Последние дни штрафных батальонов вермахта

13:24 2016-02-04 54

Рейтинг 4/5, всего 5 голосов

Штрафбат – слово, которое уже довольно давно прочно ассоциируется исключительно с Красной Армией и «зверствами кровавого Сталина». Это и не удивительно – о советских штрафбатах снято множество фильмов и сериалов, написано не один десяток книг, а мифов и легенд на просторах Интернета сочинено и того больше. Объясняется это вполне просто – через штрафные части РККА за годы Великой Отечественной войны прошло почти полмиллиона солдат и офицеров.

Вторыми же по «популярности» шли 500-ые и 900-ые батальоны Третьего Рейха. Отдельной строкой можно выделить дивизию «Дирлевангер», штрафная часть СС, но это будет уже совсем другая история. Точных данных по численности солдат в этих дисциплинарных частях нет, но в берлинских архивах хранятся записи минимум о 80 тысячах штрафников. Однако многие исследователи относятся к ней как к минимальной, так как многие документы с фронта просто не доходили до столицы, а многие командиры батальонов их даже и не отправляли. Тут скрыто первое отличие двух систем.

В Красной Армии штрафные части создавались временно и редко когда существовали дольше нескольких месяцев. И в СССР и в Германии провинившихся отправляли на самые опасные участки фронта, где они должны были кровью и мужеством искупить свои грехи. В связи с этим штрафники либо гибли, либо всё подразделение доказывало свою верность Родине и солдаты отправлялись по обычным частям. Штрафники Рейха на такую милость рассчитывать обычно не могли – в 500-ые батальоны солдат отправляли бессрочно и только командир мог подать рапорт о помиловании того или иного солдата. А было это крайне редко, так как расово верные арийцы с презрением относились к трусам, предателям и ворам. Если батальон уничтожался в бою, то редкие выжившие отправлялись в другие штрафные части. И тут мы можем увидеть другое кардинальное различие между вермахтом и РККА.

Штрафные батальоны предназначались исключительно для офицеров, а для солдат и сержантов предназначались штрафные роты. Штрафниками становились за нарушение дисциплины и мелкие уголовные преступления, совершённые во время службы – за тяжёлые преступления могли расстрелять либо отправить на принудительные работы в лагерях, осуждённые гражданские, вопреки мифу, в военные части попасть не могли. В частях все штрафники лишались наград и званий, однако всё возвращалось, как только боец покидал «особую часть». Семьи погибших штрафников получали военную пенсию без каких-либо оглядок на прошлые нарушения.
В этом плане не самым лучшим образом отличались штрафные части вермахта. В 500-ые батальоны отправляли практически всех – солдат, офицеров, насильников, героев… Ближе к концу войны были сформированы 900-ые батальоны, куда направляли самых «падших», считалось, что они не достойны даже носить оружие и уже не способны обелить своё имя, поэтому они занимались созданием укреплений непосредственно на передовой, оружие им не полагалось. В штрафных частях немецкие офицеры и сержанты также лишались званий, но при возвращении в обычные части так и оставались рядовыми – разрешение служить в рядах вермахта считалось уже высшей наградой.

О преступлениях немецких штрафников в своих дневниках рассказал Готфрид Хамахер, отвечавший за пропаганду «Свободной Германии». Он непосредственно на фронте вёл свою работу и призывал соотечественников к добровольной капитуляции. Так, он смог уговорить несколько десятков солдат 560-ого батальона сложить своё оружие. Среди них оказался Хуберт Залмхофер – бывший парикмахер, осуждённый за самоволку. Через несколько дней к нему присоединился механик Рудольф Беклер, попавший в штрафбат за создание радиоприёмника из казённых радиоламп. Йозеф Зоболле попал в 560-ый из французского Бреста, где он поделился двумя буханками хлеба с голодающими французами. Буквально через несколько дней 560-ый будет сметён советским наступлением.
Активная советская и немецкая антифашистская пропаганда делали своё дело. При атаках советских войск до трети личного состава штрафников сразу бросали оружие и сдавались. Позже они расскажут, что сбежать раньше им мешал страх – немецкие офицеры и партийные работники рассказывали, что «русские варвары» просто не берут пленных, а расстрел – это ещё самоё лёгкое, что может ожидать штрафников в руках РККА.

Однако были и другие штрафники, попавшие в 500-ые после нескольких лет войны. Они были отлично подготовлены как физически, так и идейно. Особенной устойчивостью отличился 550-ый батальон, приписанный в 1944 году к 3-ей танковой армии. Изначально он насчитывал около 600 бойцов, но командование приняло решение сделать из него примерную штрафную часть. Все командные должности заняли боевые офицеры и сержанты, каждый штрафник получил оружие, а личный состав вырос до 1 тысячи за счёт переброски ветеранов из других штрафбатов.

В первом же бою 550-ый лишился более чем 300 человек. Утверждается, что все они добровольно сложили оружие, но остальные стойко продолжали прикрывать отступающие части. Ветераны не дрогнули, даже когда сдался их командир Альфонс Кляйнман, кавалер Рыцарского креста, Железных крестов и множества других наград. Он согласился на сотрудничество со «Свободной Германией» и пытался спасти жизни своих подчинённых, но на его призыв сдаться ответили единицы. Погибнет 550-ый «испытательный» батальон в Восточной Пруссии в апреле 1945 года.
Не меньшей стойкостью отличился и 500-ый батальон, однако один из его «ветеранов» Штефан Хэрдер смог рассказать, в чём же заключался секрет стойкости. Хэрдер попал в штрафбат ещё в 1942 году, когда стал свидетелем массовых расстрелов немецких и французских евреев и дезертировал. В плен РККА он попадёт в 1944 году, когда окажется брошен раненым своими товарищами на поле боя. Как позже он расскажет, сам бы он никогда не сдался, так как пропаганда Третьего Рейха работала просто отлично.

Во-первых, в штрафники попадали только после нескольких месяцев тюрем и трудовых лагерей. Командиры и сами заключённые воспринимали это как помилование, потому что условия в тюрьмах создавались просто невыносимые. Далее солдатам внушалось, что подвели они не фюрера, но германский народ – своих друзей и родственников, поэтому должны смыть свой позор кровью. Одной из самых действенных тем, как признается Хэрдер, было «Оружие победы». Среди личного состава постоянно ходили слухи, о всё новых разработках Гитлера, которые уж точно изменят ход войны.

Спустя несколько недель Хэрдер сбежит из советского лагеря для военнопленных и доберётся до Германии. Спустя десятилетия он признается, что сделал это из страха не перед советскими солдатами, а германскими. Его соратники, ещё несколько дней назад сдавшиеся в плен, были уверены, что фюрер их освободит. «Я больше не мог слушать эту чушь, но боялся даже заикнуться, что это именно мы совершали преступления, а не коммунисты. Я очень боялся, что любое моё неосторожное слово закончится самосудом», – расскажет Хэрдер. В протоколе рабочего совещания остатков 500-ого батальона от 7 марта 1945 года будет записано «Кэммляйн вынес на обсуждение высказывание двух пленников из 500-го штрафного батальона: «Мы бы сами никогда добровольно не сдались в плен. У Германии определенно есть тайное оружие!».


Боевики ИГИЛ с боями захватывают Пальмиру
Боевики ИГИЛ с боями захватывают Пальмиру
01:16 2016-12-11 7

Боевики ИД с боями снова вошли в сирийскую Пальмиру – СМИ
Боевики ИД с боями снова вошли в сирийскую Пальмиру – СМИ
23:16 2016-12-10 11

США усилят свое присутствие в Сирии
США усилят свое присутствие в Сирии
15:16 2016-12-10 19

США направляют в Сирию дополнительные войска
13:16 2016-12-10 14

Конгресс США поддержал выделение $350 млн военной помощи Украине
09:15 2016-12-10 15

Генеральная Ассамблея ООН призвала прекратить бои в Сирии
03:15 2016-12-10 21

Россия официально выступила против прекращения огня в Сирии
23:17 2016-12-09 29

Кортеж Эрдогана попал в ДТП в Стамбуле
19:16 2016-12-09 19

Кабмин не поддержит размещение мигрантов в Украине
13:18 2016-12-09 14

Обама снял ограничения на поставки оружия сирийским повстанцам
09:17 2016-12-09 17