Механика революций

13:55 2016-01-22 207 революция

Рейтинг 1/5, всего 20 голосов

Скоро будем праздновать 2 года со дня бегства Януковича. Кому-то это может показаться долгим периодом (ибо мало сделано за это время), кому-то невероятно коротким (ибо страна уже точно не та, что была, и темпы общественных изменений напоминают путешествие в машине времени).

Но и у тех, и у других не должно быть сомнений – мы в процессе. Часто слышны лозунги «незавершенная революция, революция продолжается», и это так. Но в чем заключается этот процесс? Следующий его этап? Что нас может ждать в ближайшем будущем?

В этой статье мы хотим предложить вам модель, описывающая сценарии, по которым происходят революции. Речь идет о описание сценария переворота, а именно процесса революции – быстрого преобразования общественного организма из одного в другой. Если образно, мы попытаемся проанализировать, что именно происходит в коконе после того, как гусеница уже перестала быть гусеницей, но еще не стала бабочкой. Процесс этот не одномоментный (в отличие от переворота), но также и не медленно эволюционный. Для самой гусеницы он может казаться и медленным (особенно, если гусеницы не терпится наконец полетать), и быстрым одновременно.

Любая модель является упрощением, но полезными являются те модели, которые позволяют спрогнозировать дальнейшие события. Модель можно считать валідною, если ее элементы отражают явления, которые повторяются. В нашем случае, речь пойдет об анализе исторических примеров великих революций (а украинскую революцию, по масштабу своего влияния на мировой порядок, несомненно можно считать большим) и их закономерностей, а также вариантов решений, которые в свое время стояли перед их агентами.

Предложенная модель концентрируется исключительно на взаимодействии элит внутри, «в коконе». Под элитами в этой статье мы понимаем группы, в руках которых концентрируется любая власть: политическая, экономическая, военная, религиозная, информационная и тому подобное.

В этой модели мы оставляем вне рассмотрения природу революций, их причины и поводы, структуру и мотивацию социальных групп, участвующих в этих процессах. Для сравнительного анализа американской (1776-1787), французская (1789-1804), российской (1917-1924) и украинской (2013-продолжается) нужно было бы писать книгу, а не статью – и, к счастью, такие книги уже написаны, поэтому можем опираться на их выводы.

В 1938 году впервые увидела свет книга американского ученого Крейна Бринтона «Анатомия революций». Впоследствии ее переиздавали несколько раз. Суть книги – определение четырех закономерных этапов революционного процесса, а именно:

  1.  Переворот и временная эйфория после момента насилия, крушения старого режима.

  2.  Легализация правительства и появление двоевластия: умеренные революционеры пытаются внедрить программу, которая привела к перевороту правовыми методами, и одновременно нейтрализовать влияние радикальных групп, которые недовольны темпом изменений.

  3.  Переворот радикалов, террор: рассудительный революционное правительство теряет власть в пользу радикалов в процессе второго переворота (как в октябре 1917 в России, или как во время переворота Робеспьера в 1793 во Франции); результат – быстрое физическое уничтожение любых противников революции, даже потенциальных.

  4.  «Термидор»: установка новой авторитарной власти, которая «наводит порядок» для реализации лозунгов революции, но по сути возвращает методы правления старого режима.

Эти четыре этапа развития революций отражают «органический» подход к анализу исторических процессов (условно «в коконе»). По логике исторического процесса, общественный организм должен пройти эти четыре этапа для того, чтобы процесс завершился, и «бабочка» взлетел в новой ипостаси. Но, признается сам автор концепции, не все революции проходят все этапы. Для нашей ситуации особенно интересным является случай, который Крейн Бринтон считает «аномальным», – а именно американский. В истории революции США приход радикалов к власти (третий этап) отсутствует! Почему? И хорошо это или плохо?

Для ответа на эти вопросы нам следует обратиться к радикально иного подхода к анализу революционных процессов – а именно к «акторного», то есть такого, который утверждает, что хотя, возможно, и существует определенная логика исторического развития общественного организма в целом, но решения, которые принимают единичные актеры («клетки» этого организма) в этой исторической игре, имеют значение для темпа и для траектории самой игры. В нашем случае, актерами в революционной игре есть политические элиты страны.

Любая смена политического режима приводит к перестановке актеров во властной матрицы. Меняется уровень доступа к рычагам влияния представителей различных групп интересов. Но, несмотря на жесткость политического переворота, если актеры остаются живыми, их интересы остаются актуальными, и во время легализации нового правительства и в процессе его деятельности (второй этап) они возвращаются в игру.

Мы рассматриваем элиты как слоящиеся революцией на четыре группы: новые радикалы, новые умеренные, старые умеренные, старые радикалы. (Здесь и в дальнейшем каждый рисунок является иллюстрацией предыдущих параграфов.)
1
Революция начинается с перехода власти в руки умеренных новых. Они не возникли внезапно, а является частью старой элиты, которая была наиболее подготовлена к взятию власти в условиях, когда старая власть снесена первой волной революции. Примерами умеренных новых есть Временное правительство Российской империи, Национальное собрание во Франции, а в нынешней Украине — политические лидеры, получившие власть после Майдана.

Остальные три группы:

  •  радикальные новые, которые требуют гораздо решительных изменений,
  •  умеренные старые, которые стремятся, насколько возможно, восстановить свой статус в новых условиях,
  •  радикальные старые, стремящихся тем или иным образом вернуть старый порядок, порой вплоть до готовности драться против революции с оружием в руках.

Как видно из рисунка, система несбалансирована — власть находится не в центре системы. Балансировка возможно провести двумя способами, что и формирует два сценария революции.

2

Позитивный сценарий начинается с атаки новой власти на радикальных старых, что представляют собой неотвратимую угрозу новому порядку.

3
Эта атака имеет два последствия. Во-первых, радикальные старые частично уничтожаются, частично под влиянием инстинкта самосохранения присоединяются к умеренным старых (которые осознают неотвратимость перемен и теперь ищут только способа как-то устроиться в новой системе), а незначительная остальные «непримиримых» маргинализируется и в дальнейшем не влияет на события.
4
Умеренные старые также претерпевают изменения: часть их убеждается в опасности пребывания в рядах защитников старого режима и продолжает свое будущее в рядах «партии власти» умеренных новых.

Но, разбив радикальных старых, новая власть на этом не останавливается, следующим шагом атакуя радикальных новых, требующих продолжения революции и, таким образом, грозят превратить ее в бесконечное. Как мы знаем, лучшие революции — это те, что быстро завершаются, и новые радикальные этом мешают.
5
В результате радикальные новые испытывают таких же потерь: частично истреблены, частично присоединены до умеренных новых, частично маргинализированы. Их радикальные требования становятся неактуальными, и возможно, их реализация откладывается надолго – до наступления следующей революционной ситуации (например, началу гражданской войны в США спустя более чем 70 лет после революционного переворота 1776 года).

В результате успешной «войны» с радикальными старыми и новыми радикальными, как видно на рисунке, «партия власти» становится достаточно большой, и это балансирует систему. За определенное время эта партия наделает ошибок, потеряет социальную поддержку и уступит на выборах другой партии, которую сформируют умеренные старые, что остались в оппозиции. За несколько десятков лет сформируется классическая двухпартийная система, что является основой демократии в некоторых развитых странах мира – наиболее показательно в США.
6
Но позитивный сценарий не является единственно возможным. Что будет, если новая власть (умеренные новые) решит «пройти между капельками» и избежать крайне необходимой атаки на радикальных старых (неважно, какие причины тому — личная нерешительность или наличии скрытых договоренностей)? Например, что будет, если французский король или русский царь и их ближайшие сторонники останутся в игре при новой власти?

Систему все равно надо сбалансировать. Другим выходом является «широкая коалиция» новых умеренных и умеренных старых.
7
Это позволяет восстановить баланс. Придется поделиться властью с частью умеренных старых, теперь система вроде бы стабильная. Часть умеренных старых присоединяется к «партии власти» открыто — ведь там возможностей гораздо больше, а бояться люстрации нет смысла. Но так же, чувствуя отсутствие угрозы, постепенно возвращается на арену часть радикальных старых.

Такое пренебрежение «идеалами революции» не воспринимается радикальными новыми. «За что погибали герои?» — спрашивают они. Радикальные новые переходят в наступление.
8
Две их мишени — это, конечно, радикальные старые, то есть открытые контрреволюционеры, но также и «предатели идеалов» — новая власть, умеренные новые. Видимость сотрудничества между старыми и новыми в умеренной коалиции приводит к еще большей радикализации и мобилизации организационного ресурса радикалов, с одной и со второй стороны. Появляются Парижская коммуна с одной стороны и отряды знати с другой, сеть советы и Красная гвардия с одной стороны и Белая гвардия с другой. Недавно легализован умеренное правительство терпит крах.
9
Центр системы быстро выжигается. Вчерашние умеренные революционеры становятся «врагами революции», «врагами народа». Радикальные старые приобщаются к уничтожению «партии власти», пытаясь таким образом освободить место для старого режима. В результате разворачивается гражданская война двух радикальных крыльев, или же устанавливается хаос, где не понятно, кто чего добивается. Если одна из сил все-таки побеждает – а в случае и Франции, и России победа была за революционерами, то устанавливается жесткая диктатура, которая ґільйотиною или другими средствами физически уничтожает всех, кого можно считать потенциальной угрозой делу революции.
91
От гражданской войны и террора страдают в первую очередь крупные социальные группы, которые никоим образом не относятся к элит. Они будут рады в любом порядке, и запрос на новый порядок всегда находит ответ. На арене появляется сильный лидер, вроде Наполеона или Сталина, что полностью меняет повестку дня. Неважно, пользуется ли он «революционной» терминологии или нет, — в любом случае, к революционным идеалам он не имеет никакого отношения.

92

Конечно, предложенная модель, как мы уже отмечали, является значительным упрощением, но она позволяет объяснить общими очертаниями ряд известных исторических примеров. И главное, предложить нынешним политикам понимание возможных сценариев последующих событий для избрания верных шагов.

Если упростить: от активности и видимости борьбы сегодняшней умеренной украинской элиты (которая состоит как из умеренных новых, так и из умеренных старых) с проявлениями экстремизма зависит, наша революция пройдет по американскому сценарию, то есть без террора, во французско-российском. В первую очередь, нужна полная люстрация старых. Чем дольше с этим процессом затягивать, тем больше накапливается организационный ресурс радикально настроенных революционеров (условно – наших Робеспьеров и Ленинов).

Прямая борьба умеренной правящей элиты с радикалами революции будет иметь обратный эффект – они лишь будут мобилизовываться (как и видим в ситуациях с Укропом и Правым Сектором) и становиться все более опасными для новой умеренной власти. Следует устранить поводы для их недовольства, а не их самих.
93
Сегодня украинская властная элита стоит перед выбором исторического масштаба. Логика революционного процесса указывает на то, что 2016 год действительно будет переломным (как это и повторяют украинские политики). Пойдем ли мы по пути США – без второго переворота и террора, прямо к установлению демократии? Или повторим путь французов и русских, которые во имя гуманности и сохранения институциональной памяти оставили рудименты старого режима при власти и, таким образом, позволили их революциям сожрать своих собственных детей.


Вдова Вороненкова на девятый день даст концерт в подвенечном платье
Вдова Вороненкова на девятый день даст концерт в подвенечном платье
21:23 2017-03-28 7

Максакова отменит концерт в Киеве, если так скажет священник
Максакова отменит концерт в Киеве, если так скажет священник
13:22 2017-03-28 136

Максакова даст концерт в Киеве только с благословения священника
Максакова даст концерт в Киеве только с благословения священника
13:22 2017-03-28 43

Глава МИД Британии отменил визит в Москву
06:17 2017-03-28 10

Глава британского МИД отложил поездку в Москву
20:16 2017-03-27 12

Истребители НАТО отработают полеты над Эстонией
10:16 2017-03-27 15

Иран ввел санкции против 15 фирм США
16:16 2017-03-26 14

В РФ удивлены и разочарованы новыми санкциями от США
14:17 2017-03-26 24

В Болгарии проходят досрочные парламентские выборы
12:16 2017-03-26 11

США ввели санкции против восьми компаний России
04:15 2017-03-26 18