Странные времена в Кельне

17:58 2016-01-25 72

Рейтинг 3/5, всего 7 голосов

Странные настали времена в Кельне. Да и в Германии в целом настали странные времена. И, что уж там — во всей Европе. Толпа арабов и африканцев (раз уж их неполиткорректно называть неграми — не будем называть их неграми) на самый добрый и веселый праздник в году, Новый год, открывает охоту на местных женщин. Грабит, оскорбляет, ведет себя самым препохабным образом, а некоторых насилует. Делается это в центре крупного европейского города, на глазах у нескольких сотен полицейских, которые не делают ничего. Заявления о нападениях, когда их накопилось слишком много, перестают принимать, арестовать никого не могут (или не хотят) и вообще ведут себя как испуганные дети. Или как высыпавшиеся из коробки оловянные солдатики — хотя у Андерсена-то оловянный солдатик, в отличие от этих «стражей порядка», был храбрецом.

Потом выясняется, что точно такие же бесчинства шли по всей Германии. Причем главное, что заботило власти — и местные, и центральные, — чтоб никто, не дай Б-г, не рассказал, что в них принимали участие мигранты, которых «от большого ума» Германия только что приняла. Поскольку это, видите ли, испортит к ним отношение местного населения. И долго эта сказка не сказывается: оказывается, преступления, совершенные мигрантами, в том числе тяжелые: грабежи и изнасилования, включая изнасилования детей, оказывается, в полиции стараются не регистрировать, не говоря уже о том, чтобы с ними бороться. Поскольку… Поскольку что? Канцлер Меркель будет выглядеть безответственной дурой? Ну, так она и выглядит именно ею. Партии, которые допустили этот беспредел, потеряют места в парламенте? Да, вот это по-настоящему важно. Особенно для женщин, которых грабили, оскорбляли и насиловали.

Дальше — больше. Оказывается, то, что творится в центрах, куда поселили мигрантов, вообще описанию не поддается. Но власти это скрывают. И правозащитники скрывают. И все те левые и ультралевые организации, которые опекают миграционную волну, захлестнувшую Европу, делают все, что могут, чтобы об этом никто не узнал. Потому что если бы это были не арабы и не негры — извините, африканцы, а, скажем, кто-нибудь, кого можно бы связать с Израилем или Россией, которая теперь для «цивилизованного мира» не лучше Израиля, и эти две страны надо гнобить под корень, пока не загнутся (чего ни в том, ни в другом случае не будет — заколеблются ждать), тут реакция была бы молниеносной. А так получается, что миллион с лишним мигрантов, которых в Европу в ушедшем 2015 году пустили, во многом благодаря наглому и чрезвычайно успешному рэкету турецкого лидера, Реджепа Эрдогана, который их туда погнал, чтобы выбить из Брюсселя денег побольше, и отжал у европейцев свои 3 миллиарда, никому ни за что не благодарны и Европу берут за горло?

Получается. И, кстати, они ее за горло берут удачно и возьмут. Благо — это не последний миллион. И они не для того едут в Европу, чтобы становиться европейцами. Они туда едут, чтобы она работала на них, а не чтобы работать самим. Чтобы ее женщины использовались ими по тому назначению, которое эти люди представляют себе единственным назначением женщин. И они никого не боятся, никого не стесняются и ни в чем не собираются себя ограничивать. А зачем? Их полиция не трогает — не дай Б-г, ее обвинят в расизме. Разгоняет она тех, кто их хочет остановить. То есть против правых националистов и просто против тех, кто хочет, чтобы Германия оставалась Германией она действовать готова, а против левых и мигрантов-погромщиков — нет. И это видят все. И население. И мигранты, осваивающиеся в обстановке безнаказанности не без комфорта. На риторику, которой они оправдывают свои действия, отвечать нечем. Поскольку бить их, стрелять на поражение, сажать их в тюрьмы и высылать их в 24 часа из Германии и из Европы никто не будет.

Когда погромщики-неофашисты идут бить людей за то, что они приезжие — это расизм и абсолютное безобразие. А когда погромщики-мигранты бьют местных за то, что они местные — это что? Когда правые обвиняют приезжих — негров, арабов, афганцев и, кстати, албанцев из Косово и из Албании в том, что те уголовники и насильники, они вызывают у нормальных людей отвращение. А когда те ведут себя как уголовники и насильники — на это реагировать как? Или им можно, потому, что они спасались от войны? Так они и такие как они сами же все эти войны и затевают. И ведут они их так, как ведут, не считаясь ни с правами человека, ни с нормами и правилами, установленными в Коране или Библии, если они христиане (а среди них есть и христиане). И в Европе они будут вести себя, как привыкли у себя дома — в местах, до которых цивилизации идти и идти. Или, если она там, какая ни есть, была, то ее, как в Сирии и Ливии, выкорчевали с корнем. При полной поддержке Европы и США.

Автор, трезво оценивая степень собственного терпения, полагает, что если б в отношении его близких было совершено что-либо, напоминающее события в Кельне (а также Берлине, Биллифельде, Дюссельдорфе — далее можно перечислять половину немецких городов), там очень быстро возникли бы отряды самообороны, вооруженные чем Б-г послал. Входили бы в их состав все, кто был бы готов поддерживать порядок, включая тех мигрантов, которых это бы волновало. И действовали бы эти «дружинники» самым жестким образом до той поры, пока уголовники, радикальные исламисты и террористы — действующие и потенциальные, которые прибыли в составе миграционной волны последних лет, заселяясь в Европу, как ее будущие хозяева, не были бы вышиблены за ее пределы без единого шанса на возвращение. Благо современные технологии позволяют достаточно элементарно делать это. А была бы полиция и власти на стороне устанавливающих порядок или нет — было бы их проблемой.

Это неполиткорректно и нетолерантно. Но проявлять вежливость и предупредительность к преступникам — это преступление по отношению к их жертвам. Чего Брюссель, Берлин, Париж и Лондон не понимают и понимать не хотят. И это значит, что до той поры, пока все те европейские политики, которые заболтали проблему нового Великого переселения народов и продолжают ее забалтывать, пока очередные миллионы и миллионы людей из Африки и с Ближнего Востока движутся захватывать и покорять Европу, не вылетят из своих кабинетов, Европа будет в смертельной опасности. И, кстати, когда европейцы начнут сами защищаться и защищать своих близких, расправляясь с бандитами, которых их чиновники и бюрократы с идиотизмом, заслуживающим лучшего применения, пригласили в Европу на их несчастные головы, можно спорить на любую сумму, что Госдепартамент Соединенных Штатов будет выражать по этому поводу озабоченность. Поскольку он ее всегда выражает — особенно там, где его мнения никто не спрашивает.

И, кстати, есть ли у кого-либо из читателей сомнения в том, что в этой новой Европе, чьи лидеры будут ориентироваться на Гитлера и Брейвика или Усаму бин-Ладена и аль-Багдади, с евреями будут расправляться в первую очередь? Причем с любыми — как было и в Третьем рейхе. С ортодоксами и их синагогами, которых распознать особенно легко. Со светскими, не озабоченными ни верой, ни Израилем интеллектуалами. В том числе с теми, кто по глупости работал и работает на исламистов, как Бернар Леви, спровоцировавший уничтожение Ливии и ее диктатора Муамара Каддафи, на смену которому пришли не отсутствовавшие там как класс демократы, а совсем уже откровенное зверье. Потому, что евреи для всех этих людей, в том числе тех, кто в жизни своей не видел ни одного настоящего еврея — отродья дьявола и дети свиней и обезьян. Чего никто из еврейских левых интеллектуалов и бюрократов, в том числе американских, не понимает и понять не способен.

Так что Израилю остается ждать новую большую алию — из Европы. Исламофашизм или просто фашизм погонит этих евреев в дорогу, не столь важно. Важно то, что другого места, где их дети смогут отбиваться и отбиться, у них, похоже, не будет. Ну, хорошо, что это есть.