Последний кошевой

16:46 2016-01-30 84

Рейтинг 4/5, всего 8 голосов

В 1919 году в Рождественском номере екатеринославского (сичеславского) журнала «Республиканец» появилось объявление:«Формируется Запорожська Сечь на исторических фундаментах, казаки принимаются отзывы сознательные украинцы, которые желают и мечтают о самостоятельности украинской республики и отдадут всю свою жизнь на защиту родного края и обездоленого и закованного в кандалы народа. Казаки должны быть твердого разумного поведения. Полковник Божко».

Автором объявления был полковник Ефим Божко, который жил в Екатеринославе на улице Музее (ныне Пастера) и мечтал возродить Запорожскую Сечь. «Сечь-Мать – сердце Свободной Украины» – таков был любимый лозунг этого национального романтика. Идея национального возрождения Украины на основе казачьих традиций стала его жизненным императивом.

КАЗАЦКИЙ РОМАНТИК

Ефим Божко родился на Черниговщине в 1885 г., проходил службу в российской армии, где получил чин капитана Чугуевского полка. В 1917 г.Ю. Божко приобщился к процессам украинизации армии. Он обладал ораторским талантом, поэтому его пылкие патриотические речи оказали значительное влияние на формирование национального сознания. Один из слушателей вспоминал о влиянии божковихорацій:

«Капитан Божко говорил нам своим украинским языком. От него я впервые услышал, кто мы, те многочисленные малороссы, что до сих пор нас так называли, а иногда с презрением – хохлами. Оказалось, что наша истинная название украинцы, и что настало время для нашего народа предъявить свои права на национальное жизни украинцев, а не малороссов»

Симон Петлюра и запорожская Сич Ефима Божко

Во время первой украинской-большевистской войны 1917 — 1918. уже как сотник армии УНР, Ю. Божкобрав участие в боях под Киевом.А весной 1918 г. в составе полка им. К. Гордиенко освобождал от врага Крым и побережья «казацкого моря».В годы Гетманщины переехал в Екатеринослав, где стал начальником охраны железнодорожного узла Екатеринослав-Синельниково. В Екатеринославе Божко установил тесные контакты с украинской общиной города, членами вольного казачества.

Во время антигетманского восстания Ю. Божко поддержал Директорию. На базе железнодорожной охранной сотни сформировал отряд, который принимал участие в боях за Екатеринослав с махновско-большевистскими войсками в конце декабря 1918 г. Сам Божко в этих столкновениях получил два ранения.

Дом Божка на Провіантській был местом единения национальных романтиков. Здесь собирались его единомышленники, среди которых были такие известные в городе фигуры, как Н. Воробей и П. Василюк. Ю. Божко был рьяным сторонником строительства армии на традициях запорожской Сечи. Искренне верил, что для лучшей организации украинского войска непременно нужны настоящие казацкие атрибуты: «Нашему дяде надо выстричь сельди, дать шлика и шаровары, препоясать красным поясом, чтобы он чувствовал себя рыцарем-защитником родной земли, чтобы слушался, для авторитета надо показать ему кошевую булаву и знамя, а тогда уже можно воевать и за родную землю».

Читайте также: Грушевский, Винниченко и Петлюра в национальной памяти

Для набора казаков Ю. Божко напечатал в местной газете «Республиканец» объявления, а за атрибутами обратился в музей Поля до Дмитрия Яворницкого, который имел богатую коллекцию казацких артефактов. Как же директор музея отнесся к предложению Божка? Петр Панч вспоминал, что во время одной из екскурсійДмитро Яворницкий пожаловался им, что атаман Божко украл у него булаву. Кроме того, историк казачества критически отнесся к экспериментам новоиспеченного кошевого, считая, что тот своими поступками просто опозорил «священные слова Запорожская Сечь». С другой стороны,казаки Сечи отрицают факт воровства со стороны атамана. Итак, показания противоречивые, однако то, что оригинальной булавой Ю. Божко пользовался факт неоспоримый.

Первыми на призыв атамана восстановить сечевую военную организацию откликнулись патриотически настроенные екатеринославские студенты и члены местной железнодорожной стражи. Для Божка было важно, что восстанавливаться Сечь стала на Екатеринославщине, потому что именно здесь были истоки запорожской вольности. Правда, стоит отметить, что формирование махновских отрядов без использования «казацкой романтики» шло успешнее.

РЕСТАВРАЦИЯ ЗАПОРОЖСКОЙ СЕЧИ

Подразделение Божка сражался с большевиками под Екатеринославом, но был вынужден вместе с другими частями Юго-Восточной группы отступить на юг. Однако уход атаман использовал с пользой для себя. В районе Балты восстановил таки казацкую республику. Власть «Сечи» распространялась на территорию нескольких уездов Одесской области и Брацлавщины.

Каждый воин приносил присягу,которая отличалась от общепринятой в армии УНР.Во вступлении к присяге кошевым было указано: «В районе бывшей Запорожской Сечи организуется отдел под названием «Войско Запорожской Сечи». До этого войска принимаются только казаки и старшины национально сознательные. С безупречной репутацией. Организация этого войска совмещает в себе искренний демократизм, а вместе с тем и строгую дисциплину. Войско Запорожской Сечи думает, что Украинское государство выкупит землю, которая некогда принадлежала Запорожской Сечи и вернет Новой Сечи, которая теперь основывается. Это войско Запорожской сечи теперь набрало значительной силы».

Ефим Божко с старшинами Запорожской Сичи и профессор Каменец-Подильського университета Маковей

Присягой запрещалось картежные игры, пьянство, грабежи, отношения с женщинами, потому что «не время теперь заниматься водкой, женщиной и деньгами». Перед Богом и всем украинским народом казаки клялись быть действительными запорожцами, рыцарями, защитниками родного края.

Возрождение Сечи вызвало резонанс. Благодаря этому Божко стал общеизвестным атаманом. Командование армии УНР пока снисходительно относилось к деятельности Ю. Божка, тем более, что его казаки отличались храбростью. Генерал-квартирмейстер М. Капустянськийспочатку писал про потуги атамана с интересом: «Божкопробував воскресить все обычаи Запорожской Сечи в том виде, который она имела в XVI ст. Атаман Божко сформировал для личной охраны бунчуковый шалаш, верно ему предан. Все дела обсуждались публично всем куренем под его председательством. Божко подписывал распоряжение только гусиным пером. За Божком носили булаву (он ее взял из музея им. Поля в Екатеринославе), и он творил разную силу причуд».

Ю. Божко ввел в своїйчастині форму по казацкому обычаю: высокая барашковая шапка, кафтан, шаровары и широкий пояс. В воззваниях к населению божков эти акцентировали внимание на славной казацкой наследстве. За примером Серного послание турецкому султану сатирически переписывались с бойцами Таращанского полка. Боженко, которые также считали себя потомками украинского казачества. Приведем отрывок одного из ответов божківців красноармейцам: «Ваш приказ мы внимательно прочитали, кроме глупостей ничего в нем не нашли и вам на него ответ составили. Какая вы к черту «рабочее-крестьянская власть», когда вы тількожидівський кагал. Какие вы к черту трудящієся. Вы когда и трудитесь над тем, чтобы ограбить украинский народ…Зря времени не теряйте, своих приказов не высылайте, жестче штаны подтягиваете, и с Украины куда глаза смотрят за мной бегите. А бумажку, на котором вы этот приказ печатали, когда есть охота присылайте. Чистый, попробовали и как будто неплохой, мягкий, плотный и не рвется для казацкой потребности пригодится».

Читайте также: Парижская провокация: как большевики запустили миф петлюровского антисемитизма

Правда не всем было так весело в местах дислокации восстановленной Сечи. Ю. Божко пытался вершить правосудие по нормам казацкого судопроизводства, используя телесные наказания, не смотря на возраст или социальный статус. Писатель Бы. Антоненко-Давидович, участник освободительных соревнований, вспоминал об опасности для населения, которое попало под нормы права Ю. Божко: «Надо было подумать о положении гражданского населения тех мест, где временно находилась Сечь: ведь, волей-неволей, люди оказывались под юрисдикцией Божко и никто не был гарантирован, что ему не всиплють шомполів, несмотря ни на возраст, ни на общественное положение».

«Балтська Сечь» просуществовала до апреля 1919 года и была ликвидирована после отступления воинов Ю. Божко к Румынии.

В СОСТАВЕ АРМИИ УНР

В боях божківці отличались авантюризмом и храбростью. В частности, в апреле 1919 г. в условиях поражения и отступления войск Юго-Восточной группы армии УНР, Ю. Божко разработал план контрнаступления. Вінпрагнув прорваться на Запорожье, возродить Сечь и оттуда возглавить национально-освободительную борьбу.Для этого на совещании командиров Сечи «кошевой» провозгласил себя головнокомандуючем «Юго-Восточной украинской армии». Однако эта самочинная акция была ликвидирована офицерами запорожского корпуса и полковником Есть. Мішковським, которые не признавали «ни выборного, ни захватного порядка» руководящих должностей в ДА УНР.

Летом 1919 г. С. Петлюра проводил решительную борьбу с отаманщиною, которая проявлялась в невыполнении приказов руководства и желании каждого из них действовать на собственную руку, не признавая никакого руководства. Любые самочинные формирования подлежали роспуску или должны были слиться с регулярными частями армии УНР. Но «экзотическую боевую единица повстанческого атамана Божко», который также «болел атаманщину», включили в состав Южной группы армии УНР под названием Вторая дивизия (1 тыс. казаков, 10 орудий, 50 пулеметов). Руководителем группы был атаман Юрко Тютюнник.

Присутствие Ю. Божко в армии УНР, в то время, когда большинство атаманов оставили ее или находились под арестом, объясняется симпатией Симона Петлюры до главарей, которые понимали казацкую душу лучше кадровых офицеров. Именно к таким по мнению Главного Атамана и принадлежал Ю. Божко.А вот отношения с командованием у Ю. Божка не сложились. Он упрямо оставался противником структуры регулярной армии, имел своеобразные взгляды на подчинение и субординацию. Например, в своей частиніЮ. Божкоувів довольно строгую дисциплину, однако сам далеко не всегда выполнял приказы штаба армии УНР. Он постоянно наголошувв на необходимости ликвидации регулярного войска. А. Удовиченко – командир Третьей Железной дивизии, одной из самых боеспособных в армии УНР, вспоминал, как Божко упрекал его: «Вот вы, пане отамане, ввели у себя регулярщину, а что же она стоит? Предадут они… Вот увидите. Надо возродить дух Запорожской Сечи. Вся армия должна быть Запорожской Сечью… С регулярщиною мы никогда не победим уродов».

Ефим Божко

В течение всего периода национально-освободительных соревнований Ю. Божкобув противником кадровых старшин, которые стремились установление строгой дисциплины в войске.В свою очередь они обвиняли атамана в архаичности и неуправляемости. В Частности, Н. Капустянськийназивав Ю. Божко: «типичным отаманчиком, авантурником высокой марки, к тому же не вполне нормальный, мечтал о гетманстве, естественно для себя». По мнению одного из лучших штабистов армии УНР, «в делах военных атаман Божко не очень признавался, однако отличался личной храбростью и отвагой». Поэтому штаб армии добивался расформирования этой экзотической боевой единицы или назначении в нее соответствующего начальника. Однако оговорок не было взято во внимание. М. Капустянский отметил, что наказной атаман Осецкий с разрешения Симона Петлюры позволил назвать «Запорожскую Сечь» 2-й пехотной дивизией, а ее начальником оставил отаманаБожко. По мнению генерал-квартирмейстера это неудачное назначение сразу же дало много печальных последствий».

Во время наступления на Киев летом 1919 г.«Новая Запорожская Сечь» участвовала в захвате Волковиська, Проскурова, Жмеринки, Бара, отметившись активностью и храбростью. Хотя в целом штаб украинского войска был недоволен Божком, поскольку не всегда удачно взаимодействовал с соседними частями во время военных операций. Приведем выдержку одного из военных отчетов: «Атаман Божко был плохим партнером для 6-й и 3-й дивизии. Он делал силу погрешностей, без необходимости расточал свою мало организованную, но храбрую дивизию, что, безусловно, неблагоприятно сказалось на наших операциях».

В июле 1919 г. С. Петлюра все-таки отдал наказпро усуненняБожказ должности, однако тот не допустил этого, встретив конкурента словами: «С чем приехал, с тем поворачивай обратно; приказов ни вот. Осецького, ни вот. Тютюнника не признаю». На вопрос Н. Капустянского Божку, приехал к нему начальник штаба, о котором тот просил, услышал : «Еще не приехал, но как будет кацап, такой как Мішковський, то повешу. Тут прислали с 3-й див. Генштаба, и я его завтра на вышибала».

Надо сказать, что для своих казаков Ю. Божко непререкаемым авторитетом. Поэтому они выступили против попыток заменить их командира, о чем письмом сообщили Сек. Петлюре: «Штаб действующей Армии покушається на старинные права «Запорожской Сечи» и вместо любимого Отца Сечи Божко, нас зорганізувавшего и нами выбранного – назначает нам в атаманы какую-то неизвестную человека… Мы, Запорожцы, никогда не сможем согласиться на то, чтобы нами командовала человек, назначенная, а не выбранная по Запорожскому обычаю».

Кроме аргументов письмо Симона Петлюры містивпогрози: «Мы, казаки «Запорожской Сечи», заявляем, что устранение от нас нашего Отца повлечет за собой очень нежелательные последствия, особенно теперь, когда наступаем, а потому просим Вас, Отец Главный Отамане, немедленно рассмотреть наше дело и не допустить нарушения прав «Запорожской Сечи».

Читайте также: «Удобное» убийство

Под их давлением С. Петлюра был вынужден отменить свой приказ. Но вскоре снова приказал расформировать«Запорожскую Сечь». Весь персональный состав, а также и имущество должны были перейти к повстанческой группы Ю. Тютюнника. Это вызвало возмущение среди окружения атамана. Божко угрожал «с оружием в руках отстоять свои права». В разгар наступления на Киев он объявил настоящую войну… Штаба армии УНР, угрожая его членам расправой. Когда положение в армии улучшилось,Божка с боем заарештувавали. В схватке атаману выстрелом выбили глаз. «Сич» было расформировано. Часть бойцов вошла в состав Второй Волынской дивизии первого формирования, а «бунчуковый курень»–к Киевской группы Ю. Тютюнника. Броненосце «Запорожская Сечь», якийвикористовували божківців, дали более нейтральное название «Хортица». На этом существование «Запорожской Сечи» как отдельного воинского подразделения прекратилось.

ТРАГИЧЕСКИЙ ФИНАЛ ПОСЛЕДНЕГО КОШЕВОГО

Однако значительные потери на фронте осенью 1919 г. заставили С. Петлюру, возвращать в войска не слишком дисциплинированных, но храбрых и патриотических вожаков. Поэтому когда Ю. Божко выздоровел, получил разрешение от С. Петлюры на возвращение в ряды армии УНРЗдавалося время конфликтов и непорозуміньминув. Однако вскоре Ю. Божко принял участие в акции «атаманского безбашенность», по меткому выражению И. Мазепы, которая обнаружила несостоятельность Директории преодолеть атаманщину. Речь идет о «Любарскую катастрофу» в ноябре 1919 г., в которой Божко хочай и сыграл второстепенную роль, но все-таки поддержал антигосударственные шаги В. Волоха и Н. Данченко. Захватив государственную казну, они вместе со своими частями присоединились к Красной армии. В начале 1920 г. Ю. Божко погиб при загадочных обстоятельствах. Есть предположение, что это было убийство, организованное В. Волохом. Тойвихвалявся позже , что уничтожил одноглазого националиста Божка.

Издатели серии популярных изданий «Likbez-Абетка» предложили лозунг: «Соединим патриотизм со здравым смыслом!». Изучая трагикомическую фигуру Ефима Божко снова згадуєщ об эту истину. К сожалению, эта патриотическая личность именно из-за нежелания совмещать патриотизм со здравым смыслом и требованиями современности создала немало проблем себе и украинскому государству, которая боролась за независимость с внешними и «домашними врагами». Ю. Божко не раз оказывался среди второй категории личностей, которые нередко эгоистичны и узкокорпоративные интересы становились выше государственных. Индира Ганди когда-то сказала: «История – это хорошая учительница, у которой самые худшие ученики!» Надеемся, что украинцы когда же сдадут экзамен по истории на отлично!