Это знает каждый диктатор

18:12 2016-02-06 70 большинство из головного мозга лобные доли мозг молодые мужчины

Рейтинг 2/5, всего 7 голосов

Молодые люди в большей степени склонны к фанатизму. Это известно любому диктатору, гуру или религиозному лидеру. Фанатикам свойственно непреодолимое стремление идентифицировать себя с какой-то идеологией (религия) или сообществом (банда, команда) и пребывать в тесной и исключительной связи с другими членами этой группы. Они готовы к увечьям, потерям и даже смерти ради своей группы. Всех остальных они воспринимают как аутсайдеров или даже врагов. Но почему большинство из них молодые мужчины?

В мире, поделенном на национальные государства, именно молодые люди сражались в войнах, сформировавших большинство стран. То же самое касается племен, деревень и партийных группировок. Молодые мужчины обладают качествами, приспосабливающими их к выполнению этой важной функции. Они с готовностью идентифицируют себя со своей группой. Устанавливают тесные связи с другими ее членами. Склонны следовать за сильным лидером. Именно поэтому молодые люди оказываются настолько уязвимы к воздействиям своего окружения, таким, например, как господствующая в их среде культура, и вот почему их так легко притягивают к себе харизматичные лидеры или образ жизни, которые сулят членство в закрытых группах с четко определенными задачами и ценностями. Они любят идти на риск ради собственной группы — и как правило недооценивают опасность, которой себя подвергают. Если бы не эти характеристики, они бы с меньшей охотой шли на войну и, следовательно, были бы менее способны играть одну из своих основных социобиологических ролей.

Что их делает такими? Как кажется, отчасти молодые люди обязаны упомянутыми свойствами тестостерону, воздействующему на их мозг в ранний эмбриональный период. Под его влиянием в утробе совершается «маскулинизация» головного мозга — передаются определенные свойства, включая сексуальную идентичность или предпочтение, отдаваемое игровым моделям, включающим физический контакт и даже бои. Мы знаем это, потому что девочки, в тот же период подверженные анормальному уровню тестостерона, демонстрируют аналогичное поведение, но все же гораздо менее выраженное. В период полового созревания происходит еще один всплеск тестостерона, влияющего уже на подготовленный мозг: он не только пробуждает сексуальность, но и подталкивает к различным стратегиям, направленным на борьбу за партнера — в том числе на использование агрессии и рискованное поведение. Но тестостерон далеко не единственный фактор в формировании фанатиков.

Тестостерон действует на древнюю часть головного мозга, лимбическую систему. Лимбическая система человека очень схожа с лимбической системой других приматов, таких как шимпанзе, и даже легко опознаваема у крыс. Но эта часть человеческого мозга регулируется более поздним отделом: лобными долями, расположенными непосредственно за лбом. Народный язык зафиксировал их важность: наследники эпохи физиогномики, мы называем ярких личностей «высоколобыми», ссылаясь на их выпуклые лбы (и, следовательно, на предположительно развитые лобные доли). Среди прочих функций, лобные доли имеют важное значение для формирования личности, социальных взаимодействий — и умения себя сдерживать. Их повреждение приводит к неадекватному социальному поведению, а также нехватке здравомыслия.

Важно отметить, что передние доли молодых людей достигают своей зрелости лишь к 30 годам, тогда как у женщин этот процесс завершается раньше. Эта часть мозга в высшей степени восприимчива к социальным сигналам и поведению других людей. Сложившийся стереотип молодого человека — громогласный, неосмотрительный, безрассудный, агрессивный (но и нонконформист, а потому новатор) — возможно, обусловлен именно этой физиологической особенностью. Таким образом, не только эволюционное преимущество группы в целом, но и сочетание безудержного тестостерона и незрелых лобных долей объясняет, почему молодые люди любят рисковать и склонны к фанатизму.

Конечно же, не все молодые люди, даже фанатики, становятся террористами. Юноша юноше рознь. Различные результаты могут быть обусловлены различными социальными факторами. Многие террористы выходят из преступной среды или обездоленных слоев общества. Мы знаем, что брошенные или подвергавшиеся плохому обращению дети в своей дальнейшей жизни могут демонстрировать антисоциальное или отклоняющееся от норм поведение. Социальная среда индивида, особенно в раннем возрасте, может иметь долгосрочные поведенческие последствия. Мы только начинаем исследовать то, как эти условия могут привести к стойким или даже постоянным изменениям в головном мозге, но до сих пор мы не в состоянии как-либо их отменить. Мы называем людей, пренебрегающих нормальными человеческими отношениями, «психопатами», подразумевая, что на их «психику» (душу) повлияли аномальные (патологические) события. Также мы знаем, что есть люди, которым аномальные социальные черты (аутизм является одним из примеров) передаются на генетическом уровне, независимо от воспитания. Нам не известны точные патологии мозга, ответственные за этот процесс. Тем не менее, их природа — ненормальные социальное поведение и межличностные отношения — указывает на лобовые доли, хотя другие области мозга также могут быть вовлечены в этот процесс.

Социальный статус ценится многими видами животных, включая человека. Целый ряд нечеловекообразных приматов поддерживает четкую систему доминирования. Более высокий статус обеспечивает широкий доступ к питанию, крову и партнерам. Он основывается главным образом на физической силе, и самцы дерутся или угрожают друг другу, чтобы определить свое взаимоположение.

Разумеется, то же самое происходит у людей. Но все-таки человеческий мозг выработал другие иерархические системы, включая те, что основаны на финансовом положении, происхождении или технических возможностях. Развитие метательного оружия снизило нашу зависимость от мышечной силы, но выдвинуло на первый план другие черты, такие как беспощадность, храбрость и лидерство. Внутри групп фанатиков существует серьезная конкуренция с целью продемонстрировать качества, повышающие положение данного члена по сравнению с другими в группе. Это может показаться особенно привлекательным тем, у кого в обычной жизни довольно мало оснований питать иллюзии по поводу своего высокого статуса.

И потому террористические акты или какие-либо другие агрессивные действия могут осуществляться, дабы доказать собственную ценность для группы, а также привлечь к себе внимание, которого нет возможности добиться другими способами. Это современный способ удовлетворить древнюю биологическую потребность в уважении, которого жаждет каждый мужчина. Таким образом, мужской мозг по своей природе склонен устанавливать связи с другими мужчинами (например, в уличных бандах), идентифицировать себя с группами, чтобы защищать эти группы и конкурировать с прочими за какие бы то ни было блага. Гормональные особенности молодых людей и процесс созревания мозга в совокупности увеличивают их восприимчивость к фанатизму, крайнему проявлению единства, и развивают их склонность к рискованным действиям, совершаемым от имени группы.

Человеческий мозг изобрел дополнительные категории идентичности, как кажется, неизвестные другим видам, в том числе те, что основаны на общих представлениях или этических воззрениях. Сегодня идентичность все чаще основывается на убеждениях. Огромный человеческий мозг позволил усовершенствовать оружие, а оно в свою очередь сделалось для фанатиков эффективным средством для достижения их примитивных целей доминирования путем устрашения остальных. Путь к фанатизму зависит от мужских генов, раннего опыта, гормонов, зрелости или недозрелости головного мозга, равно как и социального контекста, в котором находится человек. Все это может вылиться в состояние рассудка, называемое нами фанатизмом, в опасную мутацию той роли, что предназначена молодым людям биологически. Наша задача состоит в том, чтобы распознать природу этого состояния, узнать, как оно возникает и, если это возможно, попытаться его сдерживать.

Джо Херберт (Joe Herbert), Aeon Magazine, Великобритания