Что слушал Тевье-молочник?

11:22 2016-02-07 81 еврейский иза клезмер мелодия музыка

Рейтинг 1/5, всего 8 голосов

«Они играли кто на скрипке, кто на альте, кто на контрабасе, на трубе, флейте, фаготе, на арфе, цимбалах, балалайке, барабанах и тарелках. Были среди них и такие, что умели выполнять самые сложные мелодии на губах, гребешках, зубах, на стаканчиках или горшочках, на участке деревья и даже щеках» — так один из современных ему клезмерских капелл описал Шолом-Алейхем, без внимания которого не остался яркий музыкальный феномен евреев-ашкеназів — клезмер. Наряду с троїстою музыкой, кобзарями и лирниками эта веселая музыка неслась и на улицах украинских городов и городков, в которых евреи жили рядом с украинцами и представителями других народов. Когда раздавался клезмер, не было ни христианина, ни иудея — веселились все.

Мазл Тов!

«Клезмер — это одна из украинских народных музыкантов», — рассказывает Неделе кларнетист и фронтмен киевского клезмер-бэнда Pushkin Дмитрий Герасимов. Название музыкального направления «клезмер» происходит от двух слов иврита: «кли» и «земер», то есть «музыкальный инструмент», и обозначает одно из течений народной инструментальной музыки евреев-ашкеназів, что обитали на территории Центральной Европы и разговаривали на языке идиш. Наряду с ней существует музыкальная традиция евреев-сефардов, которые изначально жили в Испании, на Майорке и Мальте, разговаривали на языке ладіно, которая вылилась в такие музыкальные жанры, как транкіло, фадо-ладіно, алегриас, булерія, фанданго, солеа, развивающиеся в Испании, Италии, на Карибах и в Латинской Америке. Клезмер — это народная еврейская светская музыка, которая существовала наряду с религиозной музыкальной культурой хасидов.

Впервые в XIV–XV веках «клезмерами» стали называть музыкантов еврейских общин разных земель Германии и соседних стран, в частности Польши и Литвы. В Речи Посполитой веком позже клезмерів не принимали в цехи музыкантов-христиан, что заставляло их объединяться в отдельные профессиональные сообщества. Так, известно, что клезмерська гильдия существовала в XVII веке в Праге, которая предоставляла музыкальное сопровождение вне синагоги в дни веселых праздников Симхат-Тора и Пурим, а также шествия внесения свитков Торы в синагогу. Первые нотные фиксации мелодий, которые исполняли клезмеры, принадлежат хаззану (кантору синагоги) Иегуди Элиасу из Ганновера, а также составителям «Ганноверского компендіуму» (1744 год). Записанная там музыка наряду с яркими элементами музыкальной традиции эпохи барокко содержит яркие музыкальные идиомы, характерные для еврейских напевов. В XVIII веке творческие центры клезмерів передвигаются все дальше на восток, то есть на территории Украины, Литвы, Польши, Румынии, Молдовы, Венгрии и Чехии.

Читайте также: Музыка длинных пауз

В основном музыканты-клезмеры играли в небольших ансамблях (или капелах) из трех–пяти исполнителей на свадьбах, праздничных гуляниях и ярмарках. В XVIII–XIX веках в еврейских общинах выделяли два типа оркестров: «громкие» и «тихие». К первым принадлежали духовые инструменты и различные перкуссии, а ко вторым — фагот и скрипки. Свой клезмерский ансамбль был в каждом городке-штетли. Ядро клезмерского репертуара выкристаллизовалось вокруг различных этапов помолвки и свадьбы, потому что примерно так же, как и украинская тройка музыка, клезмеры играли прежде всего на свадьбах разные танцевальные мелодии, часто без слов. «Керосин-нігн» («Уличный напев»), «Зайт гезунт» («Будьте здоровы») и «спокойной Ночи» исполняли, встречая и провожая гостей. Мелодия «Мазл тов» («Счастья вам») звучала после помолвки (тнаім) и после обряда религиозного освящения брака (хупы), перед хупой — «Базецн ди кале» («Всадовлення молодой»). «В такие моменты играли разные дойни. Это импровизационная композиция не для того, чтобы под нее танцевали, а для слушания и создания атмосферы, как раз для того, чтобы гостей и родственников молодой пробило на слезу», — рассказывает Дмитрий Герасимов. И добавляет: «В части клезмерів тот жанр назывался таксим. По сути, это заимствованный у турок и арабов жанр музыкальной ладовой импровизации».

Во время свадебного банкета звучали «Тиш-нігн» («Застольная»), «Мехутонім-танц» («Танец сватов»), «Бройгез-танц» («Танец обиды») и «Шолєм-танц» («Танец примирения»), которые отражали возможные варианты отношений между двумя семьями, что породнились. Играли также ряд танцев, которые не имели непосредственной привязки к этапам свадьбы: «Шер» («Ножницы»), «Бейгелє» («Бублик»), близкие по стилю веселые «Фрейлєхс» и «Хосід». Существовали особые мелодии, которые солист-скрипач или кларнетист исполнял, если кто-то из брачующихся был сиротой. Различным также был клезмерский репертуар для богатых и бедных свадеб и других торжеств. Надо отметить, что чисто еврейские жанры не преобладают в клезмерському репертуаре. В XVI веке в Германии и Австрии клезмерские оркестрики выполняли немецкие спрингданс и умгеєнданс. В славянских странах играли здравствуйте, дойную, скочну, плескун, болгар, жок, бычок, чумак, оляндру, валашський танец и прочее. «На любом еврейском свадьбе были такие обязательные танцы, как «Гопкіле» и «Козацке». Как ни странно, это украинский гопак и казачок», — рассказывает Дмитрий Герасимов. Он добавляет, что звучание клезмер в Бельцах не слишком отличается от клезмер в Боярке или Умани. По-хорошему это музыка того самого региона. Очень большое влияние на нее оказывала музыкальная традиция Бессарабии. Даже такой известный американский клезмер родом с Украины, как Дэйв Террас, который много играл и под Киевом, исполнял музыку в откровенно южноукраинском, греческо-бессарабском стиле. Немало композиций, которые он записал в США, имели названия, которые напрямую отсылали к Украине: «Одесса-шер», «Николаев-шер», «Дер Монастіріштер ребе хосідл» и много других. В украинском контексте еврейские музыканты позаимствовали для своего репертуара в приазовских греков и крымских татар, несколько подслушали у гуцулов и буковинцев. Поэтому часто мелодии, которую сейчас играют музыканты из Сартаны или Бахчисарая, условно говоря, мелодия хайтарми, есть и клезмерським мотивом. Многие из них дошло до наших времен, формируя экспрессивную, веселую, импровизационную клезмерскую музыку такой, какой ее знают слушатели во всем мире.

С континента на континент

Где есть свои легенды, и если говорить о клезмерскую музыку, многие из них касается Украины. В середине XIX века «галицким Паганини» называли скрипача Йосла Друкера по прозвищу Стемпеню, который был выходцем из старинной клезмерської династии из Бердичева. Его отец Шолєм-Берл был кларнетист, дед Шмуэль — трубач, прадеды Файвіш и Фроїм — цимбалист и флейтист. Авраам Моше Холоденко на прозвище Педоцур из того же города был известным скрипачом-виртуозом. Он один из тех немногих клезмерів, которые знали нотную грамоту и зафиксировали ряд клезмерских мелодий, в частности «Люли» («Колыбельная»). Другими своего времени известными были клезмерами Исраэль-Моше Рабинович из Фастова, Авраам-Ицхак Березовский из Смелы, Ієхіель Гозман (Альтер) из Чуднова Житомирской области.

Читайте также: Стратегия для культуры: стимулировать, а не сдерживать

Судьба клезмерської музыки на украинских землях в ХХ веке была очень тесно связана с сохранением традиционного уклада и ритма жизни в еврейских общинах, которые трещали по швам под давлением модернизации и стремительного изменения политической ситуации, в том числе двух мировых войн. Много исполнителей клезмер мигрировали с территории нынешней Украины до США. В частности, речь идет о две самые влиятельные фигуры в истории современной клезмерської музыки в Штатах: кларнетистов Дэйва Терраса (Давида Таращука) и Нафтуле Брандвейна. Первый родился в селе Терновке Теплицкого района Винницкой области в семье клезмера-тромбониста. В 1921 году эмигрировал в Нью-Йорк. Именно в его исполнении записан один из самых известных в мире клезмерской стандартов — свадебную мелодию «Хусен кала мазл тов» («Счастья молодой и молодому») и еще 500 других. Практически вся эта музыка, как рассказывает Дмитрий Герасимов, родом с Украины. «Террас разбирался в тех мелодиях, которые играли на еврейских свадьбах. Это напоминало современный диджейский сет от 40 мин до 1,5 ч, где один шер или фрейлікс шел за другим. Главное, чтобы оставались те самые ритм и характер музыки», — говорит музыкант. Нафтуле Брандвейн родился в городке Жовква Львовской области в семье клезмера-скрипача и свадебного поэта-импровизатора Песаха Брандвейна. Вместе с 12 сыновьями он основал самый известный на Галичине клезмерский ансамбль. Первым учителем Нафтуле стал его брат Азриэль, который играл на корнете. В 1908-м Брандвейн-младший эмигрировал в США, где вскоре стал звездой, сделав много записей на грампластинки и объявив себя «королем клезмер».

Случалось так, что клезмеры становились профессиональными музыкантами. Например, клезмером был Пейсах Столярский, создатель уникальной методики развития одаренных детей, первый учитель скрипача Давида Ойстраха. Первым учителем скрипача-виртуоза Яши Хейфеца был его отец Рувим, который играл в вильнюсской кезмерській капелле Евена. Один из основателей кафедры хорового и оперно-симфонического дирижирования Львовской консерватории, пианист и дирижер Бронислав Вольфсталь сначала учился у своего отца-клезмера из Львова, а дальше продолжил музыкальную науку в Вене, Лейпциге, Берлине. Много клезмерів были убиты в нацистских концлагерях, в частности, братья Кош и Оскар Шаци со Львова. Дядя польского пианиста Владислава Шпильмана (по мемуарам которого Роман Полянский снял фильм «Пианист») Рубин, который также был клезмером, погиб в Треблинке.

Стиль, присущий клезмерським капелам, по одной из версий, весьма понравился и был заимствован небольшими негритянськими оркестрами, которые впоследствии породили такое явление, как джаз и джаз-бэнд. Клезмерские стиле теркіше и булгар, популярные в США в 1920-1940-х годах, очевидно, не остались незамеченными теми, кто жил рядом с евреями, которые переселились из Центрально-Восточной Европы до Америки. Наряду с джазом, свингом, луизианским каджуном, музыкой стиля кантри, которые легли в основу рок-н-ролла, а позднее рок-музыки и других более поздних стилей, был клезмер. Так или иначе это импровизированная, преимущественно веселый, не оторвана от жизни музыка, которая заимствовала мелодии в соседей и в которой они заимствовали мелодии. Клезмер в своем втентичному виде практически не сохранился на родных просторах, в частности в Украине. Причина — методичное разрушение традиционного еврейского течения жизни советской властью вместе с религией, искусством и культурой, а позже — Холокост. Больше клезмерских мелодий сохранили и по-своему интерпретировали балканские цыгане, которые также до сих пор играют на свадьбах и, как ни странно, называют себя клезмерами. Именно их музыку благодаря Неле Карайличу показал режиссер Эмир Кустурица в комедии «Черная кошка, белый кот».

В современном Израиле музыка клезмерів существует наряду со многими другими музыкальными религиозными и светскими направлениями, которые принадлежат евреям и не только. Ее называют «Ніггуней Мерон» («Мелодии горы Мерон») за то, что она часто звучит во время паломничества к могиле кабалиста, автора книги «Зогар» Шимона бар Йохая, ученика Рабби Акивы, в праздник Лаг ба-Омер. Мелодии, которые там звучат, отличаются от обычного религиозного хасидского репертуара, они вобрали музыкальный фольклор неевреев, в частности турков, друзов и арабов. Ежегодно в городе Цфат рядом с горой Мерон проходит крупнейший в мире и самый известный фестиваль клезмерської музыки.

Песни у моря

Видимо, к клезмерської музыки в наше время в Украине не вернулись бы, если бы не падение СССР и одесские еврейские песни. Аутентичный клезмер, как отмечает Юлия Лукьяненко, участница одесского клезмер-бэнда «Мамины дети», был и является инструментальной музыкой, но на основе его мелодики появилось много различных феноменов, которые имеют больше общего с мюзиклом, кабаре и шансоном разных уровня, чем с клезмером как таковым. Речь идет не столько о инструментальную традицию, как о песенную, изображающий преимущественно в сатирической форме жизни евреев и их соседей в большом приморском портовом городе Одесса, которое разговаривало и разговаривает смесью украинского, идиша и русского языков, которой нет больше нигде в мире. «Как на Дерибасовской, угол с Рішельєвською», «Рахіля», «История каховского раввина», «Лимончики», «7:40», «Ужасный шум в доме Шнеерсоне», «На Молдаванке музыка звучит» и ряд других, не менее известных, как «Одесса-мама», — все это в основном песенные стилизации 1920-1940-х годов, которые содержат в себе мотивы клезмер и в советских условиях сохраняли хотя бы тень памяти о нем. В латентной форме до еврейских музыкальных идиом обращались брать Покрасси, Исаак Дунаевский, Лев Кніпер. Ряд других, как Михаил Ґнєсін, Михаил Мильнер, Мечислав Вайнберґ, активно используют еврейские темы, образы, интонации и жанры, правда, в новом социокультурном контексте. А до эстрады и джаза они попадают благодаря Лєоніду Утесову и Александру Цфасману, одном из родоначальников джаза на советских просторах. «Хоть бы кто называл одесские еврейские песни, это отнюдь не только «Хава нагила», «7:40» и специфический шансон. Если вы внимательно послушаете разные варианты исполнения тех самых «Лимончиков», то услышите много интересных музыкальных вставок, которые имеют клезмерське происхождения. То же самое с произведениями Дунаевского, который, не слишком таясь, спрятал в нескольких своих произведениях звучание «Люли», колыбельной, которая была частью клезмерского репертуара от Киева и Одессы до Варшавы и Бухареста», — рассказывает Юлия Лукьяненко.

Читайте также: Не для себя одного

Уйдя из Украины в широкие миры, став там популярным, клезмер сейчас понемногу возвращается домой. Как ни странно, его возврат происходит силами не так украинских еврейских общин, как музыкантов, которым эта музыка нравится. Не исключено, что большая роль в этом процессе принадлежит обладателю премии «Грэмми», американский клезмер-бэнда The Klezmatics из Нью-Йорка и ряде других из Польши, Германии и Аргентины, которые соединили клезмер с танго. Украинских клезмерских групп сейчас не так и много. Это «Харьков Клезмер Бэнд», «Хесед Арье», «Тегілім» из Львова, «А Ідеше Нешуме» из Черновцов, Pushkin из Киева, «Мамины дети» из Одессы и еще несколько локальніших. Это музыка, которую можно услышать на фестивалях, в частности на LvivKlezFest, который с 2009-го ежегодно проходит во Львове, и в камерном исполнении в клубах и небольших залах. Так или иначе эта веселая музыка, которая оставляет пространство для ряда экспериментов, возвращается до своего слушателя в Украине.


Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
Террористы ИГИЛ взяли на себя ответственность за взрыв в Манчестере
07:22 2017-05-24 7

В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
В ИГИЛ рассказали, как устроили теракт на концерте в Манчестере
20:17 2017-05-23 16

В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
В ИГИЛ рассказали детали об организации теракта на стадионе Манчестера
18:23 2017-05-23 18

«Исламское государство» взяло ответственность за теракт в Манчестере
16:19 2017-05-23 15

Офицер из Новосибирска погиб в Сирии
07:22 2017-05-23 20

Названы темы неожиданных майских переговоров Путина и Макрона
20:15 2017-05-22 9

В Сирии погиб еще один путинский «ихтамнет»
16:15 2017-05-22 25

Все сирийские повстанцы покинули город Хомс
08:17 2017-05-22 12

«Мумия»: финальный удлиненный трейлер выдал «козыри» фильма
22:20 2017-05-21 14

Вася Обломов высмеял российское телевидение в новом клипе
21:22 2017-05-21 30