Механика темных сил

09:12 2016-03-02 51 арабский механический пьедестал механический пьедестал поднимает механический пьедестал поднимает сцену поднимает сцену

Рейтинг 4/5, всего 5 голосов

Эта статья арабиста и политолога др. Гая Бехора в авторизованном переводе Александра Непомнящего посвящена возникновению и краху того, что автор назвал «арабизмом» (на иврите «аравиют»), подразумевая под этим термином попытку создания общей арабской идентификации. Бехор сопроводил материал своего рода музыкальной иллюстрацией — песней «Аль-ватан аль-Акбар» (в переводе с арабского — «Великое отечество»), написанной в 1960 году египетским композитором Мохаммедом Абдель Вахабом, посвященной созданию двумя годами ранее Объединённой арабской республики, и ставшей неформальным гимном арабского национализма.

Собственный перевод слов этой песни на иврит автор включил в свою статью.

***

Поскольку оба вида самоидентификации — и индивидуальная, и коллективная — потеряны, немудрено, что отчаяние и ощущение утраты избранного пути охватывают окружающий нас регион. И если надгосударственное самоопределение потерпело крах, как, впрочем, и определения самих государств, а жители их, в точности как сто лет назад или даже раньше, вернулись к определениям племенным и секторальным, на что опираться тогда?

Куда двигаться арабам теперь? Нет больше «арабского единства», а значит, все, что остается, — это шагать к «единству европейскому».

***

Этой трагедии ровно сто лет (соглашения Сайкса-Пико были подписаны как раз в 1916 году). С иллюзий она началась и иллюзиями закончилась. Угнетение и месть лежали в ее истоках, ответные гонения и расплата стали теперь ее концом.

Перед нами история изобретения арабского национализма, когда-то поглотившего жителей региона, и его трагической гибели — теперь они с мстительной жестокостью расправляются с навязанной идеологией.

***

Вступление:

Родина моя любимая, великая панарабская нация, День ото дня растет твоя слава. Победы сопутствуют тебе на протяжении всей твоей жизни. О, родина моя, великая, обретающая свободу, Отечество мое, отечество мое.

***

Конференция глав государств, входящих в «Арабскую лигу», должна была состояться в Марокко еще в апреле. Однако, буквально на этой неделе, Марокко вдруг огорошило всех заявлением о том, что отказывается от обязательств, что оно несогласно проводить «раскольническую» встречу. «Не станем мы делать вид, будто мы едины!»

Кто же тогда возьмет на себя проведение этой конференции (на которую, было время, как ни трудно теперь в это поверить, некоторые у нас в Израиле возлагали огромные надежды)?

«Шиитские» страны (Ирак, Йемен, Сирия, и Ливан), по сути, из нее исключены, Египет занят вопросами собственного выживания, Иордания охвачена страхом, Ливия мертва, Марокко самоустранилось, Алжир в ужасе перед «Исламским государством», Тунис зализывает раны своей убитой экономики, Саудовская Аравия занята войной, а королевства залива перепуганы.

Где же им проводить встречу? Гадали-гадали, искали-искали и, наконец, нашли. Самое последнее из мест, которое могло прийти в голову. Конференция арабских лидеров состоится в Мавритании, последним пристанище рабовладения.

Так пришла к своему логическому завершению идея «Арабской лиги», на которую теперь лишь немногие вообще готовы обращать внимание. Точно так же идея панарабизма уже давно почила в бозе, хотя пока еще не похоронена. Поскольку, в общем, и хоронить там особо нечего, ведь как похоронишь призрака?

***

Механический пьедестал поднимает на сцену певца Абдель Халима Хафеза:

Страна моя, сокровище мое, любит тебя сердце мое, Страна моя, о, Родина арабского народа, Это я взываю к тебе о великом объединении, После того, как увидел я красоту революции (1952 года – прим. автора). Ты велика, велика, велика, И даже больше Глубины существования и вечности, О, отечество мое.

***

Пока американцы предаются иллюзиям о возобновлении суннито-шиитского единства, «арабский мир» превратился исключительно в мир суннитский, у которого нет больше никакой связи с миром шиитским. Свидетельством тому стало то презрение, с которым на этой неделе отменила Саудовская Аравия свой подарок Ливану — три миллиарда долларов, обещанных на закупку вооружения.

Это было нелогично с самого начала, но американцы просили. Теперь же Ливан стал частью шиитской оси, и потому нет у него больше ни малейшей легитимации в глазах саудитов. Это даже не страх того, что оружие попадет «Хизбалле», а неприятие самоопределения Ливана, избравшего иранское покровительство. И обида столь велика, что теперь Саудовская Аравия, наверняка поможет суннитским повстанцам в Сирии пробиваться в Ливан, атакуя «Хизбаллу» на ее же территории. Ясно, что это не будет произнесено открытым текстом. Но недаром наш край так известен здравицами и льстивыми песнями, под звуки которых обнажаются ножи.

А что с «палестинцами»? Они застряли между двумя лагерями, не туда, и не сюда. Банда Абу-Мазена поклялась в верности финансирующим ее саудовцам, в то время как ХАМАС и «Исламский джихад» присягнули поддерживающему их Ирану. Так «палестинский» раскол превратился в бездонную пропасть.

Арабский национализм теперь четко идентифицируется лишь с суннитами, при этом суннизм безжалостно разъедает его. И если прежде, в том числе и в этой песне, «арабизм» начисто изгнал ислам, который даже ни разу не упоминался, теперь ислам сожрал «арабизм» с потрохами.

***

Механический пьедестал поднимает на сцену певицу Сабах:

Роскошное великолепие, сокровище сердца моего, Победа, как ты прекрасна, венец нашего знамени. Единство (арабское – прим. автора) восхитительно. О, лига нашего народа, Ты, потрясающая мелодия нашей жизни, Славная радость между океанами, Марракешем и Бахрейном, В Йемене, Дамаске и Джедде, Одна мелодия для самого прекрасного единства, Единства всего арабского народа.

***

В чем суть «арабизма», чем он определяется? Мусульманской религией? Но ведь есть, и арабы-христиане. Этносом? Но есть ведь и арабы с темной кожей, и даже страны вроде Мавритании, Коморских островов или Судана, также состоящие в Арабской лиге. Или, может быть, это язык? Но в Мавритании и на Коморских островах не говорят по-арабски. А что с потомками арабов в Европе? Арабский язык они не знают, значит, они не арабы? А израильтянин, выучивший в школе арабский, он араб?

Может быть, общее наследие? Так ведь его-то как раз и нет. В каждой части этого «арабского» пространства собственные традиции и уклад, отличающиеся от других. Можете, например, поговорить об этом с сирийцами и жителями «Исламского государства»… А марониты, они относятся к арабам? А друзы, «Джабхат аль-нусра» или ИГИЛ? Да и кого это вообще сейчас волнует?

Теперь уже всем ясно, что определения у «арабизма» никогда не было, поскольку не было и его самого. Потому и хоронить нечего, все это — одна лишь пустота.

***

Механический пьедестал поднимает на сцену певицу Фаиду Камаль:

Воспой наш прекрасный панарабизм, Озаряющий мир вокруг нас своим светом. Сад радости для своих друзей И мстительный ад для врагов. Вспомни Бейрут, устоявший перед агрессией, колониализмом и тиранией. Народ победил, и сила его умножилась. И Порт-Саид вернулся к своей истории. Победа и жизнь арабскому народу!

***

Эта песня, ставшая неформальным гимном придуманного в то время «арабизма», написана в 1960 году, на вершине великого панарабского единства, после военного переворота 1952 года в Египте, свержения короля, и, конечно, после создания Объединенной арабской республики — фальшивого единства с Сирией. От евреев и от других «чужаков» египтяне к тому времени уже отмежевались во имя «сэаруб», то есть «арабизации».

Что сделал Гамаль Абдель Насер? Собрал лучших исполнителей египетской песни королевской эпохи, самых известных звезд сцены и сотворил с их помощью «арабизм», под своим, естественно, патронажем.

А исполнители на самом деле великолепны, да и музыка тоже. Автор блестящей мелодии, знаменитый композитор и певец Мухаммад Абдель Вахаб, сам дирижирует здесь оркестром. Делает он это, правда, совершенно механически. Не потому ли, что в гимне этом нет ни единого слова правды?

Первый раз мне довелось увидеть этот ролик в Каире, в 1982 году. Египетское телевидение без устали транслировало его по случаю передачи Израилем Египту Синайского полуострова. А затем снова в 1989 году, после «возвращения Табы». Политическое достижение египтян было представлено как общий успех выдуманной «арабской нации». Гимн же этот почему-то на европейский манер представили как «оперетту». К слову, использование европейских музыкальных инструментов для исполнения музыки, построенной на основе восточной гаммы, — это, вероятно, тоже нововведение «арабизма».

Ностальгия и маршировка по сцене в форме… В нашем регионе пафосное хождение в маршевом ритме часто служит для того, чтобы грезами подменять реальность. Вот только, похоже, единственное место, где до сих пор еще живет это ощущение арабского единства — располагается исключительно в воспаленном мозгу некоторых израильтян.

***

«Арабизм», арабский национализм был изобретен в «странах кольца», то есть в окружающих нас государствах. Цель придуманной ими теории великой «панарабской революции» заключалась в том, чтобы подчинить всех остальных своей власти.

«Великая Сирия», «египетский арабский социализм», «насеризм» (к слову, на этой неделе скончался идеолог «насеризма», вдохновитель антиизраильской идеологии Мохамед Хассанейн Хейкал), «Партия арабского социалистического возрождения Баас», «Сирийская социальная националистическая партия», «мультикультурный Ливан», «великое арабское восстание хашимитов» — все эти понятия были полностью надуманными идеологическими конструкциями. Все они говорили об «арабах», но в реальности были нацелены на укрепление власти своих изобретателей.

Христиане принимали в создании «арабизма» самое деятельное участие. Они ведь не были мусульманами и потому искали альтернативные признаки, позволяющие слиться с массой. Таким инструментом как раз стал и «арабизм», ведь они тоже арабы. То же самое произошло и с другими меньшинствами. Так возникла сирийская фикция, мол, все тут «арабы». Ведь как называли «Друзскую гору» при правлении семейства Асадов? «Арабской горой». Нет ни религиозных, ни этнических меньшинств — мы все «арабы». Недаром именно христианин Мишель Афляк изобрел партию панарабизма — партию «Баас», возглавляемую ныне Башаром Асадом.

Вот только апельсин начал загнивать. И христиан тоже вышвырнули из «арабского» пространства. Сколько иронии в том, что единственным местом на Ближнем Востоке, где они по-прежнему могут преуспевать и преумножаться, остался один лишь Израиль…

Кстати, партия БАЛАД прежде совсем не считала себя «палестинской» партией. Ее христианский лидер Азми Бшара всегда утверждал, что никакого палестинского народа вообще не существует. Они видели себя «арабской» партией и потому превозносили Башара Асада. Но арабская идентификация исчезла, и им осталось лишь тихонько присоединиться к придуманному народу. Аналогичная метаморфоза произошла и с партией арабских коммунистов, многие из лидеров которой были христианами, естественно «арабскими».

«Арабизм» был убежищем для тех, у кого не оказалось собственной самоидентификации — своего рода «выбор по умолчанию». Например, ныне уже покойный поэт Самих аль-Касим был друзом, притом израильским. И то, и другое было бы невозможно озвучивать в общем ближневосточном пространстве, поэтому он превратился в «арабского поэта». Теперь, однако, и это прошло.

«Страны кольца» ослабели, им на смену возвысились страны Залива, решившие подчинить всех остальных, собрав их под своим «арабским» покровительством, на этот раз за счет денег. Но и деньги стали заканчиваться, нефть ведь теперь есть у многих. Сила нефтедолларов обрушилась на наших глазах, а вслед за ней и «арабизм» в качестве инструмента власти оказался лишним и невостребованным.

***

Механический пьедестал поднимает на сцену певицу Шаадию:

Родина моя, родина моя, дороже которой нет ничего в мире, Родина моя, твердыня свободы. Возводящая надежды и разрушающая рабство. Голос твой свободный и арабский. Твои основы из стали, на востоке и на западе, Пески твои, как сурьма для моих глаз. Порывы ветра твои, как аромат духов для моих ноздрей. Ты возлюбленная моя, родина моя арабская.

***

Израиль был тем крюком, на который подвесили всю эту громоздкую мешанину. Ведь, единственным общим знаменателем для всех «арабов» оставалась ненависть к Израилю. С помощью этой ненависти можно было их всех перенаправить по призрачной колее, к тому самому «дворцу арабских грез» (придуманному в книге «Семь столпов мудрости» Томасом Эдуардом Лоренсом, «Лоуренсом аравийским», и Гертрудой Белл).

Войны против Израиля, «культурное» противостояние, «сопротивление», наконец, дилемма мира. Созданный «арабизмом» образ Израиля был мало связан с реальностью — злодейский, жестокий, зверский, одним словом, такой, чтобы можно было ненавидеть его до бесконечности. Ведь без него не было бы и самого «арабизма».

Но, начиная с 90-х годов прошлого века, Израиль перестал возбуждать «арабов». Стало гораздо труднее скрывать с его помощью собственные беды. А потом и вовсе наступил крах. Клей больше не склеивал обломки. И пришла «арабская весна», которая, впрочем, не являлась ни весной, ни арабской.

И мало того, что Израиль прекратил служить идеальным инструментом для отвлечения внимания масс от реальных проблем. Он, наоборот, еще и превратился в пример для подражания, демонстрируя, как можно и стоит жить, став катастрофой для окружающих тиранов.

***

Механический пьедестал поднимает на сцену певицу Варду — «Алжирскую розу»:

Родина моя, сокрушающая империалистов, Твой Алжир огнем выжег их, Пусть бы все мы пали священной смертью ради тебя. Камни гор наших уничтожат их, Конец империализма в наших руках, Его время в этом мире закончилось, В Алжире, и в Омане, Революция победит эксплуататоров, Ты родина моя, пульс арабского народа.

***

Как же получилось, что всё это полетело в тартарары? Вот уже 5000 лет Ближний Восток натянут вдоль оси между двумя полюсами: Месопотамией (нынешним Ираком) и долиной Нила — Египтом. Американцы своими руками свергли сначала одного лидера суннитского «арабизма» — Саддама Хусейна, а затем и другого — Хусни Мубарака. И ось оказалась безвозвратно сломана.

Смерть «арабизма» четко ассоциировалась с американским предательством, сокрушившим суннитскую ось, а по сути и весь «арабский мир». Теперь сунниты ощущают, что американцы вместе с русскими хотят заставить их подчиниться шиитской власти — в Сирии, в Йемене, и, конечно, в самом Иране. И они не смирятся с этим ни за что. Поэтому не столько за Сирию они бьются, сколько за самих себя.

***

Механический пьедестал поднимает на сцену певицу «Маленькую Нажат»:

Родина моя, человеческий рай, исполненный милости, Величия и очарования. В конце войн, мы вернем тебе твое достояние. С революцией в сердце будем создавать, сеять и строить. Родина суверенности, Родина гордости, родина моя арабская.

***

Вот она жестокая механика темных сил, не способных владеть собой.

Словно в фильме Стенли Кубрика «Заводной апельсин», где начало трагедии в грезах и там же ее конец, начало в угнетении, и конец в ответном насилии. Весь арабский мир, подобно огромному заводному апельсину, выдавливал соки из тел и чувств тех, кто был в него заключен, теперь же те, кто оказался его пленниками, точно так же перекручивают и выжимают его самого.

Он, этот апельсин, был механическим, заводным с самого начала и остался таким до конца. Утопия оказалась антиутопией, порожденной насилием и в нем же теперь умирающей. Мечта об освобождении, которая превратилась в кошмар.

И тот, кто угнетал, теперь сам угнетен, и тот, кто предавал, теперь предан сам.

Все, что считалось правдой, оказалось ложью, а то, что было названо ложью, являлось правдой. Призрачный мираж — вроде бы и был, но как будто и не существовал никогда. И тот, кто поверил в него, теперь обманут. Все оказалось ложью, обманом, тенью какой-то механической деятельности, которой больше нет.

Сирия была великом плодом «арабизма», и ее крах — потрясающий воображение взрыв этого заводного апельсина.

Поскольку оба вида самоидентификации — и индивидуальная, и коллективная — потеряны, немудрено, что отчаяние и ощущение утраты избранного пути охватывают окружающий нас регион. И если надгосударственное самоопределение потерпело крах, как, впрочем, и определения самих государств, а жители их, в точности как сто лет назад или даже раньше, вернулись к определениям племенным и секторальным, на что опираться тогда?

«Когда арабы признаются в своей смерти?», — вопрошал ещё в шестидесятые годы сирийский поэт Низар Каббани. И вот теперь они заявили о своей смерти и бегут в Европу. Точно так, как поступил прежде и сам Каббани. Если все погибло, так начнем же все сначала на новом месте, и…. с новыми иллюзиями.

От заводного «арабского» апельсина к заводному апельсину «европейскому». Но будет ли судьба Европейского союза иной, чем «союза арабского»?

***

Повтор Абделя Халима Хафеза:

Родина моя, одержавшая множество побед, Жизнь твоя полна славы В Палестине* и на отомщенном юге Закончим твое освобождение Родина, защищающая, но не угрожающая, Сохраняющая то, что вечно Славная родина, о, родина моя арабская.

* песня эта была написана в 1960 году, то есть под словом «Палестина» понимается молодое еврейское государство, которое необходимо уничтожить, чтобы довести до конца «арабизацию». «Палестинцев» же изобретут четыре года спустя, в 1964 году, и возникнут они тоже в Египте. Автор: Гай Бехор


США усилят свое присутствие в Сирии
США усилят свое присутствие в Сирии
15:16 2016-12-10 5

США направляют в Сирию дополнительные войска
США направляют в Сирию дополнительные войска
13:16 2016-12-10 6

Конгресс США поддержал выделение $350 млн военной помощи Украине
Конгресс США поддержал выделение $350 млн военной помощи Украине
09:15 2016-12-10 9

Генеральная Ассамблея ООН призвала прекратить бои в Сирии
03:15 2016-12-10 19

Россия официально выступила против прекращения огня в Сирии
23:17 2016-12-09 27

Кортеж Эрдогана попал в ДТП в Стамбуле
19:16 2016-12-09 16

Кабмин не поддержит размещение мигрантов в Украине
13:18 2016-12-09 14

Обама снял ограничения на поставки оружия сирийским повстанцам
09:17 2016-12-09 16

Лавров заявил о приостановке боевых действий в восточном Алеппо
05:15 2016-12-09 14

Лавров: Армия Асада приостановила боевые действия в восточном Алеппо
03:17 2016-12-09 20