Причерноморья: Сложная реальность, большие перспективы

17:55 2016-02-09 70 власть все партия регион Херсон

Рейтинг 2/5, всего 7 голосов

Это достаточно интересный регион, жители которого, как и многих других лоскутков Украины, свято убеждены, что их край почти стопроцентно напоминает Украину в миниатюре, имеет свой проукраинский Запад, пророссийский Восток, условный Донбасс и даже Днепр, который делит всю эту модель на две части. Появление красочной Украины в миниатюре в причерноморских степях связана с различными волнами заселения региона, но особенно на него повлияли две последние. После Голодомора на место вымерших украинцев сюда завезли много этнических русских, а после Второй мировой войны переселили немало депортированных «пособников» УПА. Привозили целыми селами и селили преимущественно на правобережье Днепра. Как результат — жители большинства сел Бериславского и Белозерского районов всегда были проукраински настроены. Не стоит забывать, что исторически это казацкая территория, где поселения возникли на местах запорожских зимовников задолго до того, как появился сам Херсон.

Разница между жителями правобережья и левобережья Херсонщины существенная, говорят местные краеведы, и основывается она еще и на устоявшемся образе жизни, возникший на основе как исторических, так и географических особенностей. На левобережье, особенно в степных селах, которые во многом зависимы от централизованной поддержки государства, где часто нет работы, хозяйство держится на искусственном подведении воды, часто все решает такой себе сельский барон, что почти всегда находится на стороне власти. Фактически здесь создалась особая современная форма крепостничества. Зато там, где каким-то образом сохранились казацкие традиции, да еще и пропитаны бандеровским духом, жильцам обычно присущи выразительные освободительное черты, которые, правда, проявляются также начиная с образа жизни. Куркульська самостийная удача здесь испокон веков культивировалась.

Читайте также: Возвращение степи

Впрочем, стоит заметить, что описанный выше разделение нечеткий, довольно условный. Везде есть вкрапления, которые совсем не соответствуют общим характеристикам. И сама Новая Каховка, которая строилась в 1950-е как «социалистический город», была заселена рабочими со всего Союза. Там еще и сейчас доживает свой век немало военных пенсионеров, а потому не удивительно, что электоральные предпочтения этого куска Херсонщины мало вписываются и в первую, и во вторую модель. Генический район, который до недавнего времени считался совершенно пророссийским, тоже не совсем такой. Здесь проживает большая крымско-татарская община, и вполне логично, что именно сюда прежде всего устремляют свои взоры беженцы из оккупированного Крыма.

После обретения Украиной независимости Херсонщина довольно долго была полностью красным регионом, базовым для коммунистов, социалистов и братской им крестьянской партии. Ярче всего это проявилось во время президентских выборов 1999 года, когда мечи скрестили тогдашний президент Леонид Кучма и лидер КПУ Петр Симоненко. Херсонщина поддержала последнего, но в целом победил Кучма, и с тех пор регион должен в определенной степени быть благодарны Леониду Даниловичу за декоммунизацию. В области произошли серьезные кадровые чистки. После окончания этой «кадровой чехарды», как окрестил ее сам Кучма, Херсонщина выбыла из красного пояса.

В 2014-м постепенное количественное увеличение сознательных граждан вылилось в качественное, Херсонщину накрыла патриотическая волна, а политически активные группы поменялись местами

Впрочем, утверждать, что на Херсонщине с тех пор перестала существовать любая оппозиционность властям, ложно. Довольно сильную поддержку какое-то время и дальше имели в регионе социалисты. В частности, Станислав Николаенко, один из соратников лидера Александра Мороза. Все закончилось лишь тогда, когда Мороз в 2006 году пошел на сговор с регионалами. Электорат чувствовал себя преданным и перестал за них голосовать. Похожая история впоследствии случится на Херсонщине и с «Родиной», что в какой-то момент не оправдает потрясающей поддержке своих сторонников и будет вынуждена уступить более национально ориентированным партиям. Впрочем, это будет несколько позже, уже после Революции достоинства.

Отдельно следует упомянуть о присутствии в регионе проукраинских партий. Со времени провозглашения Украиной независимости они существовали здесь постоянно, правда, никогда не имели массовой поддержки, а потому не представляли для провластных сил особой проблемы. На Херсонщине, говорят эксперты, власть никогда не боролась с патриотической оппозицией, которая здесь всегда занимала четко определенную нишу, собирая свои 20-30%. Кое-кто даже склонен усматривать в этой коллизии наличие определенного неформального пакта о ненападении: вся собственность и власть в руках провластных сил, а культурная нива за украинцами. Но иначе, возможно, и не могло быть. Ведь, как не крути, Херсонщина не найукраїнськіший из регионов юга страны, где украинцы на 2001 год составляли аж 82%. Достаточно активная и, что важно, постоянная культурная работа украинских патриотов со временем дала неожиданный результат. В 2014-м постепенное количественное увеличение сознательных граждан вылилось в качественное и Херсонщину, которую невежды приписывали к «русского мира», накрыла патриотическая волна, а политически активные группы поменялись местами.

В начале 2000-х годов согласно результатам опроса, проведенного в Херсоне, большинство граждан хотели видеть президентом именно Путина, ибо собственный их почему-то не устраивал. Однако, когда Путин напал на Украину, в частности и на Херсонщину, небольшая часть которой некоторое время находилась в оккупации, эти грезы были похоронены навсегда.

Читайте также: Александр Сєнкевич: «Нет любви к России. Есть проблемы с экономикой»

В целом электорат Херсонской области и сегодня остается неизменным. Пророссийски настроенных здесь все еще 25%, проукраински — 30%, остальные — это так называемая пассивная большинство. Вследствие шока и под угрозой войны она мгновенно определилась со своими предпочтениями, и те патриотические украинские политические партии, которые раньше всегда довольствовались вторым местом, вдруг вышли на первое. Это был самый большой багаж 2014 года, который проявился на выборах президента, потом в ВР, а далее закрепился на местных. Конечно, пророссийские избиратели никуда не делись. Они либо не пришли на выборы, или голосовали за ОБ, «Наш край», «Возрождение» Партию местного самоуправления. Впрочем, как бы там, но впервые за много лет была сломана региональная электоральная традиция. В Херсоне на смену многолетнему мэру Владимиру Сальдо, которого нередко обвиняли в коррупции, но который, впрочем, говорят, был не худшим управленцем, пришел Владимир Николаенко, которого поддержал местный Майдан. Произошли изменения и на уровне области. В настоящее время председателем облсовета есть такой себе Андрей Путилов, что много лет пытался стать городским головой Херсона, но в конце в 2012 году как кандидат от объединенной оппозиции попал в нардепы, оттуда сначала сел в кресло главы ОГА, а теперь сменил его на надежнее.

Региональная элита ожидаемо подрейфувала к БПП, а патриотически настроенный электорат, который ранее голосовал преимущественно за «Батькивщину», на этот раз качнулся в сторону радикальных политсил. Во-первых, в «Родине» произошел раскол. Одного из аксакалов местной ячейки, нынешнего мэра Херсона Владимира Миколаенко, который имел немалую поддержку в городе, пытались вытеснить из партии. Во-вторых, туда пришли новые люди, которые ранее не были с ней связаны. Например, малоизвестный бизнесмен Владислав Мангер, что якобы был помощником-консультантом экс-регионала, а ныне сепаратиста Алексея Журавко, стал вторым номером в партии, а когда откровенно, то ее главным финансистом. И хотя такую ротацию благословила сама Юлия Тимошенко, это не понравилось многим избирателям. Провал «Родины» в Херсоне — показатель уровня политической ответственности. Святое место пустым не бывает, а поэтому его успешно заняли «Свобода», СПЧ и УКРОП. Впрочем, это не решило проблемы. Такой вирус, как межвидовой борьба, на Херсонщине также присутствует. И хотя де-факто к власти как в городе, так и в области пришло несколько сильных групп, между ними сразу началась очень заметная конкуренция.

Впервые это прояснилось осенью 2004 года, когда представители БПП Спиваковский и «Батькивщины» Одарченко решили посоревноваться на парламентских выборах. Спиваковский — представитель элиты, которая быстро перешла на сторону власти, но его поддержали активные участники Майдана. По Одарченко также стояли майдановцы. Это был первый раскол, подогретый немалым противостоянием, которое продемонстрировало отсутствие единства. Дальше все пошло по накатанной.

Читайте также: Владимир Миколаенко: «нельзя из-за прихоти лидеров мешать работать политическим силам на местах»

Сегодня на уровне области и города есть две разные попытки наладить конструктивную работу власти. Председатель облсовета Андрей Путилов решил поставить на стабилизацию, пытаясь договориться не со всеми ключевыми игроками, и это ему пока что удалось. Он опирается на БПП, РПЛ, «Наш край» и даже ОБ. Представители всех этих политсил заняли руководящие должности. И хотя равновесие все еще очень шаткая, она по крайней мере заметнее, чем на местном уровне: главе Херсона Миколаєнку так и не удалось найти союзников. Это, безусловно, мешает развиваться городу. И горожане уже начинают роптать, что мэру не хватает жесткости и инициативности. В то же время едва ли не главная проблема Херсона, на которую чаще всего обращают внимание, — это неизменность старого управленческого аппарата. Новая власть пришла, очень омолодился состав советов, в Херсоне аж на 70%, но старые управленцы остались. Смена кадров не состоялась. А она позарез нужна. Безусловно, есть серьезная нехватка людей, особенно квалифицированных. Но эксперты все же уверены, что патриотически активная молодежь, хоть и не квалифицированная и не имеет управленческих навыков, все же могла бы изменить старых коррупционных профессионалов. И такая замена со временем дала бы лучшие плоды.

Сейчас Херсонщина переживает непростые времена. Волею судьбы ей пришлось стать приграничным регионом и принять немало новых вызовов, на которые приходится реагировать. Но, несмотря на все проблемы, ситуация здесь все же вселяет оптимизм. Прошла волна декоммунизации, десятки идолов коммунистических идолов навсегда исчезли с карты этого края, а настроения населения не только качнулись в сторону патриотизма, но и серьезно переформатировались, и хочется верить, что навсегда. Херсонщина больше никогда не будет ни красным поясом, ни потенциальной

кирпичом «русского мира».


Курдский вопрос: Анкара соблазнилась политикой вмешательства в дела Сирии
Курдский вопрос: Анкара соблазнилась политикой вмешательства в дела Сирии
13:55 2017-03-23 2

Убийца Вороненкова был ранен и отправлен в больницу
Убийца Вороненкова был ранен и отправлен в больницу
13:40 2017-03-23 5

Синоптики ждут похолодания в Москве
Синоптики ждут похолодания в Москве
12:40 2017-03-23 2

Песков: деятельность российских банков на Украине находится в опасности
12:35 2017-03-23 1

ЛНР: Пожар на военном складе устроили бойцы ВСУ, чтобы скрыть недостачу снарядов
11:35 2017-03-23 4

Россияне живут «без царя в голове»
11:25 2017-03-23 2

Глава Крыма призвал к бойкоту «Евровидения» и пригласил Самойлову в гости
10:25 2017-03-23 7

Двух менеджеров Сбербанка подозревают в мошенничестве на 40 миллионов рублей
10:05 2017-03-23 24

Кораблям ВМФ России разрешили швартоваться у филиппинских берегов
10:00 2017-03-23 7

Из населённых пунктов вблизи склада в Балаклее эвакуированы около 20 тысяч человек
09:20 2017-03-23 6