на херсонском Майдане. Отец — колоритный и интересный собеседник, а еще очень активный в социальном плане. Он, конечно, заявляет, что не волонтер, а только капеллан, но это уже детали. На самом деле он никогда не ездит в солдат или пограничников с пустыми руками. Первую свою службу для военных отправил на границе с Крымом еще 3 марта 2014 года, когда все только начиналось. Говорит, отправился туда из любопытства и немного из страха увидеть, что происходит, собственными глазами. «Чего я туда поехал? А как ты тут усидиш?! Есть вещи, которые не объяснить. Если ты христианин, то должен действовать как христианин. Когда люди заявляют, что они за мир, но ничего не делают, они паркетные христиане. Мы живем во время, когда постоянно надо делать моральный выбор. Христианин — это человек, который постоянно развивается. Она всегда поедет на границу, когда у нее есть возможности, транспорт и тому подобное. Здесь среди волонтеров нет героев. Здесь обычные простые люди, работают как могут и как понимают. И лезть в свое дело также не позволяют. У нас есть разные волонтеры, разных взглядов, и не только религиозных».

До войны отец работал в хосписе, занимался заключенными. Сейчас признается, что немного забросил эту деятельность. Нет когда. Все его время забирает капелланство. О своей работе рассказывает немного. Говорит, когда был только Крым, собирал на площади по 5-7 тыс. грн за день, покупали на эти деньги в секонд-хенде ботинки, разгрузочные жилеты, камуфляж. Они тогда еще дешево стоили. Недавно посчитал: за первый год через церковь 150 тыс. грн прошло, «это для нас очень большая сумма». Потом изменил тактику. «Волонтерство предполагает определенные денежные потоки, и я решил: когда этого невозможно избежать, нужно иметь разумный подход. Поэтому не стал ни с кем заводить материально-финансовые отношения. Есть возможность — помогаем. Мы не ставили себе цель решить проблемы тыловой службы в армии. Завтра еду к певеошників в степь. Что-то там насобирали, даже толком не знаю что. Кто принес одеяло, кто — сигареты, кто — то-кофе. Это все берется, приготовленное прилагается — и везем».

«Никогда не делай того, за что не смог бы отдать жизнь, — резюмирует батюшка. — Это приблизительный девиз херсонсьых волонтеров и активистов. Мне так кажется. Мы же здесь с самого края. Когда что-то треснет, то первые на раздачу…»


Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
07:22 2017-05-24 7

В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
20:17 2017-05-23 19

В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
18:23 2017-05-23 18

«Исламское государство» взяло ответственность за теракт в Манчестере
16:19 2017-05-23 16

Офицер из Новосибирска погиб в Сирии
07:22 2017-05-23 20

Названы темы неожиданных майских переговоров Путина и Макрона
20:15 2017-05-22 9

В Сирии погиб еще один путинский «ихтамнет»
16:15 2017-05-22 28

Все сирийские повстанцы покинули город Хомс
08:17 2017-05-22 12

«Мумия»: финальный удлиненный трейлер выдал «козыри» фильма
22:20 2017-05-21 14

Вася Обломов высмеял российское телевидение в новом клипе
21:22 2017-05-21 30