Урок от доноров

22:44 2016-02-19 88 валютный все гривна курс политический

Рейтинг 1/5, всего 8 голосов

И опять ощущение дежавю: на улице почти весна, а на валютном рынке курс доллара пока медленно, но уже довольно уверенно ползет вверх. Так было два года назад, но тогда все списали на Революцию достоинства. Так было год назад, однако все объясняли войной. Революция завершилась, война перешла в тлеющую фазу, а валютный рынок снова лихорадит. На этот раз властям не удастся найти никаких отговорок, ведь причина одна и очевидна для многих: безответственность и коррупционная коррозия политической верхушки. И хотя ее влияние на валютный рынок не является непосредственным, именно она стала катализатором ряда процессов, которые приводят к падению курса гривны и держат людей в напряжении.

Еще несколько недель назад ничего не предвещало беды. Так, на валютном рынке был определенный ажотаж, но он виделся полностью сезонным фактором. В начале января, после принятия на скорую руку в конце прошлого года государственного бюджета, министр финансов Наталья Яресько заявила, что Международный валютный фонд (МВФ) не имеет значительных замечаний к главному финансовому документу страны, которые, напомню, были основным камнем преткновения на пути к успешному второго пересмотра выполнения Программы расширенного финансирования (EFF) и выделения Фондом третьего транша кредита. В Давосе президент Порошенко провел с директором-распорядителем МВФ Кристин Лагард встреча, которую оба оценили по итогам как производительную и высказали позитивные ожидания в отношении достижения новых договоренностей и выделение очередного транша в рамках EFF. Казалось, деньги фонда поступят уже в скором времени ситуация на валютном рынке стабилизируется.

И не так произошло, как думалось. В Украине начались разговоры о перезагрузке правительства.

Читайте также: Как жить с гибким курсом гривни

Попытки переформатировать Кабмин под «любих друзів», а вместе с тем захватить ключевые позиции в министерствах еще до изменений в правительстве привело к недовольству министров-технократов. Последней каплей стала отставка Абромавичуса, которого согласно его дел реформатором считают не только многие украинцы, но и, как оказалось, все международные доноры. Последние решили вмешаться и дать урок нашей политической верхушке, которая явно заигралась.

После этого у нее начались настоящие проблемы. Сначала встреча президента с послами стран Большой семерки, на которой Порошенко, видимо, долго уверял партнеров в том, что радикальных изменений в правительстве, развернули бы курс страны на 180°, не будет. Потом заявление Кристин Лагард, в которой говорилось о том, что торможение реформ (читай: отставка реформаторов вроде Абромавичуса) и борьбы с коррупцией (читай: несдержанность «любих друзів») мешают продолжить сотрудничество (читай: выделить третий транш кредита). По мнению госпожи Лагард, жизненно важно, чтобы сейчас действия лидеров Украины вновь поставили страну на обнадеживающий путь реформ (читай: иначе программу EFF будет прекращено). После этого Порошенко должен был звонить директору-распорядителю МВФ, уверяя ее, что все будет хорошо. Собственно, все эти вопросы автоматически трансформировались в напряженность на валютном рынке, который особенно чувствителен теперь до политических неурядиц, прежде всего, такого масштаба.

Несколько недель назад Наталья Яресько говорила, что в этом году Украина ожидает $10 млрд внешних поступлений от иностранных доноров, из которых $5,8 млрд (шесть траншей, которые еще надо получить) — это кредиты от МВФ, а остальные — помощь других международных финансовых организаций и отдельных стран. Разумеется, от этой суммы государство очень зависит, ведь на сегодня лишь наличие иностранной финансовой помощи может уравновесить наш платежный баланс и создать фундаментальные предпосылки для стабилизации курса гривны. Анализ показывает (см. «Финансовая зависимость»): в прошлом году Украина получила чистого внешнего финансирования (поступления минус выплаты) на $7,5 млрд, что позволило нарастить золотовалютные резервы (ЗВР) на $6 млрд. Если бы не было этих денег, то при прочих равных условиях мы имели бы недостачу примерно $1,5 млрд и закончили год с курсом доллара не около 24 грн, а ориентировочно 30 грн. И это только в лучшем случае, ведь дефицит валюты на рынке привело бы к новой волне оттока капитала, изъятие вкладчиками депозитов из банков и ряда других проблем, перевели бы макроэкономическое равновесие на совершенно другой уровень с кардинально отличным курсом доллара. К счастью, в прошлом году внешнее финансирование поступало. И хотя мы получили его в объемах не таких больших, как было запланировано, и не смогли пополнить ЗВР так, как хотели, курс гривны стабилизировался в более-менее адекватном диапазоне.

Читайте также: Жертва валютных войн. Чем опасна девальвация гривны

В этом году, если бы все в стране было гладко, можно было бы ожидать, что приток прямых иностранных инвестиций увеличится, как и чистое привлечение банками и корпорациями внешних обязательств (см. «Финансовая зависимость»). В таком случае с учетом того, что 2015-го правительство реструктуризировал внешние частные долги государства, возможно, нам и не понадобилось бы тех $10 млрд, о которых говорила г-жа Яресько. Но ведь у нас совсем не все гладко! Имеем полномасштабный политический кризис, который грозит перспективой не получить из заявленной суммы ни цента. По такому сценарию иностранный капитал настроится не на вход, а на выход, платежный баланс будет кількамільярдний дефицит, что автоматически трансформируется в дальнейшую и достаточно весомую девальвацию гривны.

Все это прекрасно понимают: прежде всего спекулянты (в нынешней ситуации так можно назвать миллионы украинцев, которые интуитивно чувствуют, что нынешний политический кризис скажется на валютном рынке), а также премьер, министры, президент, ну и, конечно же, внешние доноры. Именно поэтому последние решили дать нашей политической верхушке хороший урок. Если они прекратят финансирование, гривна девальвирует. Одним из тех, кто от этого пострадает больше всего, Петр Алексеевич, чьи активы работающие преимущественно на внутреннем рынке (телеканал, кондитерский бизнес, который к тому же зависит от импортного сырья: какао, сахарные заводы, банк и т. д), поэтому привязаны к гривне, внутреннего спроса и уровня доходов. Чем ниже курс национальной денежной единицы, тем меньше у президента капитал. Эта закономерность очень твердая. Итак, урок иностранных доноров заключается в том, что они нашли инструмент воздействия на жадность ключевых украинских политиков и удачно пользуются им, чтобы ее обуздать. Как говорится, клин клином вышибают.

Читайте также: Заложница мира

Оказывается, это работает. Когда «любі друзі» президента начали претендовать на многочисленные места в правительстве и на смещение министров-технократов, которые практически единственные в Кабмине проводили реформы, мяч оказался на половине поля международных доноров. И если они долго терпели отсутствие отставки Шокина и ряд других антиреформаторських действий власти, то теперь сделали мощный ход в ответ.

Пока трудно предсказать окончательную конфигурацию центральных органов власти после того, как доноры дали урок политической верхушке, однако о некоторых изменениях уже можно говорить. Сохранение за Яценюком кресла премьер-министра — двоякое событие. С одной стороны, благодаря этому можем рассчитывать, что в 2016-м несколько миллиардов международной финансовой помощи таки получим, потому что по крайней мере до осени не будет ни парламентских выборов, ни других пертурбаций. Контактные лица хранятся, поэтому деньги нам будут давать. И курс гривны вскоре стабилизируется, макроэкономическое равновесие останется на достигнутых в прошлом году уровнях. Со второго — с Арсением Петровичем останутся клановые интересы в правительстве. Будем в дальнейшем свидетелями саботажа реформ.