Теракты были предсказуемы

17:58 2016-01-25 11

Рейтинг 4/5, всего 1 голосов

«Ужас во Франции: происхождение французского джихадизма» (Terreur dans l’Hexagone, genèse du jihad français). Так называется книга одного из самых видных французских специалистов по джихадизму Жиля Кепеля (Gilles Kepel), которая в конце 2015 года вышла в издательстве Gallimard. В этом тексте политолог и знаток парижских пригородов «в двух актах» объясняет, как за десять лет Франция стала главной мишенью исламистов.

Жиль Кепель был одним из первых, кто стал писать об «исламизации» парижских пригородов еще в 1987 году, когда вышла его книга «Исламские пригороды» (Les banlieues de l’islam, изд. Seuil).

Двумя актами в новой книге Кепеля обозначены два временных отрезка минувшего десятилетия, которые привели к терактам 2015 года. По мнению политолога, все начинается в 2005 году, когда как реакция на гибель двух подростков во Франции начинаются массовые беспорядки. Одновременно, как отмечает эксперт в интервью телеканалу France 24, 2005 — это еще и год публикации новой концепции джихадизма, автором которой стал некий Абу Мусаб Ас-Сури.

Жиль Кепель: 11 лет назад, в 2005 году, один сириец по имени Абу Мусаб Ас-Сури, который учился во Франции, а затем женился на испанке, опубликовал в интернете эссе на арабском языке. Оно называлось «Призыв к мировому исламскому сопротивлению». В этом тексте он выступает против Бен Ладена, говоря, что его стратегия провалилась. Он пишет, что структура «Аль-Каиды» пирамидальна, что «Аль-Каида» смогла привлечь внимание всех мировых СМИ благодаря 11 сентября, но так и не смогла мобилизовать большое количество новых сторонников. Ас-Сури считает, что нужно действовать иначе, начинать с низов, в качестве исполнителей терактов выбирать молодых людей из иммиграции или недавно обращенных в ислам в европейских странах. Европа для него — самая уязвимая точка западного мира, в отличие от слишком далекой и слишком сильной Америки. Теракты, запугивание неверных и привлечение все новых и новых сторонников — все это, по его мнению, должно спровоцировать мелкие войны внутри Европы и, в конечном счете, привести к крушению Запада. А уже на обломках западного мира будет построен халифат.

«Первый акт», обозначенный Жилем Кепелем, это период с 2005 по 2012 год. До прихода к власти социалистов во главе с Франсуа Олландом. «Второй» — с 2012-го по 2015-й, до расстрела редакции «Шарли Эбдо» и терактов в Париже 13 ноября.

2005 год, как считает Жиль Кепель, это еще и начало взросления того поколения, которое эксперт называет «третьим поколением» французского ислама — поколения детей, рожденных после так называемого «Арабского марша» в 1983 году. Этот марш — «за равенство и против расизма» — стал знаковым событием эпохи. В контексте антиарабской риторики Национального фронта и роста антиисламских настроений в стране (нападений и расистского убийства мусульманского подростка), по инициативе правозащитников, арабское население Франции прошло маршем от Марселя до Парижа. Участники марша прошли пешком 1500 км и дошли до тогдашнего президента Франсуа Миттерана. Сам марш длился 1,5 месяца.

Сегодня это «третье поколение мигрантов», дети пригородов, которые являются французами по рождению, а их родным языком — французский, но не могут найти себя во французском обществе.

Жиль Кепель: В книге я пытаюсь показать два движения. С одной стороны, джихадизм, у которого есть собственная логика. Первое поколение джихадистов — это Афганистан. Второе — это Бен Ладен и «Аль-Каида». Третье — это то, что мы наблюдаем на Западе с 2005 года, и это поколение не было понято и правильно оценено с самого начала.

С другой стороны, на территории Франции мы наблюдаем еще один феномен. Молодые люди, третье поколение иммигрантов, в большинстве своем стремятся к полному отождествлению с французским обществом. Но есть и меньшинство — французы по рождению, которые объявляют себя салафитами. То есть порывают с ценностями общества, в котором живут. Часть этого меньшинства переходит к насильственным действиям.

Как это происходит? Этому предшествует цепочка причин. В ряду этих причин важным событием является так называемый «Арабский марш» в 1983 году. Большинство участников этого марша, молодые люди алжирского происхождения, пришли к тогдашнему президенту Франсуа Миттерану (который, кстати, во время войны в Алжире был министром внутренних дел) и заявили о своем желании быть французами и интегрироваться во французскую политическую жизнь. То, что сделает с ними Миттеран — это макиавеллизм. Он выдвинет их вперед, но с политической точки зрения они не получат ничего и будут использованы Миттераном в его собственных целях.

В результате, вместо того, чтобы стать частью французской политической системы и, таким образом, быть примером для других выходцев из иммигрантской среды, они были отодвинуты. Часть из них стали маргиналами и наркоманами, а еще часть — в том числе и для того, чтобы бороться с наркоманией — ударились в религию.

Французский политолог также отмечает несостоятельность западных спецслужб, которые недооценили масштаб и возможности интернета для мирового джихадизма, а кроме того, не смогли предотвратить распространение исламизма в тюрьмах.

Жиль Кепель: Когда книга Ас-Сури была опубликована в интернете, она в тот час же была переведена на английский одним агентством, связанным с ЦРУ. Это связано с тем, что многие представители западных спецслужб считали, что это разрушит пирамидальную структуру Бен-Ладена, люди со всех сторон начнут брать на себя разные инициативы, и этот хаос уничтожит «Аль-Каиду». Они не поняли тогда, что публикация книги Аль-Сури практически совпала с появлением Youtube. А Youtube, Facebook и Twitter вместе взятые создали это сообщество, которое впоследствии стало основой для нового джихадизма. То есть спецслужбы этот фактор провалили.

Есть еще один фактор, который я называю «тюремным инкубатором». Ведь именно в тюрьме встречаются эти люди, создающие ячейки джихадистов. Многие из них были арестованы еще до 2005 года или в 2005 году. Точкой отсчета терактов января 2015 года является встреча в тюрьме Флери-Меранжис Джамеля Бегаля (исламист алжирского происхождения, лишенный французского гражданства и отбывающий в настоящий момент 10-летний тюремный срок), Шерифа Куаши и Амеди Кулибали.

Жиль Кепель также критически отзывается о правящем французском классе, замкнутом на самом себе и не прислушивающемся к научному сообществу.

Жиль Кепель: Французский политический класс презирает научное сообщество. Исследования в области арабского и исламского мира находятся в ужасном состоянии. Действуя закрыто, наши политики и чиновники полностью отрезали себя от реальности, от общества и от молодежи. То же самое мы видим и в дипломатии.