Хевронское изгнание — острие проблемы

09:25 2016-01-27 53

Рейтинг 2/5, всего 5 голосов

Унизительное изгнание евреев Хеврона из приобретенных ими домов является неизбежным политическим ритуалом. Два дома общей площадью 1200 квадратных метров, рассчитанные примерно на 20 семей, в старой части Хеврона между древней святыней Меарат ха-Махпела — зданием, построенным царем Иродом Великим над местом, где, согласно традиции, покоится прах Праотцев еврейского народа, и небольшим еврейским кварталом Авраам Авину, были куплены несколько дней назад.

Покупателем стало товарищество хевронских евреев «Эрхиви маком охалеха» («Расширь место шатра твоего»), названное по фразе из книги Пророков, Исайя 54:2. Бывший арабский владелец и его адвокаты подтвердили факт продажи.

Это, однако, не повлияло на решение министра обороны Моше Яалона использовать солдат, чтобы выгнать новых жильцов из дома. Причем сделать это в пятницу, за несколько часов до наступления субботы, что для соблюдающих еврейскую традицию жителей Хеврона стало дополнительным унижением, оскорблением и проблемой.

Яалон мотивировал свое решение тем, что евреи вселились, не заверив документы и не получив соответствующего разрешения от военных властей, управляющих Иудеей и Самарией — на эти территории, в отличие от Голанских высот и восточных кварталов столицы, до сих пор не распространен израильский суверенитет.

В то же время, если бы в аналогичной ситуации в пустующие долгие годы дома вселились бы новые владельцы-арабы, а не евреи, министр вряд ли бы послал войска для их выселения.

Подобной практике в Хевроне подвергаются только еврейские жители. И происходит это далеко не в первый раз. В так называемый «Дом мира», расположенный между Меарат ха-Махпелой и крупнейшим еврейским кварталом Хеврона, Кирьят-Арбой, евреи сумели вселиться лишь через 7 лет после заключения сделки. Эпопея с тяжбой в отношении двух других домов: «Дома Шапиро», купленного еще в 2002 году, и «Дома Махпелы», приобретенного в 2012 году, продолжается до сих пор.

Часть зданий, которые евреи пытаются купить в Хевроне, на самом деле вообще являются еврейским имуществом, захваченным арабами после погрома 1929 года и устроенной англичанами депортации остатков еврейской общины. Записи о правах еврейских владельцев на некоторые из этих домов по-прежнему хранятся в соответствующих реестрах Британской империи в Лондоне.

В годы оккупации Хеврона Иорданским королевством арабские жильцы получили эти дома долгосрочную аренду от иорданского Вакфа уполномоченного распоряжаться «имуществом сионистского врага», израильская же администрация просто признала эту аренду законной. Так что теперь евреи выкупают дома не у законных владельцев, а у наследников тех, кто их захватил в ходе погрома у убитых или изгнанных еврейских семей.

Естественно, министр мог бы, учитывая, что у прежнего владельца нет возражений по факту покупки, распорядиться рассмотреть все документы и аспекты сделки без выселения еврейских жильцов. Лишь задним числом, в случае, если бы оказалось, что сделка была оформлена неверно или вообще не была заключена, он мог бы заставить евреев уйти. Хотя, скорее всего, наученные горьким опытом заключения похожих сделок в прошлом, на этот раз поселенцы имеют все необходимые документы.

При этом, армейские власти попустительствуют целенаправленному и активному захвату земель с помощью нелегального строительства — как в Хевроне, так и в других частях Иудеи и Самарии — арабскими организациями, щедро спонсируемыми Европейским союзом.

Несмотря на обращения организации «Регавим», занимающейся мониторингом ведущегося незаконно арабского строительства, достигшего в последние годы, благодаря поддержке ЕС, бешеных темпов, абсолютно ничего в этом направлении не предпринимается.

Эта откровенная расистская дискриминация евреев необходима министру обороны и поддержавшему его премьер-министру для того, чтобы продемонстрировать сопротивление расширению еврейского присутствия в Хевроне, и в целом в Иудее с Самарией. Аналогичная ситуация сложилась и на Храмовой горе, где евреям запрещают молиться и даже просто вносить на территорию самого святого места еврейской традиции религиозные атрибуты.

Ясно, что таким образом израильское правительство стремится снизить всплеск арабской ярости, взрывающейся беспорядками каждый раз, когда евреи пытаются защитить свои национальные интересы, а также уменьшить международное политическое давление на Израиль со стороны враждебных еврейскому государству политиков Запада, в первую очередь, команды президента США Барака Обамы.

Судя по недавнему заявлению посла США в Израиле Дана Шапиро на конференции Института исследований национальной безопасности (INSS), заявившего о якобы приоритетном отношении властей к еврейским правонарушителям по сравнению с арабскими, складывается ощущение, что уходящий американский президент, оказавшись на заключительном отрезке своего срока, решил нанести максимально возможный ущерб международной репутации еврейского государства, поддержав клеветнические обвинения, исходящие от ряда политиков Евросоюза.

Недаром именно при Обаме запрещенное прежде в США движение «Братьев-мусульман» (чьим филиалом в Израиле является ХАМАС) не просто стало законным, но и через Council on American–Islamic Relations (Совет по американо-исламским отношениям) и Muslim American Society (Мусульманский американский совет) даже ввело своих представителей в правительственный аппарат.

Вместе с тем, избранная правительством стратегия уступок ради снижения внешнего давления кажется отнюдь не оптимальной, наоборот, она лишь провоцирует его в еще большей степени.

В Палестинской автономии существует вопиющее законодательство, предполагающее смертную казнь в отношении тех, кто продаёт недвижимость евреям. Спекулятивные утверждения о том, что власти автономии на практике не применяют этот нацистский закон в последние годы, не отменяет его преступной сущности. Тем более, что трупы заподозренных в подобной продаже несчастных продавцов регулярно обнаруживают на свалках Иудее и Самарии.

Поэтому вместо того, чтобы тормозить попытки евреев укрепить свое присутствие даже в тех в местах, которые, подобно Хеврону и Храмовой горе в Иерусалиме, являются символами национального самосознания, израильскому правительству стоило бы привлечь внимание международного сообщества к абсолютной неприемлемости существования в автономии подобных законов.

Одновременно, реализуя рекомендации отчета покойного судьи Высшего суда справедливости Эдмонда Леви, правительству следовало бы устранить бюрократические проволочки, сопровождающие разрешение и утверждение заключаемых евреями сделок по недвижимости в Иудее и Самарии.

В нынешней же ситуации у поселенцев чаще всего нет шансов получить соответствующие разрешения у военных властей, поскольку, обратившись, они неизменно получают ответ вроде «сейчас это нежелательно». Политическому руководству, незаинтересованному в арабских беспорядках и давлении враждебных западных политиков, проще не давать развиваться своим законопослушным гражданам.

Поэтому лишь пойдя на нарушение порядка и громко заявив о приобретении дома, поселенцы имеют шанс с помощью общественного мнения инициировать процесс и в итоге добиться получения разрешений.

Таким образом, вселяясь в дом, хевронские евреи понимают, что правительство обязательно выселит их, обосновывая это отсутствием заверенных документов. Вместе с тем, скандал вокруг заселения и изгнания вынудит власти заняться рассмотрением бумаг и, в конце концов, приведет к получению нужных разрешений.

Неизбежность этой заведомо известной последовательности, требующей от еврейских жителей Хеврона проходить через унижения ради достижения абсолютно легитимной цели — развития собственной общины и укрепления присутствия в первой столице еврейского государства и втором по значению и святости городом после Иерусалима, печальна и возмутительна.

Еврейская традиция считает, что в Земле Израиля существуют три места, по поводу которых никто не может сказать, что их евреи захватили незаконно (Мидраш, Берешит Раба 79:7). Эти места, которые еврейские праотцы приобрели за деньги, получив на них полное право собственности. Речь идет о поле с находящейся на нем пещерой Махпела, которую Авраам купил у Эфрона-хетта за четыреста шекелей серебром (Брейшит 23:16), Храмовой горе, которую царь Давид приобрел у Орнана-евусея за шестьсот шекелей золотом (Диврей ха-Ямим, 1, 21:25) и земле, купленной Яаковом у детей Хамора — главы города Шхем за сто слитков (Иегошуа 24:32), на которой один из праотцeв раскинул свои шатры, а впоследствии был похоронен его сын Иосиф.

По мнению Любавичского ребе Менахема Менделя Шнеерсона, тот, кто владеет тремя этими святыми местами Израиля, владеет и всей Эрец-Исраэль. Сегодня ситуация состоит в том, что могила Иосифа фактически находится полностью во власти Палестинской автономии, право евреев на Меарат ха-Махпела непрерывно подвергается оспариванию и столь же эфемерен израильский суверенитет на Храмовой горе.

В свою очередь, около 20 лет назад знаменитый американский историк Дональд Каган написал культовое эссе «Наши интересы и наше достоинство» (Our Interests and Our Honor), утверждая, что «пренебрежение нематериальными активами во внешней политике государства противоречит историческому опыту и вдобавок нерационально». Другими словами, уступки в вопросах национального достоинства, продиктованные псевдопрагматическими соображениями, ведут нацию к краху.

Именно поэтому защита еврейских интересов в Хевроне и на Храмовой горе являются куда более важным фактором в борьбе Израиля за свое существование, нежели это представляется значительной части общества. Однако до тех пор, пока это не будет осознано, исправить положение не удастся.

Покупка отдельных домов не решит существующую проблему. Как не может решить ее и выдвижение требований к правительству, являющемуся на сегодня, возможно, наиболее дружелюбным по отношению к поселенческому проекту. Любое другое правительство будет симпатизировать ему гораздо меньше. Реальное улучшение ситуации станет возможным лишь с изменением отношения израильского мейнстрима к сложившейся проблеме.

Столь же важно, как приобретать дома в Хевроне, добиваться признания легитимности и важности поселенческой деятельности в глазах израильского общества. А для этого нужно преодолеть индоктринацию, которую на протяжении долгих лет проводят ангажированные израильские СМИ, значительный сегмент системы образования, юридические круги, псевдоинтеллектуальная элита и якобы правозащитные организации.

Словом, дезавуировать весь тот могучий аппарат крошечного, но крайне агрессивного и влиятельного левого меньшинства, используемый для продавливания своей доктрины, на острие которого находятся люди вроде Эзры Науи и другие откровенные преступники и враги еврейского государства.