От человека до скота

17:59 2016-01-25 61

Рейтинг 2/5, всего 6 голосов

От человека до скота

В недельной главе «Бо» описывается последняя казнь — гибель первенцев: «И сказал Моше: так сказал Господь: «около полуночи Я пройду посреди Египта. И умрет всякий первенец в земле Египетской: от первенца Паро, который сидеть (должен) на престоле его, до первенца рабыни, которая за жерновами, и все первородное из скота. И будет вопль великий по всей земле Египетской, какого не бывало и какого не будет более. У всех же сынов Израилевых не пошевелит пес языком своим ни на человека, ни на скот, дабы вы знали, что делает Господь различие между Египтянами и Израилем» (11:4-7).

И далее » А Я пройду в эту же ночь по земле Египетской и поражу всякого первенца в земле Египетской, от человека до скота, и над всеми Богами Египетскими совершу расправу. Я Господь» (12:12).

В этой казни на себя обращает внимание, что животные наказываются наравне с людьми — от человека до скота. При этом аналогичная картина наблюдается также с обратной — Израильской стороны, где Всевышний представляет еврейскую общину, как бы включающую в себя также и скот: «И сказал Господь Моше, говоря: Посвяти Мне каждого первенца, разверзающего всякие недра в среде сынов Израилевых, от человека до скота: Мне они» (13:1-2).

Что значит это равнение людей и животных в единой шеренге? Что знаменует собой столь неожиданное интегрирование — «от человека до скота»? А ведь в какой именно части интеграла существа эти окажутся — в израильской или египетской — являлось в конечном счете результатом их свободного выбора.

Мы могли бы предположить, что животные в данном случае выступают в качестве имущества, что домашние животные тянутся за своими хозяевами и поэтому разделяют их судьбу.

В целом это так. Но ведь иногда, чувствуя опасность, они сбегают, да и, кроме того, из других примеров мы знаем, что в общий союз между Богом и человеком включаются также и дикие звери. Таковы древний завет Радуги и Новый завет с Израилем. В отношении Радуги сказано: «Радугу Мою дал Я в облаке, и будет она знаком союза между Мною и землею. И будет, когда Я наведу облако на землю, и появится радуга в облаке. И Я вспомню союз Мой, который между Мною и вами, и между всякою душою живою во всякой плоти; и не будет более вода потопом на погубление всякой плоти» (9:9-16).

Со своей стороны пророк Ошеа говорит, что в конце времен при заключении Нового завета с Израилем в союз с ним вступят также и дикие звери: «И будет в тот день, — сказал Господь, — назовешь ты Меня «Иши» (муж Мой), и не станешь больше называть Меня «Баали» (господин Мой). И уберу Я имена Баалов с уст ее, и не вспомнят их больше по имени их. И заключу Я в тот день союз для них (сынов Израиля) со зверями полевыми и птицами небесными, и с пресмыкающимися земли; и лук, и меч, и войну уничтожу Я на земле этой, и дам им жить в безопасности». (2:18-20)

Поэтому рассмотрение скота в одном ряду с человеком вполне допустимо понять как полноценное участие, как истинное партнерство.

Дар свободы

Но ведь союз может быть заключен только со свободным существом? А разве животные свободны?

Тора свидетельствует о присутствии свободы в природном мире. Так, например, сказано: «И сказал Бог: да произрастит земля зелень: траву семяносную, дерево плодоносное (дерево-плод), производящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так». (Берешит 1:11).

Раши в следующих словах комментирует выражение «дерево-плод»: «Чтобы вкус дерева был как вкус плода. Однако (земля) не исполнила это, а только «и произвела земля… дерево, дающее плод», само же дерево плодом не было. Поэтому, когда Адам был проклят за свой грех, с нее (с земли) также было взыскано за ее грех, и она была проклята».

Если о свободе выбора в поведении отдельных особей можно говорить лишь условно, то о свободе поведения билогических видов трудно не думать. Все виды живых существ выглядят результатом какого-то нравственного выбора, какого-то решения, в них явственно опознаются признаки добра и зла, так что человеку кажется уместным учиться у некоторых из них, брать с них пример, как сказано: «Пойди к муравью, ленивец, посмотри на пути его, и сделайся мудрым» Мишлей (6:6-8), или, «Если бы Тора не была ниспослана, мы учились бы скромности у кошки, запрету грабежа — у муравья, а запрету кровосмешения — у голубя» (Эрувин 100 б).

Наконец, иудаизм признает, что грех пришел в мир еще до греха первого человека, пришел на уровне Космоса, что отражается в каббалистической теории «разбиения сосудов». Свобода не является прерогативой человека, в определенном смысле этой свободой наделен космос, грехопадение которого предшествовало грехопадению первого человека.

Кроме того, согласно учению того же Лурии, в конце времен все творения повысятся рангом, и животные, в частности, станут существами говорящими. Поэтому дважды верно сомнение, высказанное Коэлетом: «Кто знает, возносится ли ввысь дух сынов человеческих, а дух животных — нисходит ли вниз, в землю?» (3:21)

В этой связи уместно привести одно любопытное свидетельство из книги Ким Шеридан — «Животные и жизнь после жизни»: «То, что я узнала от умерших животных и людей, свидетельствует о том, что люди и животные отправляются в одно место… Когда ушедшие люди и животные показывали мне жизнь после смерти, то на каком бы уровне они ни были, души животных и души людей находятся вместе, разделения, в котором души животных отправляются на более низкий уровень, не происходит. Они все вместе, животные там же, где и люди. … Переживая клиническую смерть, я очутилась в сфере, где, казалось, была единственной человеческой душой, и не было никого, кроме животных. Я прошла через тоннель света и после долгого времени (в действительности это были несколько минут), я оказалась в месте, которое выглядело как альпийский луг. На лугу было много животных. Моей первой мыслью было: «Я в раю?» Когда я подумала об этом, животные телепатически мне ответили: «Нет, ты не в раю, ты пока не можешь отправиться так далеко. Тебе еще нужно вернуться».

Об определенной причастности животных миру свободы говорит также и вера в то, что они находятся под провиденциальной опекой, о чем свидетельствует Св. Писание: «Человеку и скоту помогаешь Ты, Господи» (Тегилим 36:7), или, «Мои все звери в лесу и скот на тысяче гор, знаю всех птиц на горах и животные на полях предо Мною» (Тегилим 50:10-11).

В Мидраше рассказывается: «Однажды раби Шимон сидел у входа в пещеру и увидел охотника, который ловил птиц. Услышал раби Шимон голос с неба, говорящий: «Милость!» И спаслась одна из птиц. А когда услышал «Наказание!» — была поймана птица. Сказал рабби Шимон: «Даже птица без воли небес не бывает уловлена, тем более душа человека».

В этом отношении показательно также следующее любопытное свидетельство: «Проходя однажды в обществе Нострадамуса по скотному двору своего замка, г-н де Флоренваль спросил его забавы ради, что станет с двумя поросятами, черным и белым, попавшимися им по дороге. Нострадамус немедля ответил: мы съедим черного, а волк съест белого». Флоренваль тайно приказал повару зарезать белого поросенка и подать его к ужину. Повар исполнил приказание и, зарезав поросенка, воткнул его на вертело, чтобы зажарить, когда придет время ужина. В то время как повар вышел из кухни, туда вбежал прирученный волчонок и полакомился приготовленным к ужину белым поросенком. Возвратившийся на кухню повар увидел, что произошло, и вынужден был зарезать черного поросенка, которого и подал к ужину.

За ужином Флоренталь сказал Нострадамусу:

— Итак, мы едим белого поросенка, а волк его и не нюхал.

— Я не верю этому, — заявил Нострадамус, — мы едим черного поросенка.

Приглашенный для объяснения повар вынужден был рассказать о произошедшей замене».

При всем том, что свобода в полном смысле этого слова дана лишь человеку, животный мир на определенном уровне также ею захвачен, а потому включен и в Интеграл жизни, и в союз с Богом.