Хлеба и зрелищ навсегда?

16:46 2016-01-30 66

Рейтинг 1/5, всего 6 голосов

На политически-медийных з’ясувках нередко от политиков можно услышать брань, которой они щедро одаривают друг друга: «Популист!». Ругань эта в их среде не имеет четко определенного содержания, и при желании назвать популистом можно любую несимпатичную личность, в том числе и ту, которая искренне борется за интересы широких масс. Ведь «популизм» переводится буквально как «народничество», поэтому если отстаиваешь его, народа, желания и стремления, то тогда ты натуральный «популист».

На самом же деле популизм — это заигрывание с народом, потакание его не всегда благородным вкусам и взглядам, раздача обещаний, которые вряд ли могут быть выполнены, приспособления к настроениям масс, даже до низших инстинктов. Популист не стремится просветить массы, показать наиболее реальный и прогрессивный, хотя и трудный путь, нет, он пытается приспособиться к народным недостатков и предрассудков, спекулировать на невежестве, зависти, эгоизме, мечтах о легком волшебное обогащение, о молниеносное решение сложных проблем, которые накапливались десятилетиями… Причем популиста совершенно не волнуют печальные, а иногда и катастрофические последствия его легкомысленных и авантюрных действий в «интересах народа», ибо все это будет потом, а народную любовь надо завоевать здесь и теперь. Достаточно вспомнить, как Юлия Тимошенко соблазняла избирателей призраком «профессиональной армии», что лишило бы миллионы избирателей от необходимости служить и защищать свою Родину (без кавычек!). Конечно, никто обществу не рассказывал, что, чтобы противостоять минимум миллионном войске «братского агрессора», Украина должна иметь минимум 300 тыс. высокооплачиваемых военных профессионалов под своим флагом. А такое себе могут позволить лишь несколько самых богатых государств мира. Украина к таким не относится, к сожалению… Идеи Тимошенко во времена Януковича использовала агентура Кремля в украинском Министерстве обороны для сокращения, разложения, ослабления и деморализации тех Вооруженных сил, которые реально существовали…

Популизм — очень распространенное явление украинской политики (разве что единицы представителей политикума не могут быть в этом обвинены), для нее это норма, а не исключение.

какой замечательный вид имел бы на народных собраниях в Афинах в IV веке до нашей эры народный депутат Олег Ляшко, который громил бы врагов демоса, призывая в свидетели самого Зевса…

Популизм больше присущ демократии, чем деспотически-диктаторским системам социального устройства. Для них он является явлением, так сказать, факультативным: может быть, а может и не быть. Диктаторы и деспоты могут прибегать к популизму, а могут этого и не делать. Ведь вместо нравиться массам определенную их часть всегда можно отправить в концлагерь. Народный страх способен быть более прочной основой политической стабильности, чем народная любовь… Но популизм является абсолютно обязательным, непременным побочным элементом демократии с ее периодическими выборами. Здесь, чтобы выбрали именно тебя, нужно заинтересовать электорат, как любой коммерсант старается заинтересовать потенциального покупателя рекламой. Обещания высокого качества, потребительских новаций, идеальное соотношение «цена — качество» и т. др. Насколько «честной» и «правдивой» может быть реклама, мы знаем… Однако именно электорат нередко ищет того политика, который пообещает ему много приятных вещей независимо от их реальной осуществимости. Поэтому речь идет не только об особенностях политиков, но и об особенностях электората. Во многих странах (всего бедных) есть большой социальный спрос на популизм, на чудеса, на волшебное быстрое и легкое решение всех проблем. Между прочим, на таком же психологическом механизме основаны все лотереи, игровые автоматы, азартные игры и тоталитарные псевдорелигиозные секты.

Однако трудно винить нищих в странах-аутсайдерах в том, что они не выдерживают соблазнов призраки «Эльдорадо». Политик-популист — это некий жрец экономического, социального, политического (а часто и всех вместе) «Эльдорадо»… И пока остаются человеческая вера в чудо и мечта о нем, политики-популисты никуда не исчезнут. Разумеется, в богатых странах с высоким уровнем политической культуры, с государственными и общественными институтами, что хорошо функционируют, с рациональным, недоверчивым, искушенным электоратом, который имеет хорошую социальную память, шансов у популистов гораздо меньше, но и там они не нулевые, а во время социально-экстремальных событий они резко возрастают (мігрантська волна в Западной Европе привело к настоящему ренессансу политического популизма с его обещаниями стремительно вернуть ситуацию к норме).

В условиях демократии, когда политику надо любой ценой понравиться избирателям, вряд ли кому-то удастся окончательно преодолеть популизм как системную составляющую демократических процессов. Там, где есть политический рынок, и политическая, не всегда честная реклама, и определенное мошенничество «коммерсантов», и попытка опередить конкурента не найпоряднішими методами…

Читайте также: Эволюция политического базара

Популизм ограничен там, где от выборов ничего не зависит, и поэтому в таких обществах политический популизм растворяется в культе тоталитарного или авторитарного вождя, лидера, фюрера, дуче, каудильо, поглавника, кондукаторула и т. д. Понятно, что таким деятелям часто хочется нравиться массам и что-то таки делать, чтобы подогревать их обожествление своей личности. Однако там всегда есть второй опробованный вариант: репрессии и страх. Демократические системы второго варианта не имеют, поэтому остаются различные формы популизма, которые, однако, редко выступают сознательным обманом публики, ведь в развитых демократиях это всегда чревато политику крахом карьеры. Поэтому они там подвержены преимущественно искренне заблуждаться…

Европейская демократия сосуществует с популизмом со времен древних Афин, что были колыбелью всех последующих европейских политических форм, проявлений и процессов. Поскольку, как справедливо отмечали классики марксизма, античность была детством человечества, древние греки основывали алгоритмы и прообразы политической жизни с детской наивностью, искренностью и непосредственностью, без позднейшего лицемерия и коварства. Поскольку афинские политики завоевывали благосклонность демоса (народа) с помощью вербального убеждения, ораторского искусства, довольно быстро в Греции появились школы профессиональных ораторов, учителями в которых были философы-софисты, которые учили, как красноречием и тонкими логическими пересмикуваннями обаять электорат (слово тоже греческое и означает «стадо», «стадо»). Хотя иногда тот демос выступал в роли охлоса. Охлос — это толпа, толпа. Искренность и непосредственность заключались в том, что греческие политики и не скрывали от избирателей своих намерений использовать их голоса для овладения власти и не делать вид некорыстных благодетелей народа. Тех, кто опирался на демос (охлос), а не на аристократию или олигархию (наш политический словарь почти сплошь греческий и римский!), называли народными вождями-демагогами (негативная коннотация появится намного позже). Демагоги выступали с пламенной риторикой против тогдашних олигархов и аристократов, обещая установить полную справедливость. Представляю, какой изумительный вид имел бы на народных собраниях в Афинах в IV веке до нашей эры народный депутат Олег Ляшко, который громил бы врагов демоса, призывая в свидетели самого Зевса…

Читайте также: Вырваться из порочного круга

Демагоги иногда становились тиранами, захватывая власть руками благосклонного к ним народа, и правили жестоко, диктаторскими методами, опираясь на общественное мнение. Тираны — это популисты, которые сделали блестящую политическую карьеру. Хотя путь к диктаторской власти начинали с демократической риторики. Постепенно народная любовь к тирану исчерпывалась, однако исчезала и возможность его демократического законного устранения от власти, осталось только восстание, и тиранов безжалостно убивали их бывшие обожатели.

Римские консулы (во времена республики) и римские императоры вполне популистски заигрывали с плебсом, который требовал от властей «хлеба и зрелищ», а римский народный трибун был неким аналогом греческого демагога.

К сожалению, популизм был у первоисточников европейской демократии. Можно ли его искоренить? Скорее всего, нет. Разве что вместе с демократией… Наверное, речь может идти о существенном ограничении популизма, чего уже достигнуто в Западной Европе, США, Канаде, новых государствах Европейского Союза и тому подобное. Однако и там нередко даже самые сложные вопросы внешней политики не решаются специалистами, а определяются настроениями электората, не всегда являются адекватными ситуации, формируются изменчивыми и случайными факторами. В перспективе это может иметь катастрофические последствия для всей западной цивилизации. Что же касается Украины, то популизм перестанет быть важным, а иногда и решающим фактором политической жизни не раньше, чем Украина выйдет из унизительного и в значительной мере искусственно организованной

политическим классом позорной бедности.


Кабмин не поддержит размещение мигрантов в Украине
Кабмин не поддержит размещение мигрантов в Украине
13:18 2016-12-09 6

Обама снял ограничения на поставки оружия сирийским повстанцам
Обама снял ограничения на поставки оружия сирийским повстанцам
09:17 2016-12-09 7

Лавров заявил о приостановке боевых действий в восточном Алеппо
Лавров заявил о приостановке боевых действий в восточном Алеппо
05:15 2016-12-09 7

Лавров: Армия Асада приостановила боевые действия в восточном Алеппо
03:17 2016-12-09 14

МИД РФ заявило о временном прекращении боевых действий в Алеппо
21:16 2016-12-08 15

Асад заявил, что после захвата Алеппо война в Сирии не закончится
11:17 2016-12-08 29

Twitter назвал самые популярные хештеги 2016 года
23:18 2016-12-07 15

Генсек НАТО призвал Запад сохранить давление и санкции против России
13:17 2016-12-07 22

Стало известно, чем занимался в Сирии российский полковник-танкист
13:17 2016-12-07 53

Том Круз против сексуальной мумии в первом трейлере фильма «Мумия»
12:22 2016-12-07 45